Уроки трагедии

Редакционная статья

Уроки трагедии

Произошедшая трагедия на шахте имени Ленина в Шахтинске и последовавшие за ней забастовки шахтеров и металлургов АО «Миттал Стил Темиртау» не оставили равнодушными никого в стране. На месте трагедии побывали представители правительства и владелец АО «Миттал Стил Темиртау», по поводу произошедшего высказались представители практически всех партий страны – от оппозиции до «Отана». Не остались в стороне и рядовые граждане, которые готовы были поддержать бастующих шахтеров материально. Страницы казахстанских интернет-сайтов пестрели вопросами о том, куда направить деньги для поддержки шахтеров.

4 октября конфликт между иностранным инвестором и бастующими металлургами и шахтерами вроде был урегулирован. Шахтерам пообещали повышение зарплаты на 20%, металлургам – на 30%. Государственная комиссия назвала виновных в аварии на шахте, трое подозреваемых задержаны. Вроде бы все точки над «i» расставлены. Однако не покидает ощущение, что все происходящее власть, как и в 2004 году, когда на шахте «Шахтинская» случилась подобная трагедия, унесшая 23 жизни, попытается представить как отдельный частный случай, как преступную халатность отдельных сотрудников предприятия. Между тем очевидно, что произошедшее имеет более глубокие системные корни. И именно хроническая неспособность власти решать конфликты, как говорили раньше, между трудом и капиталом на протяжении многих лет стала одной из основных причин трагедии.

Собственно, ни для кого не было секретом, что конфликт возник отнюдь не 20 сентября. Ему как минимум три года. Об этом знали и правительство, и депутаты парламента. Сейчас проще всего свести его к банальному выбиванию повышенной заработной платы. Однако это – лишь часть проблемы, причем самая незначительная. Это – не конфликт, точнее, не только конфликт в АО «Миттал Стил Темиртау». Такая ситуация характерна для сферы трудовых отношений всего Казахстана. Авария в Шахтинске – лишь квинтэссенция этого положения. Конфликт имеет, как уже было сказано раньше, более глубокие системные корни и заключается в объективных противоречиях между интересами наемных работников и работодателей. Работодатель стремится минимизировать издержки всеми способами для получения максимальной прибыли, работник – получать достойную оплату и безопасные и комфортные условия труда.

В объективном конфликте интересов работодателей и наемных работников именно государство должно выступать арбитром. Причем справедливым. Похвально стремление создать привлекательный инвестиционный климат в стране. Хотя, по мнению отечественных бизнесменов, для иностранных инвесторов сделано уже предостаточно. Как шутят налоговики, коэффициент налоговой нагрузки у «Миттал Стил Темиртау» стремится к нулю, а точнее – 2,4%, что является наименьшим значением в ряду прочих. Кроме того, на компанию не распространяется юрисдикция местных государственных органов. Словом, инвестор всесторонне окружен вниманием власти. Но помимо защиты иностранных инвесторов государство не должно забывать и о своих родных гражданах, о защите их интересов и, более того, об их безопасности, поскольку это его прямая обязанность.

Профсоюзы же в нашем обществе еще не являются той силой, которая на равных могла бы вести диалог как с работодателем, так и с правительством. Существующее законодательство никак не определяет права и обязанности тред-юнионов как самостоятельных, реальных объединений. А ведь именно им государство могло бы делегировать часть своих функций по защите работника, как это делается во всем мире. Взять хотя бы инспекторов по труду. Сегодня на 35 госинспекторов в Карагандинской области приходится 11 тысяч предприятий. В таком соотношении изначально заложена недееспособность этой структуры. Общественным же профсоюзным инспекторам, которые работают на конкретном предприятии и видят все недостатки, полномочий никаких не дано. Государство должно определить четкие и ясные на паритетной основе правила игры для работников и работодателей. Отсутствие этих самых правил как раз и порождает конфликт интересов, перерастающий в стихийный бунт.

Более того, случай с шахтерами показателен, но он не единственный. Можно говорить о том, что власть так и не научилась решать трудовые конфликты в изменившихся экономических условиях. Спору нет, аварии происходили на опасных производствах и в советское время, но тогда, как метко отметил лидер профсоюза угольщиков «Коргау» Вячеслав Сидоров, у рабочих изначально была другая психологическая доминанта. Они готовы были терпеть, поскольку это надо было родине. В отношении же хозяина-капиталиста, в частности Лакшми Миттала, люди терпеть не готовы и не хотят. Поэтому в такой ситуации крайне важна роль государства, которое во всех развитых странах выступает арбитром между интересами работодателей и работников, особенно на опасных производствах, четко понимая, что, кроме процентов роста ВВП, главная его задача – обеспечение безопасности собственных граждан, защита их интересов, в том числе и материальных, а следовательно, и безопасности страны в целом. Поскольку конфликты, подобные шахтинскому, могут привести к непредсказуемым последствиям, как социальным, так и политическим. Извлечет ли власть из произшедшего уроки – покажет время. Нам очень хотелось бы надеяться. Поскольку это важно не только гражданам, стране в целом, но и прежде всего самой власти. Хотя бы из инстинкта самосохранения.