Призрак капитализма

Рыночные преобразования медленно, но верно прокладывают себе дорогу в одной из самых закрытых и тоталитарных экономик мира

Призрак капитализма

После четверти века успешного строительства государственности и народного хозяйства в начале 1970-х годов экономика КНДР столкнулась с первыми трудностями. В 1979 году ВНП на душу населения в Северной Корее был в три раза меньше, чем в Южной. Страна находилась на грани дефолта из-за сокращения спроса на ее товары за рубежом и энергетического кризиса. Преодолевать возникшие проблемы было решено с помощью широкомасштабной программы модернизации экономики. Упор делался на привлечение на внутренний рынок западных компаний, в первую очередь европейских и японских. Инвестиции в виде денежных средств и новейших технологий в первую очередь планировалось направлять на модернизацию тяжелой промышленности. Как ни парадоксально, но для многих иностранных инвесторов именно наличие в стране коммунистического режима, стабильного и предсказуемого, служило своеобразной гарантией их инвестиций.

Но время довольно скоро показало, что они были неправы. В 1980 году в стране случился дефолт. С 1984 года погашение внешнего долга КНДР прекратила полностью. На сегодня его размер уже превысил, по некоторым оценкам, 13 млрд долларов. Многие аналитики сходятся во мнении, что в отличие от тех стран, которые физически не могут погасить свой долг, Северная Корея просто не хочет этого делать. Как косвенное доказательство того, что в стране всегда были валютные средства, служит строительство Восточной Германией цементного завода в середине 1980-х, обошедшееся КНДР в 140 млн долларов. Вся сумма была выплачена вперед.

В 1982 году корейский лидер Ким Ир Сен снова объявил о строительстве новой экономики. В качестве основных задач предполагалось развивать легкую промышленность, децентрализовать сельское хозяйство и проводить политику открытых дверей для иностранных компаний, пожелавших вести бизнес в Северной Корее. Решением двух первых задач предполагалось обеспечить население страны товарами первой необходимости. Открытые двери должны были обеспечить приток в республику твердой иностранной валюты, а также постепенное введение элементов рынка в плановую экономику. В целях привлечения иностранных инвестиций в виде капитала и технологий в 1984 году был принят Закон о совместных предприятиях. В 1991 году на севере КНДР, на границе с Россией и Китаем, была создана при содействии ООН первая специальная экономическая зона – Туманган.

Программа строительства новой экономики не привела по ряду причин к желаемым результатам. Рыночные преобразования носили очень ограниченный характер и не внесли каких-либо фундаментальных изменений в национальную экономику страны. Вместе с тем за эти годы в страну пришло несколько крупных иностранных предприятий, таких как Coca-Cola, DHL, Fila, Hyundai.

Вес взят?

В 2002 году северокорейский режим вновь заговорил о необходимости реформ. Как сказал руководитель КНДР Ким Чен Ир, «мы должны предпринять все усилия для того, чтобы привести экономический ландшафт, который достался нам от прошлого, в соответствие со стандартами новой эры». Для достижения этой цели предлагалось произвести следующие экономические преобразования: либерализовать цены, предоставить больше независимости частным фирмам, легализовать фермерские рынки, прекратить субсидирование государственных предприятий и разрешить им самостоятельно торговать своей продукцией на рынке, а также поставить оплату труда на государственных предприятиях в зависимость от производительности.

Официальные средства пропаганды начали кампанию по убеждению населения в том, что некоторые аспекты капитализма полезны для социалистической экономики, и товарно-денежные отношения должны шире использоваться как средство социального обновления. Как замечают некоторые политологи, такая позиция перекликается с мыслью главного китайского реформатора, Дэн Сяопина: "Быть богатым почетно". Руководство Северной Кореи вообще очень много почерпнуло из опыта экономических реформ в Китае и, прежде всего, уверенность в том, что экономические преобразования можно проводить и без смены политического строя.

По утверждениям очевидцев, эта политика уже начала приносить некоторые видимые результаты: на улицах городов, и в первую очередь Пхеньяна, появилось больше легковых автомашин, кафе, ресторанов. В стране открываются многочисленные официально разрешенные рынки. Самый первый, пхеньянский рынок Tongil, открыл свои площадки в сентябре 2003 года. Через три года количество рынков только в столице перевалило за 40. Торгуют на них всем, от продуктов до холодильников. Основная масса товаров поставляется из Китая. В отличие от государственных магазинов, цены на рынке устанавливаются в соответствии с классическим капиталистическим принципом: на основе баланса спроса и предложения. На некоторые товары повседневного спроса, например рис, рыночные цены могут быть в несколько раз ниже государственных.

По мнению экспертов, сегодня пока еще немногочисленный класс «капиталистов» в КНДР можно разделить на три группы. В первую входят мелкие и средние предприниматели, чей бизнес возник на волне послабления внутренней экономической политики и коллапса государственной системы распределения продовольствия и товаров народного потребления после наводнений и засухи первой половины 90-х годов. Вторая, более многочисленная группа – это гражданские чиновники и официальные лица всех уровней, от муниципальных служащих до представителей правящей элиты. К третьей, самой влиятельной группе «новых корейцев», относятся высшие армейские чины.

Несмотря на некоторый прогресс, достигнутый с помощью корейской НЭП, продуктов и товаров первой необходимости на всех катастрофически не хватает. По словам главы северокорейского отделения Мировой продовольственной программы ООН Рика Корсино, «мы наблюдаем растущую диспропорцию в доходах населения и его доступа к продуктам». Хазель Смит, исследователь из Университета ООН в Токио, считает, что по мере того как рыночные отношения все глубже внедряются в ткань северокорейской экономики, пропасть между нищетой и богатством становится все шире. Сегодня в Корее законы социалистической экономики уже не работают, а законы капиталистической – еще не работают. Тем самым создаются идеальные условия для коррупции.

Коррупция, использование служебного положения, произвольное толкование законов, отсутствие государственной гарантии по защите иностранных инвестиций, неконвертируемость государственной валюты, нищета большинства населения – вот главные препятствия к ведению полноценного бизнеса в КНДР.

Чтобы успешно работать в квазирыночной среде тоталитарного государства как местному, так и, особенно, иностранному предпринимателю жизненно необходимо заручиться поддержкой власти на как можно более высоком уровне. Для крупных корпораций нужны личные гарантии Ким Чен Ира.

Заглядывая в будущее

Несмотря на трудности, с которыми идет реформирование северокорейской экономики, и ядерные амбиции ее руководства, большинство аналитиков с оптимизмом смотрят в будущее этой страны. Потенциальные инвесторы склонны рассматривать Северную Корею как один из самых перспективных рынков. КНДР обладает несколькими экономико-географическими сравнительными преимуществами. Прежде всего это удобное географическое положение. Территория страны является своеобразным мостом для сухопутных и морских коммуникаций (в том числе и для нефте- и газопроводов). Так, железнодорожное сообщение через территорию Северной Кореи могло бы соединить через Транскитайскую и Транссибирскую железные дороги производителей из Юго-Восточной Азии с европейскими рынками. Кроме того, КНДР обладает значительным природным потенциалом в виде обширных залежей полезных ископаемых, а также солидным гидроэнергетическим ресурсом.

Северная Корея уже прошла стадию классической индустриализации и располагает достаточно развитой промышленной инфраструктурой, частично доставшейся ей в наследство от японской оккупации. Аграрный сектор экономики, по оценкам специалистов, при соответствующей модификации производственных отношений сможет полностью покрыть потребности страны в продукции сельского хозяйства. КНДР обладает армией из 9 млн квалифицированных и дисциплинированных рабочих. С населением в 23 млн человек страна представляет собой сравнительно емкий внутренний рынок, а наличие жесткой административно-командной системы позволяет начать рыночные преобразования с нуля.

Одна из основных проблем, с которой сталкивается любая экономика в процессе реформирования, – обеспечение достаточного и стабильного финансирования преобразований. Аналитики убеждены, что в этой области положение Северной Кореи уникально: ее источники финансирования находятся в буквальном смысле на расстоянии вытянутой руки. В первую очередь это экономическая помощь Южной Кореи, которая значительно интенсифицировалась благодаря проводимой Сеулом политике «солнечного тепла». Кроме того, это контрибуции, которые выплачивает в том или ином виде Япония. По некоторым оценкам, их величина может достигать 5–9 млрд долларов. И, конечно же, Китай, который является сегодня главным экономическим партнером Северной Кореи. Из КНР в Корею сегодня поступает до 70% всей гуманитарной помощи и дешевое топливо.

По мнению Майкла Хейя, нью-йоркского адвоката с богатым опытом ведения бизнеса в Северной Корее, «сегодня это не то место, куда следует направлять свои капиталы, если вы хотите разбогатеть быстро и с минимумом усилий. Но если ваша компания имеет долговременные масштабные планы, серьезные финансы и конкретный проект, продукт или услугу, которую она готова предложить – тогда обратите на КНДР самое пристальное внимание».

Сегодня главный вопрос состоит в том, будет ли способно нынешнее коммунистическое правительство обеспечить мягкость неизбежного перехода страны от плановой экономики к экономике рыночной и удержать страну от неконтролируемого сползания в стадию дикого капитализма и сопутствующих ей социальных потрясений.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики