Особенности национального мздоимства

Особенности национального мздоимства

На днях международная организация по борьбе с коррупцией Transparency International опубликовала результаты очередного ежегодного исследования индекса восприятия коррупции (ИВК) в разных странах. Казахстан в очередной раз оказался ближе к концу списка (т.е. в числе тех государств, где данная проблема стоит особенно остро), что, впрочем, неудивительно и возражений не вызывает. В том, что коррупция в нашей стране цветет буйным цветом, никто и не сомневался, а ИВК – показатель хоть и относительный, но в целом отражающий реальную картину и доверия заслуживающий. Что в этой ситуации огорчает? А почти ничего! Кто ж на правду-то обижается? Несколько смущает, правда, тот факт, что нашими ближайшими соседями по списку оказались такие государства, как Парагвай, Йемен и Замбия, зато можно утешиться тем, что у половины сотоварищей по СНГ дела обстоят еще хуже…

Ну да что нам, по большому счету, до других? Судя по отчетам Transparency International, ситуация с коррупцией в Казахстане, в отличие, к примеру, от той же России, в последние годы не ухудшалась, даже наоборот, наметились некоторые положительные сдвиги, хотя и довольно незначительные, и чем вызванные – непонятно. О какой уж активной борьбе с коррупцией можно говорить в государстве, которое даже соответствующую конвенцию уже который год ратифицировать не может? В общем, несмотря на достигнутые успехи, гордиться пока особо нечем.

Вообще же о коррупции и борьбе с нею можно рассуждать до языковых мозолей и при этом не только ни к чему не прийти, но и ничего нового не сказать. Степень запущенности ситуации очевидна, равно как и невозможность решить ее быстро и навсегда. Данная проблема и во всем мире считается неразрешимой, только вот одни страны пытаются по мере возможности ей противостоять (и небезуспешно, надо заметить), в то время как другие предпочитают приспособиться. Оно и понятно, когда коррупция уже проникла во все уровни власти, став неотъемлемой частью системы, жить «по понятиям» становится проще, чем по закону. А когда подобные представления прочно укореняются в массовом сознании, переход с водки на «Боржоми» уже не спасет! А до какой степени наше население привыкло общаться с госорганами на коммерческой основе, заметно невооруженным глазом. Если в государствах, занимающих в списке Transparency лидирующие позиции, под коррупцией обычно подразумевается такая ситуация, когда нечестный бизнесмен предлагает чиновнику взятку, а тот не может отказаться, то у нас – когда чиновник сам ищет бизнесмена, готового заплатить ему за определенные услуги. Или же когда человек идет работать в госструктуры с конкретной целью – обогатиться за счет возможностей, предоставляемых служебным положением. Такие организации, как автоинспекция, таможня, налоговая и санитарная службы, прочно ассоциируются в народном сознании со словом «взятка». И такое положение дел всех устраивает. Потому что «решить проблему на месте» обычно оказывается проще и дешевле, чем по правилам. Неудивительно, что борцы с коррупцией сетуют на низкую активность населения в этом вопросе.

Еще более лояльно воспринимает обыватель другую замечательную черту местной коррупционной системы – семейственность. Ситуация, когда аппарат чиновника, вне зависимости от уровня, формируется по большей части из его родственников и друзей, считается совершенно обыденной. В самом деле, как же не порадеть за родного-то человечка?! Не поймут ведь! По той простой причине, что семейные ценности у нас пока еще живы. Зато в той части сознания, где должно находиться привитое с младенчества уважение к закону, у среднестатистического казахстанца зияет приличных размеров пробел.

Вообще, как неоднократно уже отмечала Transparency, такая ситуация особенно характерна для беднейших государств мира. Недаром почти вся Африка из года в год оказывается в нижней части вышеупомянутого списка. Казахстан, расположившийся там же, по основным экономическим показателям своих соседей вроде бы опережает. Да и как-то принято у нас считать, что страна наша относится к цивилизованному миру, чай, не какая-то там Африка! А вот в этом вопросе… Остается только развести руками… Уж коли выросло на постсоветском пространстве несколько поколений людей, уверенных, что высокий пост – это в первую очередь большие возможности, а не большая ответственность, выход видится один – попытаться по возможности исправить ситуацию методом воздействия сверху. Причем помимо наказания мздоимцев еще неплохо бы довести законодательство до такого состояния, когда решать проблемы в соответствии с ним было бы проще и приятнее, чем обходными путями. А параллельно начать воспитывать новое поколение, закон уважающее.

Впрочем, по части «воздействия сверху» кое-какие подвижки в последнее время вроде бы наметились. О проблеме активно заговорили на разных уровнях, даже конвенцию вышеупомянутую ратифицировать пообещали, да и правоохранительные органы заметно активизировались. Плавно подходящий к концу 2006 год уже успел ознаменоваться несколькими крупными коррупционными скандалами. Эксперты склонны расценивать сие двояко. С одной стороны, такого рода достижения еще не дают повода облегченно вздыхать. Хоть правоохранительные органы и рапортуют торжественно об успехах, однако же эффективность силового метода борьбы с коррупцией весьма сомнительна. Арест взяточника не гарантирует того, что его преемник не займется отъемом денег у населения по наработанной предшественником схеме, а сломать такую схему – не значит пресечь создание новой. С другой стороны, есть во всем этом одна примечательная деталь – в этот раз серия громких разоблачений началась не перед выборами, как это заведено на постсоветском пространстве, а далеко после них. Следовательно, есть надежда, что имеет место не очередная популистская акция, а реальная активизация борьбы с коррупцией, и, стало быть, дело сдвинется с мертвой точки.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?