Чем дальше в L.E.S, тем ближе…

Отечественные бизнесмены работают над реализацией креативного кластера в Казахстане

Алим Сайлыбаев (слева) и Нурлан Ахметгалиев гармонично вписались в креативное пространство
Алим Сайлыбаев (слева) и Нурлан Ахметгалиев гармонично вписались в креативное пространство

После прошлогодней панельной дискуссии по созданию первого арт-кластера в Алматы, проведенной фондом Almadeniet, не утихают страсти в кругу арт-менеджеров, художников и предпринимателей. И хотя обсуждение выявило больше проблем, связанных с коммерческой отдачей, поиском помещения, недостатком человеческих и финансовых ресурсов, нежели путей реализации идеи, она (идея) продолжает витать в воздухе и будоражить умы.

Например, перед бизнесменом, торговавшим спортивным оборудованием, ныне директором социального клуба Battler Нурланом Ахметгалиевым и бизнес-консультантом, учредителем алматинского клуба бизнес-ангелов Алимом Сайлыбаевым она открыла новые перспективы. Познакомившись на упомянутой панельной дискуссии, Нурлан и Алим решили действовать сообща. На роль арт-директора они пригласили поэтессу и музыканта Марию Вильковискую, до этого уже имевшую опыт работы в ивент-агентстве и хорошо знающую творческую среду Алматы. Институциональной и материальной базой для реализации идеи стал социальный клуб Battler. За год идея арт-кластера преобразовалась в идею креативного кластера. Как поясняют бизнесмены, креативный кластер — более широкое понятие, чем арт-кластер, это экономическая модель, совокупность предприятий креативных индустрий, собранных в одном месте и пользующихся общими ресурсами. А сам клуб из фитнес-центра превратился в площадку для культурных событий, выставок и популярных тренингов. Недавно на базе этой площадки открылось Пространство L.E.S (Local Experimental Society), соединившее в себе коворкинг-центр, фонд культурных инноваций, мастерские для художников и архитекторов, образовательный центр, сервисы для стартапов и антикафе. Этот проект призван воплотить в себе идею первого в Казахстане креативного кластера. В проекте у создателей L.E.S — расширение и переезд в новое помещение, поскольку пространство социального клуба в скором будущем вряд ли сможет сочетать одновременно столько опций. Пока же практикуется их чередование: коворкинг работает днем, а вечером проходят дискуссии, лекции и тренинги. Нурлан Ахметгалиев и Алим Сайлыбаев рассказали «Эксперту Казахстан» о своем проекте.

Общие ресурсы

— Как вы перешли от бизнеса на спортивных товарах и социально-спортивного клуба к созданию креативного кластера?

Нурлан Ахметгалиев: На это меня во многом подвинул Алим своим докладом об арт-кластере на панельной дискуссии, организованной фондом Almadeniet. Там мы с ним и познакомились.

Алим Сайлыбаев:  Мы подошли к этой теме с разных сторон. У Нурлана уже была своя институция, и на протяжении двух лет он создавал экспериментальную площадку для моделирования новых социальных отношений.

Н.А.: В нашем клубе был разработан набор курсов и тренингов, которые носили не только спортивный, но и социальный характер. Например такие, как школа семьи или школа самообороны. Школа семьи ставила задачу научить людей, как в нашем обществе можно создавать новые современные семьи, которые бы не разрушались через какое-то время. Школа выживания или самозащиты обучала самообороне, выживанию в экстремальных ситуациях и юридической грамотности. Работала и школа продления жизни, отвечающая за отдых, питание, сон, активную физическую деятельность, но не на тренажерах, а по биомеханическим законам тела. В идее креативного кластера я увидел недостающее звено, которое бы к нашим социальным программам добавило импульс творческого движения и открыло новые бизнес-горизонты.

— Что имеется в виду под определением креативного кластера как экономической модели и совокупности индустрий?

А.С.: Кластер — совокупность предприятий, расположенных в одном месте и являющихся по отношению друг к другу звеньями в цепочке добавленной стоимости. В стране были попытки создания производственных кластеров в сельском хозяйстве и добывающей промышленности. У нас тоже собраны предприятия, которые будут друг другу и партнерами, и конкурентами. Конкурентное партнерство пользуется общими ресурсами. Фактор ограниченности ресурсов не должен влиять на бизнес. Нельзя, чтобы какие-то компании брали верх и устанавливали монополию на интеллектуальные или материальные ресурсы. Ты можешь поступиться доходом, но благодаря этому выживут все. Например, можно поделиться клиентами. Допустим, у тебя большая клиентская база, и тебе не хватает ресурсов и времени на то, чтобы выполнить все заказы; тогда ты отдаешь часть их конкуренту. В следующий раз, когда у него будет похожая ситуация, он поделится заказами с тобой.

— А как же стремление к расширению производства и бизнеса?

— Бесконечно расширяться нельзя. Наша планета маленькая, ресурсы ограниченны. Надо делиться.

Бизнес-ангелы

— Существует еще тактика занятия ниши на рынке…

Н.А.: Есть такие бизнесмены, которые начинают раздвигать нишу, ломая цены. В нашем тренинговом центре конкурентное сотрудничество заключается в том, что мы зовем к себе тренеров из других тренинговых центров на программы, которых у нас нет, но они — одновекторные с нашим направлением. Наши клиенты получают нового тренера, мы — дополнительный доход, а тренер — наших клиентов. Так мы расширяемся. Кластер — площадка, где мы хотели бы собрать людей, готовых к сотрудничеству, готовых делиться. Это выгодно всем. Когда регулярно покупаешь сухофрукты на Зеленом базаре, торговцы всегда наперебой предлагают свой товар. Но вы знаете место, где выгоднее купить, где можно договориться. Также мне, как клиенту, удобно приходить и в креативный кластер: образно говоря, покупать товар там и продавать. Если вдруг у кого-то не хватает кураги, он возьмет ее у соседа.

А.С.: То, что мы реализуем сейчас — модель для большого кластера. Мы отрабатываем бизнес-процесс и внутренние отношения. Затем мы продолжим расти дальше. Сейчас наши клиенты — ребята, которые будут работать в коворкинге. Для них мы разработали программу «бизнес-инкубатора», куда хотим приглашать предпринимателей с идеями и бизнес-проектами, которые мы им будем помогать оформлять, делать экспертизу, а также привлекать финансирование из государственных и частных средств. Они получат стартовый капитал для ведения бизнеса на льготных условиях и будут размещены в нашем бизнес-инкубаторе. Успешным стартаперам мы предлагаем площадку и среду для развития. У нас уже есть на примете несколько интересных проектов. И они не окажутся одинокими, а будут находиться у нас в центре, где есть доступ к разным компетенциям. Мы тоже в доле и заинтересованы в реализации этих проектов.

Н.А.: Мы осуществляем юридическое, бухгалтерское, маркетинговое, финансовое и информационное сопровождение. К этому надо добавить три этапа финансирования: до трехсот тысяч тенге, до трех миллионов тенге и свыше трех миллионов. У нас есть разные источники финансирования. Клуб бизнес-ангелов, учредителем которого является Алим, предназначен для инвестирования в крупные проекты. Небольшие, до трехсот тысяч тенге, мы можем финансировать сами. Алим — сертифицированный бизнес-консультант от фонда развития предпринимательства «Даму». Прошедшие у него подготовку получают возможность финансирования по линии «Даму».

А.С.: «Клуб бизнес-ангелов» — обычный термин в инвестиционном мире. Это частные инвесторы, финансирующие бизнес на этапе становления. Стартапы во всем мире финансируются по большей части бизнес-ангелами. Они — единственные, кто делит ответственность за риск нового бизнеса. Венчурные фонды финансируют уже на стадии роста. Поскольку это институциональные инвесторы, они не вкладываются в такие рискованные предприятия, как стартап. Поэтому на стадии формирования, старта предприятия на 80–90 процентов финансируются бизнес-ангелами. В нашем случае фонд «Даму» выступает таким бизнес-ангелом, инвестируя госсредства. В «Даму» запущена грантовая программа до трех миллионов тенге для проектов начинающих предпринимателей и проектов, несущих в себе новизну и инновационность. Мы не имеем отношения к принятию решения о выделении средств. Есть своя отборочная комиссия при акимате, своя стратегия и программы. Наша задача — повышать качество заявок. Несколько лет я работал менеджером по грантовым программам и знаю, что практически все доноры испытывают одну проблему — плохое качество заявок. Мы повышаем качество заявок, тем самым увеличивая вероятность получения гранта, и снижаем риски для донора. В этом у нас с «Даму» есть понимание: у них имеются ресурсы, мы же будем выступать в качестве их провайдеров. Мы консультируем после получения средств, ведем проект дальше. Стоимость нашего участия зависит от размеров проекта и начинается от 10 процентов. Если очень интересный проект, мы можем инвестировать время. Естественно, будет устроен конкурс проектов: мы станем отбирать наиболее интересные и реалистичные.

[inc pk='1068' service='media']

Инвестировать в продукт

— Чем ваша деятельность отличается от обычного консалтинга?

А.С.: Клуб бизнес-ангелов — нечто принципиально новое, чего до этого на рынке было мало. Такие клубы существуют во всех развитых странах, где налажены инновационные процессы. Это площадка, на которой мы сводим стартапы предпринимателей и инвесторов. Как правило, инвесторы — это состоявшиеся бизнесмены, и с ними надо разговаривать на языке бизнеса. Начинающие ребята плохо разбираются в бизнесе и не могут толком объяснить, что у них за проект. Они могут быть учеными, артистами, социальщиками, при этом плохо выражают свою идею на языке бизнеса. Мы помогаем составить бизнес-план, объясняем, как провести презентацию, обучаем работе с инвесторами. В течение трех-пяти месяцев готовим проект для финансирования: снимаем видео, проводим презентацию и делаем финансовый анализ. Также мы учим бизнес-ангелов работать с начинающими предпринимателями: как оценивать их проекты и как инвестировать. Но мы не принимаем решений за них. Инвестор должен сделать это самостоятельно. Мы только даем предварительную оценку. Когда инвестор и начинающий бизнесмен сходятся, мы помогаем составить договор. Они учреждают ТОО, где у каждой из сторон есть своя доля, которая может варьироваться. Мы, в свою очередь, стремимся к тому, чтобы было поровну, 50 на 50…

— Реализованы ли уже какие-то проекты?

Н.А.: Пока нет, но у нас есть бизнес-ангелы, которые хотят инвестировать. Мы встречаемся с ними с весны. Бизнес-ангелы имеют определенный склад мышления. У нас мало настоящих предпринимателей. Речь идет о тех предпринимателях, которые самостоятельно подняли свое дело и прошли через ад становления бизнеса. Большинство сидят на советских активах, стригут купоны и считают себя предпринимателями; скупают или строят недвижимость и сдают ее в аренду. Эти люди — не предприниматели. Они не любят рисковать. Им проще купить замок где-нибудь в Англии. Мы же работаем с теми, кому под 50 лет, и они хотят начать что-то новое, кому-то помочь. Это могут быть профессионалы, которые вышли на пенсию, скопили небольшой капитал и хотели бы его инвестировать. Мы помогаем оценивать и инвестировать, а также готовить стратегию выхода из проекта с фиксацией прибыли.

— Какова ситуация в отечественном бизнесе? В чем его основные проблемы?

А.С.: Я заметил, что наши предприятия фактически не растут. Вырастают единицы, но нет массового роста. Средние предприятия не вырастают в крупные, а малые — в средние. В основе крупных предприятий лежат еще советские активы. Институт предпринимательства у нас очень молодой. В основном предприниматели формируются на вещевых рынках. У нас фактически нет бизнес-школ для начинающих предпринимателей. В массе своей наши бизнесмены занимаются перепродажей и останавливаются на этом уровне. Успешных примеров мало. Люди хотели бы расти, но не знают — как. У нас не развита культура работы с консультантами. Большинство уверено, что и так все знают. Основная проблема — бизнес-неграмотность. Все остальные барьеры только выглядят таковыми. С ними можно бороться: и с недостатками законодательства, и с коррупцией. Здесь есть свои подходы и приемы. Надо только захотеть этому научиться.

Н.А.: Деньги на рынке никуда не делись, их достаточно. Люди не знают, как их сохранить, куда вложить. Цены на недвижимость, как видите, не падают, потому что в нее продолжают вкладывать. Это  как купить драгоценные камни или золото. Но деньги можно сохранить и в бизнесе, в технологиях и интеллектуальном продукте. Тем, у кого есть идеи и творческий потенциал, пора понять, что хватит работать «на дядю», надо использовать свою креативность и реализовываться самостоятельно.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?