Узаконенный дисбаланс

Урегулирование трудовых конфликтов, особенно в иностранных компаниях, в последнее время стало крайне насущной темой. Трудовой кодекс, рассматриваемый в парламенте, призван стать таким инструментом при условии, что Казахстан возьмет на себя роль арбитра в спорах между работником и работодателем

Узаконенный дисбаланс

Не успели утихнуть страсти после карагандинской трагедии, как произошло массовое побоище в Тенгизе. В основе как одного, так и другого события – недовольство системой оплаты труда. На митинге в Темиртау основными требованиями рабочих было введение минимального отраслевого стандарта оплаты труда, увеличение тарифной части зарплаты до 75%. В Тенгизе казахстанские рабочие избили турецких лишь за то, что у тех больше зарплата. Недовольство системой оплаты труда, размерами заработка выражают в письмах к депутатам парламента и рабочие «Казахмыса».

Главная причина подобных событий – неурегулированность трудовых отношений, основанная на нечеткой позиции власти. Но в Трудовом кодексе, рассматриваемом во втором чтении в нижней палате парламента, этого главного пункта нет.

Две большие разницы

В 2004 году депутат Шаймерден Уразалинов представил в мажилис авторский проект Трудового кодекса, через полгода свой вариант представило Министерство труда и социальной защиты населения. Схожие по ряду позиций, эти проекты закона различались по основным пунктам: по принципам оплаты труда, разрешению трудовых споров, роли профсоюзов. Комитет по социально-культурному развитию, конечно, приступил к рассмотрению правительственного варианта законопроекта. Но настойчивый парламентарий, проанализировав оба варианта, обнаружил около 200 несовпадений, которые внес как предложения. Рабочая группа пыталась обойти их рассмотрение, поскольку проекты кодексов базировались на разных концептуальных подходах. В правительственном варианте принятие решений по всем основным составляющим трудовых отношений отдавались на откуп работодателю. Вариант Шаймердена Уразалинова с точностью до наоборот строился на активном участии работников и регулировании отдельных норм государством. Совместить их было крайне трудно.

Законотворческую работу ускорила и немного перенаправила трагедия на шахте им. Ленина, а после – стихийный бунт рабочих «Миттал Стил Темиртау». Правительство согласилось на ряд поправок, значительно либерализующих законопроект. Однако по главному пункту разногласия так и остались.

Шаймерден Уразалинов убежден: отказ от отраслевого принципа был ошибкой. По его мнению, нельзя подходить одинаково к тем, кто работает в нормальных условиях, и тем, кто занят на тяжелых работах, работах с вредными (особо вредными), опасными условиями труда, устанавливая для всех единый гарантированный минимальный размер месячной заработной платы. «Концепция разработчиков основана на том, что условия труда должны регулироваться мероприятиями по безопасности и охране труда. Но есть неустранимые природные и техногенные факторы и риски, которые мерами безопасности устранить нельзя. Таких профессий немало. Шахтеры, например, работают на глубине 500–600 метров. Отсутствие естественного освещения, загазованность, запыленность, влажность, вибрацию – как устранить? Кроме того, газ, взрывы, обрушения. Для этой категории работников должны быть минимальные стандарты оплаты труда с учетом риска, отрицательного воздействия на организм и просто вдвое больших затрат энергии. Повышенная зарплата – не дань, не льгота, а частичная компенсация за нанесение вреда здоровью, за риски. Шахтер спускается и не знает, вернется он домой или нет. Если проигнорируем требования лиц, работающих в тяжелых и опасных условиях, то принятие кодекса ничего существенного им не даст», – говорит парламентарий.

Имея перед глазами печальные примеры «Миттал Стил Темиртау» и «Казахмыса», «передовиков» по части несчастных случаев на производстве при мизерной оплате наемных рабочих, мажилисмен считает, что государство должно выступить гарантом в сложных отношениях с иностранными инвесторами. По его мнению, власть должна защитить своих граждан, обязав работодателей выплачивать обязательный минимум. А поскольку минимальный размер месячной оплаты труда привязан к прожиточному минимуму, депутат предлагает продолжить логику рассуждений относительно работников, занятых на тяжелых работах во вредных и опасных условиях. Однако если размер прожиточного минимума, применяемый в Казахстане, величина отнюдь не реальная, а зависящая от возможностей республиканского бюджета, отраслевой стандарт оплаты труда шахтеров и металлургов был приближен к действительности. Разработанный в институте регионального развития стандарт представляет собой минимальный потребительский бюджет (набор товаров и услуг первой необходимости, начиная с посещения врача и заканчивая ремонтом бытовой техники) плюс расходы на детей и пенсионные отчисления. Получилось чуть больше 52 тыс. тенге. Методика его расчета через показатель минимальной зарплаты по отраслям еще в прошлом году передана в правительство. На основе минимального отраслевого стандарта оплаты труда (МОСОТ) рассчитывается и минимальная зарплата с применением межразрядных коэффициентов оплаты труда. Список же производств, цехов, профессий, должностей с вредными, тяжелыми и опасными условиями труда существовал до 1999 года. Его нужно лишь сверить с нынешними условиями.

[inc pk='2244' service='media']

Шаймерден Уразалинов считает возможным доверить установление минимального отраслевого стандарта оплаты труда на вредных и опасных производствах и его производных показателей лишь правительству как незаинтересованной стороне, призвав власть выступить в роли арбитра при установлении баланса в отношениях работников и работодателей. Пока в стране наблюдается перевес в пользу работодателя при слабых профсоюзах, он считает, что нельзя доверять установление отраслевого стандарта разного уровня трехсторонним соглашениям.

Министерство труда и социальной защиты категорически не приемлет такой вариант, поясняя, что это вмешательство в дела частного бизнеса. Кроме того, министр Гульжана Карагусова ссылается на ст. 28 Конституции, в которой записано: «Гражданину РК гарантируется минимальный размер заработной платы». Минимальный размер заработной платы устанавливается законом о республиканском бюджете на текущий год единым для всех отраслей, профессий. «В свое время по настоянию республиканской трехсторонней комиссии в трехстороннем республиканском соглашении было дано поручение профсоюзам выработать отраслевой стандарт. То, что Шаймерден Уразалинов предложил, и есть отраслевой стандарт для этих (горнодобывающих) отраслей. К концу года мы планировали его рассмотреть на республиканской трехсторонней комиссии, потом по решению администрации президента он направится в совет иностранных инвесторов. И в конце года мы должны подписать отраслевое соглашение, где этот отраслевой стандарт, исходя из международной практики, должен быть закреплен». Судя по этой фразе, напрасно парламентарий надеется на власть как на независимого арбитра. Арбитр, оказывается, очень зависим от иностранных инвесторов. И диктовать условия отношения к своим гражданам пока государство не хочет.

Теперь работодатель будет обязан заниматься обучением, переподготовкой, повышением квалификации своих кадров. Правда, в необходимом объеме и с заключением договора обучения с работником, который предусматривает возмещение затраченных средств в том случае, если работник уволится, не отработав определенный договором срок

Гораздо реалистичнее оценивает ситуацию экс-министр труда и соцзащиты, мажилисмен Алихан Байменов: «Влияние работодателей в текущем режиме, без обязательных переговоров, на правительство велико. И решение правительства без обязательного, зарегламентированного участия профсоюзов практически всегда имеет вероятность быть хуже, чем с их участием». Депутат предложил минимальную зарплату для работников вредных, тяжелых и опасных производств рассчитывать через минимальную зарплату, устанавливаемую законом, путем умножения на повышающие коэффициенты, которые принимаются отраслевым соглашением, а после утверждаются правительством. Но и в этой схеме существует серьезный изъян. Главная норма, без которой эта идея станет бесполезной, пока не принята. А именно, по замыслу автора, чтобы эта система работала, необходимо прописать в законе распространение решений отраслевого соглашения и на те предприятия, представители которых его не подписали. Единственным спасением может стать мотивированный отказ присоединения.

