Движение присоединения

Активизация партийной жизни, начавшаяся задолго до начала электорального периода, может рассматриваться как подготовка к изменению правил игры на политическом поле Казахстана

Движение присоединения

Президент, выступая 10 ноября на съезде Гражданской партии, обозначил процесс объединения казахстанских партий как начавшийся. Он также выразил уверенность в том, что консолидация политических сил будет продолжаться не только вокруг «Отана». Это означает, что ГПК – не только не первая, но и не последняя из партий, которым суждено влиться в «Отан». Кроме того, некоторые из ныне существующих партий объединятся, но не под отановским флагом.

Говоря о перспективах партийного строительства в целом, Нурсултан Назарбаев высказался в поддержку многопартийной системы, «ключевая роль в которой будет принадлежать нескольким сильным, конкурентоспособным лидирующим партиям, способным эффективно отражать и защищать интересы населения страны». То есть дал понять, что он сторонник реальных политических партий, а не партий поддержки президента. Что же касается деталей, то их, по словам президента, предусмотреть в процессе партийного строительства невозможно.

Предусматривать все детали партстроительства не только невозможно, но и не нужно, но понять внутреннюю логику начавшегося движения присоединения необходимо. Объяснение слияния с «Отаном», предложенное ранее лидером «Асара» Даригой Назарбаевой, выглядит так: «Сложить усилия – значит умножить возможности». Однако оно не кажется убедительным именно в силу своей очевидности. Очевидности, которая на протяжении последних восьми лет игнорировалась всеми политическими партиями. Более логичным выглядит предположение, что в Казахстане начался процесс осознанного и целенаправленного моделирования партийно-политического пространства.

«Отан»: история слияний и поглощений

История политических партий в современном Казахстане началась еще в советские времена, после того как в 1990 году Второй съезд народных депутатов отменил шестую статью Конституции, а в июне 1991 года был принят закон «Об общественных объединениях в Казахской ССР». В марте 1994 года выборы в Верховный совет уже проходили на многопартийной основе. А в декабре 1995-го на выборах в мажилис своих кандидатов выдвинули 30 политических партий и общественных объединений. Впрочем, до сегодняшнего дня из них дожила только одна партия – коммунистическая.

Начавшееся движение присоединения говорит о том, что в Казахстане начался процесс осознанного и целенаправленного моделирования партийно-политического пространства

Партия «Отан» была создана 19 января 1999 года на базе Общественного штаба в поддержку кандидата в президенты страны Нурсултана Назарбаева. 1 марта того же года состоялся первый съезд партии. И в тот же самый день состоялся еще один съезд, названный объединительным. В «Отан» вошли партия «Народное единство Казахстана», Демократическая партия Казахстана, «Либеральное движение» и движение «За Казахстан-2030». Казалось бы, усилия сложены, возможности умножены – настало время качественного роста. Однако на месте поглощенных партий стали одна за другой возникать новые. Надо признать, что многие из них отличались друг от друга лишь названиями. Неудивительно, что социологические опросы, проводившиеся накануне парламентских выборов в 2004 году, показали удивительную вещь – примерно одна четверть опрошенных не могла вспомнить, за какую партию проголосовала на прошлых выборах.

В 2002 году был принят новый закон о политических партиях, предусматривающий наличие не менее 50 тыс. зарегистрированных членов партии. Многие называли его драконовским и даже предрекали гибель партийной системы в целом. Тем не менее семь политических партий смогли пройти перерегистрацию, причем в ходе этого процесса «Отан» вобрал в себя еще две партии – Республиканскую политическую партию труда и Народно-кооперативную партию Казахстана. На тот момент капитализация (от латинского capita – голова) «Отана» превысила 111 тыс. членов.

Президентская партия в президентской республике

Как сказал президент, «политическая конкуренция – это, прежде всего, соперничество идей». Но при этом политический процесс представляет собой борьбу за власть (то есть за контроль над материальными, финансовыми, информационными и иными ресурсами) между различными социальными группами. На неформальном уровне они могут представлять собой олигархические группировки или группы влияния. Государство же выступает в качестве арбитра, обеспечивая равновесие между отдельными социальными группами и стабильность государственной системы в целом.

[inc pk='2239' service='media']

Первым шагом по проектированию партийно-политического поля стал перевод борьбы за власть, которую вели все основные группы влияния, в область публичной политики. К середине 2006 года большинство групп влияния имело собственные политические партии. На программном, идеологическом уровне различия между ними носили скорее технический, чем принципиальный характер. Реальная ось политического противостояния проходила через вопрос об отношении к президенту как центральной фигуре политического процесса. Большинство партий были согласны с тем, что правила и условия политического процесса должны определяться самим президентом, а свою роль видели исключительно в его поддержке. Другие стремились к тому, чтобы вывести процесс из-под президентского контроля, навязать свои подходы к формированию повестки дня и приоритетности задач, стоящих перед государством.

Лидер «Асара» Дарига Назарбаева первая предложила пропрезидентским партиям объединиться. Предложенное объединение состоялось, вот только сам «Асар» с партийного поля исчез

Поэтому государственная власть объективно заинтересована в том, чтобы столкновения интересов во всех сферах носили контролируемый характер, а любые попытки подмены государственных интересов интересами отраслевыми, корпоративными или клановыми немедленно пресекались. Для президентской республики (какой по Конституции является Казахстан) способность власти контролировать эти процессы становится вопросом национальной безопасности. Неудивительно, что выборы гражданами страны депутатов в парламент становятся отражением политического выбора президента.

Парламентские выборы 2004 года актуализировали вопрос о том, как должна выглядеть поддержка обществом президентского курса (да и самого президента) через призму партийной борьбы. Сценарий создания пропрезидентской коалиции партий, действующих согласованно для завоевания большинства мест в мажилисе, был уже испробован и вполне надежен. Однако за каждой из пропрезидентских партий стояли интересы конкурирующих групп влияния. И успех на выборах этих партий можно было интерпретировать как победу «алюминщиков», «зерновиков» и т.п. Поэтому с точки зрения моделирования политического процесса, нацеленного в будущее, требовалась сильная президентская партия, способная одерживать убедительную победу не только в союзе с партиями поддержки, но и самостоятельно.

Партии поддержки

Опыт развития партийных систем в различных странах показывает, что судьба всех партий зависит от их происхождения. Это в полной мере относится и к партиям, существующим в Казахстане. Их развитие, рост или падение популярности и политического влияния во многом обусловлены тем, в каких условиях они возникли и какие факторы сыграли в этом решающую роль. Чтобы понять, какое будущее ожидает некоторые из существующих (пока) и недавно присоединенных провластных партий, стоит вспомнить историю их создания.

Гражданская партия выросла из идеи создания узкопрофессионального движения – объединения трудящихся алюминиевой промышленности. И основу ее составили работники АО «Алюминий Казахстана». Аграрная партия Казахстана была образована в январе 1999 года «по инициативе работников сельскохозяйственного производства». Возникновение АПК явилось закономерным ответом аграриев на появление партии рабочих – ГПК, провозгласившей своей целью защиту интересов промышленного сектора. После появления Аграрной партии идея о партиях, разделяемых не социальными, а идеологическими границами, оказалась надолго отложенной.

Создание Аграрной партии привело к появлению партии «Ауыл», объявившей себя крестьянской в отличие от «латифундистской» АПК. Гани Касымов создал особую Партию патриотов, хотя и прочие партии были настроены вполне патриотично. Партия «Руханият» пошла в политику под знаменем духовности. А партия «Асар» заняла оригинальную позицию поддержки президента при одновременной критике правительства.

Идея объединения всех этих партий существовала с момента их появления. Еще в 1999 году с призывом сотрудничать с Гражданской партией обратился Нурсултан Назарбаев к делегатам первого съезда партии «Отан». О целесообразности и возможности объединения основных пропрезидентских партий (хотя бы в форме предвыборного блока) было заявлено в преддверии прошлых парламентских выборов Даригой Назарбаевой. Лидером подобного блока мыслилась партия «Асар». В конце концов объединение состоялось, вот только сам «Асар» с партийного поля исчез.

Цели у большинства провластных партий общие, идеология в равной степени размыта и невнятна. А как сказал Нурсултан Назарбаев, «объединение близких по своим целям и идеологическим установкам партий – это закономерный шаг». Следовательно, в недалеком будущем следует ожидать еще нескольких «закономерных шагов».

Пьедестал почета на партийном поле

[inc pk='2240' service='media']

Каким еще партиям предстоит слиться с «Отаном»? Вероятнее всего, только одной – Аграрной. Во-первых, партийная капитализация «Отана» уже и без того выглядит почти чрезмерной. Во-вторых, реальный политический вес и влияние на общественную жизнь всех прочих партий слишком малы, а потому их приобретение принесет больше затрат, чем прибыли. Поэтому им предстоит складывать усилия и умножать возможности под флагом какой-либо партии, способной более-менее внятно обозначить свои идейные отличия от «Отана». В то, что какая-то из этих партий пожелает существовать самостоятельно, верится слабо.

В итоге ситуация на провластной стороне партийного поля будет выглядеть так. Сильный и многочисленный «Отан» – в центре. Причем в центре во всех смыслах. И с точки зрения позиционирования по шкале «левые-правые», и в центре политического процесса. Уровень консолидации и партийной дисциплины, положение фракций внутри партии, конкуренция среди старых и новых партийных функционеров – это проблемы, с которыми обновленный «Отан» столкнется уже в ближайшее время. От способности решить их во многом зависит то, как скоро партия будет способна выполнять те задачи, которые перед ней ставит президент, то есть стать эффективным каналом связи «власть-общество», вести борьбу с коррупцией, формировать политическую культуру общества.

Если представить себе политическое поле как пьедестал почета из трех ступенек, то мы увидим, что на центральной ступеньке – месте победителя – стоит «Отан», внутри которого находятся еще три присоединившихся партии. Это справедливо, поскольку «Отану» фактически уготована роль победителя во всех грядущих партийных состязаниях. Конечно, «Асару» и ГПК пришлось (а АПК – придется) поступиться своим партийным суверенитетом, но это вполне в духе времени – за интеграцию приходится платить.

Всем прочим партиям предстоит занять места справа или слева от центра, то есть на второй или на третьей ступени пьедестала. Претендент на место на правом фланге уже есть – правоцентристская партия «Атамекен», позиционирующая себя как партия среднего класса. Она пока не зарегистрирована Минюстом, но, скорее всего, проблем с этим у нее не возникнет. Существует мнение, что «Атамекен» – проект администрации президента, однако успешность его реализации будет во многом зависеть уже от лидера партии Ержана Досмухамедова.

Сегодня о среднем классе много говорится, на него возлагаются большие надежды и политиками (как на залог стабильности общества), и экономистами (с ним связывают рост внутреннего потребления). Однако что представляет собой средний класс, какие слои общества к нему можно отнести и на основании каких критериев – все эти вопросы пока точных ответов не получили. На то имеются объективные причины, поскольку сам термин «средний класс» был «импортирован» с Запада, где имел свою специфическую идеологическую нагрузку. В такой ситуации само появление партии среднего класса может рассматриваться как подтверждение, хотя и не бесспорное, того, что такой класс существует де-факто, вне зависимости от теоретических споров по этому вопросу. Наверное, одним из первых практических шагов «Атамекена» могло бы стать проведение исследования по определению и описанию того класса, интересы которого он собирается представлять.

На роль левоцентристов пока заявок не подано, но можно предположить, что с ней бы могли справиться Партия патриотов и партия «Ауыл». Которые, скорее всего, сольются в единую партию. Возможно, к ним присоединится и «Руханият». Левизну новой партии могут эффектно подчеркнуть «косаревские коммунисты» – Коммунистическая народная партия Казахстана. И, конечно, позиции левоцентристов, которые видят свою опору не в полумифическом среднем классе, а в простых людях, сильно укрепились бы, если бы к ним примкнул бывший министр социальной защиты Алихан Байменов. Еще лучше, если бы не просто примкнул, а возглавил. Вместе со своей партией «Ак жол», которую хорошо бы переименовать в «левоцентристскую партию «Ак жол», чтобы не путаться, кто с какой стороны от «Отана» стоять будет.

На этом строительство партийного «пьедестала почета» можно будет считать законченным. На первом месте – «Отан», на втором – «левоцентристский «Ак жол», на третьем – «правоцентристская партия «Атамекен». Правый и левый фланги, видимо, будут стремиться как можно теснее прижаться к центру. А крайне правых и ультралевых вообще не предвидится.

Схема эта выглядит красивой и почти символичной, как крылатый барс. Ее главный недостаток в том, что в нее не вписываются партии, не просто имеющие какие-то идейные отличия от «Отана», но являющиеся реальными политическими оппонентами правящего режима. Партии, настаивающие на реальной, а не на теоретически возможной сменяемости власти.

Интересно, что отдельно взятые оппозиционные партии идеально укладываются в ту же самую схему, по которой строится «пьедестал почета». В этом смысле они выглядят как зеркальное отражение партий провластных. В центре – Общенациональная социал-демократическая партия Жармахана Туякбая. Справа – «Настоящий Ак жол» и его сопредседатели. Слева – Коммунистическая партия Казахстана, «коммунисты Абдильдина». Партии «Алга!», похоже, предстоит выбор – вечно быть партией, готовящей документы для регистрации, или же присоединиться к какой-то другой.

С этими партиями власти придется считаться. Вести диалог. Возможно, допустить во власть. Опыт прошлых лет показал, что силовые методы, применяемые в борьбе с политическими оппонентами, и ставка на использование административного ресурса в ходе выборов способны дать лишь краткосрочный эффект, плата за который обычно бывает слишком высока. А ущерб, наносимый такими действиями государству и президенту, в стратегическом плане можно считать неприемлемым.

От партии власти – к правящей партии

Авторитет президента Назарбаева и уровень доверия ему в обществе всегда были достаточно высоки для того, чтобы любая партия победила на выборах лишь потому, что она являлась (или даже просто объявлялась) президентской партией. Собственно, именно в таком режиме (то есть эксплуатируя президентский ресурс) долгое время существовала партия «Отан». Она не стала организационной машиной власти, оказалась неспособной генерировать адекватные политические идеи, агитировать за них массы, а затем воплощать эти идеи в жизнь. Однако, несмотря на все недостатки, в эту партию было вложено достаточно сил, средств и времени, чтобы она приобрела определенную вертикальную структурированность и даже получила свой устойчивый электорат. Это одна из немногих партий, выполнившая (пусть и с немалыми ошибками) задачу политической социализации населения, ставшая, говоря языком политтехнологов, политическим брендом.

Со своей ролью партии власти «Отан» справлялся. Теперь от него требуется нечто большее – побеждать в борьбе за власть. То, что партии теперь будут строиться не по отраслевому, а по идеологическому признаку, хорошо, и что конкуренция идей будет – хорошо, но призом в этом соревновании идей останется государственная власть. И когда в своем выступлении на съезде ГПК президент говорил о наделении партий значительными полномочиями, он, конечно же, имел в виду не сами партии, а парламент.

«Отану» предстоит пройти путь трансформации из партии власти, то есть партии, созданной властью и на власть опирающуюся, в правящую партию, то есть партию, власть формирующую. И тогда, вне зависимости от того, какой в обозримом будущем будет форма правления в Казахстане – президентской, парламентской или смешанной, парламентско-президентской, лидером государства по-прежнему останется Нурсултан Назарбаев. Именно он – неважно, в качестве президента или же лидера правящей партии – будет определять политический и экономический курс, которым будет двигаться Казахстан.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?