Трансформер, который не действует

Сверхликвидность в банковском секторе порождена не безрассудностью финансовых институтов, которые привлекают денег больше, чем могут разместить, а системными проблемами казахстанской экономики – ее реальный сектор все еще находится в зачаточном состоянии

Трансформер, который не действует

Ни в одном личном хозяйстве (читай – семье) никогда не бывает лишних денег. А в казахстанской экономике, которая тоже чем не хозяйство, они есть. За последние два года, когда начали расти цены на экспортное сырье, экономическое развитие приобрело устойчиво стабильный характер, банки стали занимать на внешних рынках капитала все больше etc, вопрос «излишков» несколько обострился и даже приобрел очертания проблемы.

От низкой ликвидности мы успешно ушли (но нельзя этого сказать обо всех финансовых институтах) – избыточная ликвидность присуща практически всему финансовому сектору. Однако сверхликвидность многолика. Например, пенсионные фонды и страховые компании сталкиваются с тем, что они, располагая громадными средствами, не имеют адекватной возможности их инвестирования. Что касается сверхликвидности в банковском секторе, то ее наличие свидетельствует о том, что кредитные организации не так быстро размещают свои ресурсы на кредитном рынке, как того хотелось бы.

По данным Агентства финансового надзора, по состоянию на 1 сентября 2006 года уровень ликвидности банковской системы сохранялся на избыточном уровне. Сводный коэффициент текущей ликвидности составил 1,415 (месяцем раньше – 1,298) при минимальной норме для отдельного банка 0,3, коэффициент краткосрочной ликвидности – 1,038 (1,078) при минимальной величине – 0,5%.

И хотя многие эксперты полагают, что избыточная банковская ликвидность менее проблематична, нежели любая другая, тем не менее она имеет не только положительные, но и отрицательные стороны.

Взять легко, разместить трудно

Ликвидность – это легкость и скорость, с которой финансовый инструмент может быть превращен в наличные деньги без потерь. В качестве таких инструментов расцениваются остатки на корреспондентских счетах кредитных организаций, их депозиты в Национальном банке РК, их задолженность по операциям обратного РЕПО и по нотам Нацбанка. Как показывает казахстанская практика, самой значительной составляющей избыточной ликвидности являются остатки на корреспондентских счетах. Логика подобной тактики следующая: высокие остатки необходимы в силу наличия потенциального риска потери ликвидности, а также из-за необходимости проведения текущих платежей. На самом же деле именно отсутствие возможностей для экстренного расширения заимствований банковским сектором и вынуждает их держать солидные суммы на корреспондентских счетах «на всякий случай».

Сверхликвидность также очень часто обусловлена ограниченными возможностями банка по размещению новых привлеченных средств либо тем, что существует некоторый временной лаг между получением денежных средств клиентами банков и поиском их эффективных вложений.

Так какова же первопричина высокой ликвидности? Безусловно, это активные внешние заимствования казахстанскими банками. Их совокупная сумма обязательств перед нерезидентами на 1 августа составила 2,445 трлн тенге (в общем объеме обязательств – 47,8%). Однако на избыточную ликвидность в банковском секторе оказывает влияние и высокий рост денежной массы, которую страна не успевает освоить: увеличиваются экспортные доходы, растет заработная плата.

Проблематичные финансы

Казахстанские банки первого эшелона уже давно не варятся в собственном соку, привлекая деньги лишь под депозитные программы. Они, получив возможность занимать средства за рубежом, перешли на качественно иную ступень своего развития: растут активы, расширяется клиентская база, повышается их устойчивость. Если бы банки, как и прежде, работали лишь с внутренними источниками заимствования, то их ресурсная база ограничивалась бы суммой порядка 3 трлн тенге. Сегодня же, с учетом внешних займов, она составляет порядка 5 трлн тенге.

Активное привлечение иностранных синдицированных кредитов, а также средств на долговых рынках дает преимущества и отечественной экономике. От предложения денег зависят темпы экономического роста. По итогам первого полугодия 2006 года объем кредитов банков экономике составил 3,6 трлн тенге, увеличившись по отношению к ВВП до 40,7%.

Наряду с этим сверхликвидность в банковском секторе имеет негативные последствия как для самой системы, так и для макроэкономики.

Механизм влияния на экономику достаточно прост. В страну идет дополнительный поток валюты из-за рубежа, затем он конвертируется в тенге, и тенговая ликвидность приводит к тому, что возникает инфляционное давление. Высокая инфляция в свою очередь чревата обесценением национальных сбережений, замедлением темпов экономического роста, чрезмерной дифференциацией населения по доходам, усилением оттока капитала и даже нарастанием проблем в банковской сфере.

Влияние сверхликвидности на саму банковскую систему тоже небезобидно. Во-первых, и это отмечают аналитики практически всех международных рейтинговых агентств, рост внешних заимствований связан с увеличением системных рисков: это и валютный риск, и страновой, и риск рефинансирования. Увеличение в совокупных пассивах банковской системы доли средств, привлеченных от иностранных контрагентов, безусловно, ведет к зависимости общего состояния казахстанской банковской системы от функционирования мировых финансовых рынков. Во-вторых, банки, имея временно свободные деньги, в условиях обостряющейся конкурентной борьбы стремятся как можно быстрее разместить привлеченные средства, что приводит к снижению квалификационных требований для заемщиков. Конечно, этот фактор влияет на увеличение банковских рисков по невозврату кредитов.

Что делать?

Считается, что проблема сверхликвидности должна решаться каждым банком самостоятельно. Первоначальное правило, когда только для казахстанских банков начиналась эра внешнего заимствования «бери, сколько можешь», уже, по идее, должно модифицироваться. Теперь нужно брать столько, сколько можешь разместить на рынке. Речь идет об эффективной политике управления активами и пассивами в банках.

Но не все так просто. Многие банки, в особенности крупные, уже основательно подсели на иглу заимствований, нуждаясь в постоянном рефинансировании своих долгов, поскольку длина внешних кредитов гораздо короче длины внутреннего кредитования. И хотя за последние три года значительно увеличились сроки предоставления средств синдикатами банков с полугода до трех лет, а сроки заимствования посредством еврооблигаций уже достигают десятилетнего периода, проблема рефинансирования стоит все так же остро. Кроме того, казахстанские банки по-прежнему заинтересованы в привлечении внешних займов еще и потому, что те являются источником наиболее дешевых средств.

Наиболее радикальный способ борьбы со сверхликвидностью – внедрение ограничительных инструментов для зарубежных заимствований. Именно его избрали АФН и Национальный банк. Они ужесточают пруденциальные нормативы банков в части объемов краткосрочных внешних займов от нерезидентов, минимальных резервных требований, лимитов валютной позиции, вводят новые коэффициенты по валютной ликвидности. Участники рынка практически не сомневаются в необходимости данных мер, но при этом многие из них уверены, что снизить рост денежной массы только за счет ограничений для банков вряд ли получится, поскольку за рубежом активно заимствуют и казахстанские компании. Накопление ликвидности в банковском секторе формируется во многом потому, что банки являются единственными наиболее развитыми проводниками финансовых потоков в стране.

Снизить избыточную ликвидность нельзя только за счет монетарных факторов. Куда важнее для страны устранить барьеры на пути инвестиционного прогресса реальной экономики. Ссудный портфель банков к ВВП постоянно увеличивается, но проблема трансформации денежных потоков в инвестиции довольно ощутима. В Казахстане динамично развивается сырьевой сектор, рост же реальной экономики от него значительно отстает.

Среди основных проблем, препятствующих повышению инвестиционной привлекательности казахстанской экономики, эксперты выделяют недостаточно действенную систему раскрытия информации, непроработанность сферы регулирования интегрированных бизнес-структур (холдингов) в части прозрачности движения активов, процедур принятия решений, а также слабую защиту интересов собственников компаний от противоправного захвата, связанную с неэффективностью судебного контроля, и т.д. Понятно, что решение этих вопросов входит в компетенцию не банковского сообщества, а правительства.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики