Искусство общения

Искусство общения

С момента придания казахскому языку статуса государственного прошло девять лет – закон «О языках» был принят в 1997 году. Русский остался языком межнационального общения. Дискуссии о языках к нынешнему времени должны были бы иссякнуть, а большая часть населения овладеть государственным. Однако этого не произошло: и не овладели, и споры не утихли, а даже несколько обострились в связи с объявленными правительством планами совершенствования языковой госполитики и переводом казахского языка на латиницу.

Почему, переезжая в Германию или англоязычные страны, наши соотечественники да и вообще выходцы из республик бывшего Союза, через год-два говорят на немецком или английском? И почему в Казахстане не только русские, составляющие 30% населения страны, но и многие граждане коренной национальности не говорят по-казахски? Причина, лежащая на поверхности, – в этом нет жизненно важной необходимости: ведь и так все друг друга понимают. Казахстанские власти, учитывая деликатность проблемы, не пошли по пути прибалтийских стран, где некоренное население было поставлено в жесткие условия: или учи язык, или уезжай. В постсоветских государствах, где преобладает мононация, таких как Узбекистан, Таджикистан, Азербайджан, Армения, Грузия, языковой проблемы изначально не возникло. Другое дело в Казахстане, где сосуществуют более 130 наций и народностей, большую часть из которых можно отнести к русскоязычным. Нельзя было с наскоку решать эту проблему, загнав русский на кухни – для домашнего общения, как хотели бы того некоторые горячие головы, считающие, что функционирование русского языка наряду с государственным затрудняет развитие казахского языка и грозит чуть ли не манкуртизмом. Ведь не утратили казахи за 70 лет советской власти ни своего языка, ни народных традиций, как не мешает английский язык в США многочисленным национальным диаспорам сохранить свою культуру и родной язык.

Основной принцип, избранный властями – постепенность и последовательность – вполне понятен. Непонятно другое: каким образом, пусть даже и постепенно, некоренному населению, особенно русским, выучить казахский язык? Если речь идет о ребенке, то его можно записать в казахский садик, затем в казахскую школу или, как сделал мой знакомый, русскоязычный казах, – отправить сына на все лето в аул к своей бабушке. К осени мальчик говорил на таком чистом языке и употреблял такие сочные народные обороты, что его родители, горожане в третьем поколении, с трудом могли его понять.

Что делать взрослым в отсутствие отработанных методик обучения языку и хороших учебников, современных, а не раритетных, сохранившихся с советских времен? Главный принцип изучения любой науки, а равно и любого иностранного языка – от простого к сложному. А как обучают казахскому в детском саду? Недавно 6-летней дочери моей подруги на дом задали прочитать и перевести казахский текст объемом в страницу и выучить 20 слов, таких как «табун», «сбруя», «уздечка» и т.п. Речь в рассказе, как вы, наверное, догадались, шла о лошадях. Но ведь ребенку трудно воспринимать такие слова даже на родном языке. Уместно вновь обратиться к опыту зарубежных стран, где созданы все условия для изучения языка эмигрантами. Конечно, можно нанять репетитора по казахскому, но не у всех есть такая возможность, это первое препятствие, второе – отсутствие профессионалов, гарантирующих хорошее освоение языка.

Неправильно было бы огульно обвинять русскоязычных в высокомерном нежелании изучать государственный язык. Я допускаю, что такое отношение у некоторой части русских действительно есть, но все-таки определяющим является половинчатость действий властей. Пора от деклараций перейти к делу и создать условия для изучения государственного языка.

Сейчас правительство вновь вернулось к этой проблеме и обозначило программу развития госполитики в языковой сфере на 2007 год. Она включает «перевод делопроизводства на госязык, стимулирование госслужащих неказахской национальности, знающих язык, поддержку объектов образования в изучении языка, по созданию учебников, методик и подготовки специалистов, развитие терминологической и технологической базы казахского языка». Очень грамотные положения, но не останутся ли они вновь на бумаге? И хотелось бы сказать несколько слов о переводе делопроизводства на казахский язык. Не логичнее ли сначала создать условия для изучения языка некоренными жителями, а потом уже переходить к следующему этапу, то есть вводить делопроизводство на госязыке? В южных областях, где преобладает казахскоязычное население, это уже давно сделали. Для регионов с преобладанием русскоязычного населения можно было бы отодвинуть эти сроки. Кстати, почти 2/3 служащих госорганов Астаны, по данным управления по развитию языков администрации столицы, пока не готовы вести делопроизводство на казахском языке.

Наконец, поставлена точка в дискуссиях о том, переводить казахский язык на арабскую графику или латиницу. Победили, если можно так выразиться, «западники»: выбор сделан в пользу латинского алфавита. То есть здесь Казахстан пошел вслед за Азербайджаном, Узбекистаном и Туркменией. А также обозначил приоритет: важнейшим для нас отныне является английский язык, незнание которого, очевидно, затрудняет нам интеграцию в мировое сообщество. Впрочем, с English у нас как раз все обстоит хорошо: языковые вузы и колледжи есть теперь даже в селе, а некоторые чиновники и бизнесмены независимо от национальности знают его гораздо лучше, нежели родной.

Трудности перевода на латиницу прежде всего связаны с финансированием – таково общее мнение. Ведь придется перепечатывать все, написанное по-казахски, – от книг, газет, журналов до последнего бланка и вывески. Учреждениям нужно будет менять всю оргтехнику, потому что существующие клавиатуры с латиницей не смогут передать специфических казахских звуков. Вряд ли смогут перейти на латиницу люди даже не пожилые – им это точно не под силу, а среднего возраста. Так мы рискуем потерять наиболее опытный и профессиональный человеческий ресурс. Впрочем, когда речь идет о так называемом прогрессе, жертвовали и большим.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее