Воюем слабо, побеждаем неохотно

Новые поправки в некоторые законодательные акты по вопросам недропользования и проведения нефтяных операций в Казахстане вряд ли обеспечат большую прозрачность деятельности недропользователей. Скорее, они решают проблему технического отстранения от конкурсов на предоставление права недропользования нежелательных компаний

Воюем слабо, побеждаем неохотно

Представитель разработчиков – министр энергетики и минеральных ресурсов Бакыткожа Измухамбетов считает, что новые нормы прежде всего должны обеспечить большую прозрачность при приобретении товаров, работ и услуг недропользователями, конкретизировать некоторые вопросы при организации и проведении конкурсов на предоставление права недропользования, облегчить нефтедобывающим компаниям возможность использования подземных вод. Законопроектом предлагается внести поправки в законы «О нефти» и «О недрах и недропользовании».

Часть изменений и дополнений, которые вносились ранее в эти законы, были по меньшей мере революционными и принимались под конкретную ситуацию. В 2004 году под сделку с BG знаменитая норма «права первой ночи» предоставляла приоритетное право государству приобретать отчуждаемые иностранными компаниями участки, пакеты акций. А также появилась законодательно закрепленная возможность участвовать во всех проектах посредством приобретения доли государственной компании «КазМунайГаз». Тогда же попытались внести в контракты «казахстанское содержание», то есть установить обязательное требование закупать казахстанские товары, работы, услуги, если они не дороже иных более чем на 20%. В прошлом году под продажу PetroKazakstan появилось ограничение по концентрации прав в рамках контракта и на проведение операций в области недропользования внутри одной компании. Словом, все сделки с нефтяными активами Казахстана должны проходить под наблюдением МЭМР. Однако странная ситуация с покупкой «Каражанбасмуная» вынуждает думать, что все не так просто. Продажа активов Nations Energy китайской государственной инвестиционной компании China International Trust & Investment Corp. (CITIC Group) вызвала негодование у мажилисменов, которые направили запрос премьер-министру, где высказывали опасение по поводу экспансии активного соседа. После чего министр энергетики и минеральных ресурсов осторожно отметил, что правительство должно принять меры по приостановлению этой сделки. Фактически сделка состоялась. Но правительство Казахстана пока ее не одобрило. Вполне логично, что правительство попытается выторговать и свой интерес. По мнению компаний, которые интересовались продажей Nations Energy 94,6% акций «Каражанбасмуная», цена активов (около 2 млрд долларов) завышена. Вероятно, еще и поэтому власть пока не настаивает на исполнении закона о приоритетном праве.

Кроме того, готовится к продаже «Мангистаумунайгаз» также путем выкупа материнской компании. Если и ее приобретут китайцы, то они будут контролировать, по различным оценкам экспертов, от 30 до 40% нефтедобычи в стране. При сильной позиции власти в этом нет ничего страшного. Просто надо определиться – или мы всеми средствами наращиваем государственное присутствие в нефтедобыче, или наращиваем нефтедобычу силами иностранных инвесторов. Диктовать же инвесторам, за сколько и кому продавать активы, по меньшей мере странно. Китай дает больше, ему и продают. Важно другое, какие при этом устанавливаются правила игры.

Надо определиться – или мы всеми средствами наращиваем государственное присутствие в нефтедобыче, или наращиваем нефтедобычу силами иностранных инвесторов

Упреки по поводу низких налогов, роялти, а также высокой цены нефтепродуктов на внутреннем рынке, по поводу дискриминации казахстанских специалистов, неохотного приобретения казахстанских товаров, работ и услуг в адрес иностранных недропользователей слышатся постоянно. Некоторые парламентарии говорят о том, что контракты заключаются в пользу отдельных чиновников, а не страны в целом и настаивают на принятии мер по увеличению прозрачности деятельности нефтедобывающих компаний. Большая часть проблем уже урегулирована действующим законодательством, однако желаемого эффекта не достигнуто – слишком силен человеческий фактор – исполнение норм конкретными чиновниками и ведомствами. Поступившая новая порция поправок в законы «О нефти», «О недрах и недропользовании» не снижает роли этого фактора, а лишь конкретизирует некоторые моменты.

Нынешние изменения и дополнения условно можно разбить на два блока. Первый объединяет статьи законов, касающиеся казахстанского содержания, в частности его мониторинга и контроля, ведения реестра товаров, работ и услуг. Вторая часть поправок направлена на совершенствование правил проведения конкурсов на предоставление права недропользования.

Казахстанское содержание

По действующим законам нет строгого требования по приобретению недропользователем конкретного объема товаров, работ и услуг. При заключении каждого контракта эта величина оговаривается отдельно. Контракты, заключенные ранее, и вовсе не содержат такой нормы. С этими недропользователями заключается меморандум по применению казахстанских товаров, работ и услуг. Контроль над соблюдением обязательств осуществляет недавно созданное Казахстанское контрактное агентство (ККА), которое является рабочим органом МИИТ.

[inc pk='2237' service='media']

«Мы собираем данные о закупках недропользователями казахстанских товаров, работ и услуг. Затем обсчитываем по определенной методике процент казахстанского содержания, предоставляем данные в МИИТ, оно в свою очередь – в МЭМР. А уже Министерство энергетики и минеральных ресурсов должно принимать меры по выполнению недропользователями условий по соблюдению казахстанского содержания. Отдельные прецеденты уже были. Но поскольку в законе не было четких формулировок «казахстанских товаров», «казахстанского производителя», «казахстанского содержания», то недропользователи трактовали их по-своему», – отметил председатель ККА Тимур Аубакиров.

Зачастую недропользователи грешили тем, что объем «казахстанского содержания» растягивали на срок контракта произвольно. Сейчас поправками в закон «О недрах и недропользовании» планируется закрепить использование казахстанских товаров работ и услуг в процентном соотношении по каждому году. В контрактах, заключаемых в последнее время, по словам Тимура Аубакирова, казахстанское содержание устанавливается от 20% и выше. «Мы полагаем, что по казахстанским кадрам должна действовать норма 70% и выше», – заявил председатель ККА. Но Бакыткожа Измухамбетов ранее заметил, что у нас в стране еще не хватает кадров по многим специальностям и вряд ли эта норма заработает в ближайшее время.

В проекте закона исключается норма по внесению в контракты уровня зарплаты с последующей ежегодной индексацией, исходя из ставки рефинансирования, поскольку это противоречит мировой практике, да и не во всех компаниях зарплата растет как ставка рефинансирования. Однако парламентарии настаивали на внесении нормы хотя бы по уравниванию зарплат иностранным и казахстанским специалистам одинаковой квалификации, в том числе и на субподрядных работах. Но оказалось, что китайским рабочим платят еще меньше, чем нашим, и поэтому с формулировкой требования возникли некоторые трудности. Написать, чтобы казахстанским рабочим платили столько же, сколько иностранным, но не китайским – смешно, чтобы и китайским платили столько, сколько казахстанским, – обидно. Пока сошлись на требовании недискриминационной оплаты труда. Бакыткожа Измухамбетов посоветовал применить простую схему. Установить минимальный отраслевой стандарт оплаты труда (тот самый, от установления которого правительство отказалось, передав его расчет на уровень отраслевых соглашений при рассмотрении проекта Трудового кодекса), на его основе в коллективном договоре оговаривать систему надбавок. Кроме того, можно создать квалификационные комиссии, которые бы прослеживали обоснованность привлечения иностранной рабочей силы при имеющихся казахстанских кадрах.

[inc pk='2238' service='media']

Депутаты посетовали, что, учитывая грядущее вступление в ВТО, в контракты нельзя «забить» норму о хотя бы минимальном уровне приобретения товаров. По словам Тимура Аубакирова, нормы ВТО по Соглашению ТРИМС распространяются только на приобретение товаров, а на приобретение услуг и работ они не действуют. Поэтому есть смысл расписывать в законопроекте требования по казахстанскому содержанию. Ведь при необходимости слово «товары» можно быстро убрать. А пока из закона «О недрах и недропользовании» исключена норма по обязательному соответствию закупаемых недропользователем товаров государственным и международным стандартам качества. Мотивировав это тем, что выбор материалов, оборудования, соответствующих международным стандартам качества, – дело добровольное. Однако иностранные компании не могут действовать иначе, поскольку не только сам стиль работы, но и страхование рисков основано на использовании сертифицированных товаров.

Зачастую наши товаропроизводители не участвуют в тендерах по незнанию, поскольку объявления о конкурсах недропользователи размещают по своему усмотрению, и не обязательно это казахстанские СМИ. Этот пробел также будет устранен. Второй причиной часто является то, что наши производители не успевают сориентироваться по объемам и ассортименту. Для нивелирования этого фактора в законопроекте предусмотрено требование к недропользователю предоставлять годовую программу закупа товаров, работ и услуг.

Все заботы о казахстанском содержании ложатся на плечи ККА. Для продвижения казахстанских товаров, работ и услуг Контрактное агентство будет (это тоже прописано в законопроекте) вести соответствующий реестр. В нем будут отражены применяемые казахстанскими производителями технологии, соответствие стандартам, сертификация. «Мы хотим разработать реестр системы квалификации, предквалификации потенциальных поставщиков, которые будут аккредитованы к поставкам для недропользователей. Это сложная система квалификаций, она используется практически у всех недропользователей, но не имеет определенного стандарта. Мы хотим на государственном уровне выработать четкие стандарты. Для этого взяли за аналогию опыт крупных компаний, которые давно используют квалификацию поставщиков, отбор поставщиков, квалификацию товаров, сертификацию, сравнение по качеству, срокам поставки. Нами будет собираться и представляться на сайт информация не только по поставщикам, но и по недропользователям – насколько добросовестны, аккуратны в расчетах. Сейчас мы в агентстве создали рабочую группу с участием недропользователей, производителей, государственных ведомств для определения того, что является критериями отбора поставщика и что надо предпринять поставщику, чтобы быть выбранным», – пояснил Тимур Аубакиров.

Конкурс и права недропользования

Видимо, накануне грядущих разработок новых месторождений правительство решило уточнить некоторые нормы по проведению конкурсов на получение права недропользования на разведку, добычу и совмещенную разведку и добычу. Продолжая тему национальной безопасности, правительство внесло дополнительную причину отказа на участие в конкурсе. А именно, «если предоставление заявителю права недропользования повлечет за собой несоблюдение требований по обеспечению национальной безопасности страны, в том числе в случае концентрации прав в рамках контракта и (или) концентрации прав на проведение операций в области недропользования», потенциальному участнику будет отказано в праве участвовать в конкурсе. Для этого же вносится дополнительное требование по сведениям о руководителях и участниках (акционерах) заявителя, с указанием размера их доли в уставном капитале (от общего количества голосующих акций). Кроме того, взнос за участие в конкурсе и стоимость пакета геологической информации возврату не подлежат.

Депутаты предлагают ввести норму, запрещающую передачу права недропользования, за некоторыми исключениями, не ранее чем через два года с момента вступления контракта в силу

Правительство предложило слегка изменить критерии при подведении итогов конкурса. Вместо «предполагаемых размеров начальных, а также последующих платежей в бюджет» использовать «размер подписного бонуса». Вместо указания размера «капитальных вложений в развитие производственной и социальной инфраструктуры контрактной территории» достаточно будет описать предполагаемое «участие в социальном развитии региона».

Разработчик предложил норму, согласно которой при относительном равенстве содержания конкурсных предложений конкурсная комиссия составляет «короткий список» этих претендентов. За небольшой срок участники могут улучшить свои предложения, по которым определяется победитель. Мажилисмены посчитали это предложение имеющим коррупционный потенциал и исключили. Но в целях исключения недобросовестной конкуренции и выполнения контрактных условий победителями конкурса депутаты предлагают ввести норму, запрещающую передачу права недропользования, за некоторыми исключениями, не ранее чем через два года с момента вступления контракта в силу. Марат Итегулов предложил довольно радикальную норму, которую вряд ли позволят принять. А именно: депутат считает необходимым исключить возможность передавать права недропользования в качестве взноса в уставной капитал юридического лица и залога для получения кредита. В целом норма достаточно логичная. При покупке какого-либо имущественного комплекса автоматически передается право недропользования. Но для пресечения многих невыгодных стране сделок можно было бы право недропользования, принадлежащее государству, рассматривать отдельно.

Законопроект пока ничем не напоминает своих революционных предшественников. Но, скорее всего, он готовится под актуальную тему национальной безопасности, если возникнет необходимость отслеживать страны происхождения того или иного инвестиционного капитала.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?