Без четкого установления минимальной зарплаты для работников вредных, тяжелых и опасных производств теряет победный смысл и обязательность закрепления тарифной части зарплаты в размере 75%. Сегодня, например, у рабочих «Миттал Стил Темиртау» тарифная часть зарплаты от 30 до 40%, остальное составляют более двух десятков стимулирующих надбавок. Погоня за планом любой ценой приводит к спешке, которая порой оборачивается трагедией, как это случилось 20 сентября на шахте им. Ленина.

В проекте кодекса введен целый блок поправок на обязательное применение тарификации работ. Однако Алихан Байменов считает, что «возврат к прежней системе оплаты труда, когда все осуществлялось по разрядам, тарифам, с установлением тарифной сетки, невозможно. Это нереально. Просто будет неработающая норма, поскольку государство не сможет контролировать ее выполнение». Апологеты этой идеи ссылаются на опыт России, где тарификация по-прежнему действует в ряде отраслей достаточно эффективно, облегчая задачу работодателя в стимулировании качественного, производительного труда. В Казахстане до сих пор эта норма носила рекомендательный характер и практически не применялась. Сложность работ и, соответственно, оплата оценивалась из личных ощущений работодателя.

Влиять и договариваться

В качестве утешительного приза правительство вдруг дало согласие на четыре затратные нормы. Если проект кодекса все же будет принят, граждан ожидает отпуск не менее 24 календарных дней вместо нынешних 18. У врачей, учителей, работников спорта и культуры, работников собесов в аулах и селах повысятся оклады и тарифные ставки не менее чем на 25%, правда, величина доплаты будет зависеть от возможностей местных бюджетов. Следующие два пункта должны огорчить работодателей. Так, пособие по временной нетрудоспособности надо будет выплачивать из расчета средней зарплаты. А при восстановлении работника на прежней работе, после рассмотрения трудового спора, ему выплачивается средняя зарплата за все время вынужденного прогула или разница в зарплате, если он выполнял низкооплачиваемую работу, но не более чем за шесть месяцев. Можно считать подарком для народа и завершение кампании по развенчанию руководителей некоторых акционерных обществ, которые начисляли себе и топ-менеджерам баснословные зарплаты. Теперь правительство утвердит типовое положение об условиях оплаты труда и премирования руководящих работников акционерных обществ, чьи контрольные пакеты акций принадлежат государству.

Вообще, в проекте трудового кодекса (в отличие от первоначального правительственного варианта) безусловные права работодателя претерпевают изменения в сторону условных прав. Небольшая часть прав работодателя в перспективе перейдет к объединениям работников. Значительное место в регулировании трудовых отношений отводится договорным процессам. «В рыночной экономике в регулировании трудовых отношений предусматривается несколько уровней. Прямые законодательные нормы, а также нормы, установление которых делегировано правительству или уполномоченному органу, и отдельно – целый блок вопросов, регулирование которых осуществляется переговорным путем – коллективными договорами, отраслевыми соглашениями, генеральными соглашениями. Вопрос всегда состоит в разумном балансе. Если все регулировать законом, то возникнут экономические сложности», – считает Алихан Байменов.

По существующему трудовому законодательству роль профсоюзов не была обозначена. Имеется отдельный закон «О профсоюзах», но в законе «О труде» о них ни строчки. Теперь трудовые, коллективные договоры становятся обязательными. Согласно главе о коллективном договоре совместно с работодателем должны решаться вопросы о нормировании, формах, системах оплаты труда, о безопасных условиях труда, продолжительности рабочего времени, отпусков, оговариваться взаимные обязательства. Причем стороны не имеют права уклониться от его подписания, если одна из них проявила инициативу и предложила свое содержание коллективного договора. С согласия представителей объединения работников принимаются акты работодателя, в согласительной комиссии рассматриваются трудовые споры.

Усиливается значимость трудовых договоров. В процессе урегулирования коллективного трудового спора, включая проведение забастовки, запрещается локаут. Трудовой договор может быть заключен на определенный срок не менее одного года, при повторном заключении на то же время или при продлении договор считается заключенным на неопределенный срок. Конечно, остаются возможности подписания трудового договора на выполнение определенной работы, на сезон, на время замещения. Испытательный срок не может превышать трех месяцев, и если результаты не устроили работодателя, он должен известить об этом письменно, не позднее недели до окончания срока. Испытание не касается поступающих по конкурсу на замещение вакантной должности, выпускников колледжей, вузов, если они впервые поступают на работу по специальности, а также инвалидов. Расторгнуть трудовой договор работодателю сложнее, чем его заключить. И работник не очень квалифицированный, но дисциплинированный, может так и не дать поводов для своего увольнения. Кроме того, запрещено разрывать договор с гражданами предпенсионного возраста, если только работником не нарушено трудовое законодательство. То же относится к беременным женщинам, женщинам, имеющих детей в возрасте до трех лет. Недостаточную квалификацию работника оценит лишь аттестационная комиссия. Если же работодатель расторгает договор с работником без причин, перечисленных в законе, то ему придется выплатить компенсацию в размере средней годовой зарплаты. Такие жесткие нормы могут стимулировать работодателя к хитрым ответным действиям. Но есть и спасительная норма о том, что работодатель имеет право на выбор работника. Кстати, депутаты предлагают вернуть полноценность трудовой книжке, называя ее документом, подтверждающим трудовую деятельность.

Теперь работодатель будет обязан заниматься обучением, переподготовкой, повышением квалификации своих кадров. Правда, в необходимом объеме и с заключением договора обучения с работником, который предусматривает возмещение затраченных средств в том случае, если работник уволится, не отработав определенный договором срок. Пока не решен вопрос о возмещении из бюджета работодателю половины размера пособия по беременности и родам. Почему-то предполагается, что работодатель должен полностью выплачивать принятое государством пособие.

Особое внимание в законопроекте уделено деятельности профсоюзов. Работодатель под страхом уголовной ответственности не имеет права препятствовать деятельности профсоюзов. Нельзя увольнять членов профсоюза без согласия данной организации. Однако представители правительства не соглашаются на введение института общественных инспекторов от первичных профсоюзных организаций, призванных зорко следить за соблюдением всех норм трудового законодательства. Кое-как, после долгих уговоров, Минсоцзащиты пошло на усеченный вариант, согласившись с возможностью присутствия общественных инспекторов, но лишь по безопасности и охране труда с минимальными правами.

Алихан Байменов считает, что становление профсоюзов – дело не одного-двух лет, этот процесс очень долгий: «Конечно, пока профсоюзы не назовешь реальной силой, но они такими и не будут, пока им не будут установлены законом особые права. А это – ответственность. Потому что когда появляются права, появляется ответственность перед работниками. До сих пор рабочие не требовали ничего особенного от профсоюзов, зная, что лидеры могут сослаться на отсутствие у них таких прав. Теперь станут требовать, станут менять лидеров. Профсоюзы и должны стать той силой, которая будет напоминать о правах работников. Таким образом, отношения социального партнерства уже охвачены законом, и теперь нам необходимо обязательно пересмотреть закон “О профсоюзах”».

Пока законопроект вызывает противоречивые ощущения. В нем хорошо прописаны главы по расследованию несчастных случаев, по возможности – о социальном партнерстве, обозначена роль профсоюзов, поднят статус коллективных и трудовых договоров. Но как инструмент урегулирования трудовых споров он больше подходит для предприятий малого и среднего бизнеса. Главный вопрос – об установлении минимального размера зарплаты для работников, занятых на тяжелых работах, на работах с вредными и опасными условиями труда, не решен. Крупнейшие корпорации по существу сохраняют свой статус-кво. Отношения с ними призваны налаживать профсоюзы путем заключения соглашений. Однако при разных «весовых категориях» это маловероятно. Законопроект еще должен пройти обсуждение в сенате, но вряд ли палата, обычно поддерживающая все предложения правительства, сможет что-то принципиально изменить.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики