О реформах не договорились

Редакционная статья

О реформах не договорились

От саммита СНГ в Минске ожидали разного. И решения о начале реформ организации, и решения некоторых стран о выходе из Содружества. С необходимостью каких-то перемен согласны все. По поводу того, какие перемены нужны, согласия не было. Не появилось его и после саммита.

О чем говорили президенты в узком кругу, точно не известно, во всяком случае пока. Встреча была закрытой для прессы. Некоторые увидели в этом злую волю «батьки» Лукашенко и частный случай тотального удушения свободы слова в Белоруссии. Хотя решение о формате заседания вряд ли могло быть принято им единолично. Вероятнее всего, вопросы, поднимавшиеся в ходе заседания, были достаточно серьезны для собравшихся. Все-таки дипломатия – это не лозунги и не интервью для прессы, это переговоры. А переговоры даже в эпоху заранее подготовленных пресс-релизов – это встречи за закрытыми дверями. Известны лишь их результаты, которые дают повод в равной степени и для разочарования, и для оптимизма.

С одной стороны, предложения Нурсултана Назарбаева по реформированию Содружества не прошли, что само по себе уже свидетельствует в пользу реформ если не всего СНГ, то хотя бы механизмов предварительного обсуждения и согласования позиций. Эффективность их работы вызывает сомнения – ведь казахстанские предложения были озвучены еще в прошлом году. Программу реформ, похоже, даже и не обсуждали. Вряд ли это сильно расстроило казахстанского президента. Такова уж судьба практически всех его предложений – и по созданию Евразийского союза государств, и по переносу столицы из Алматы в Акмолу, и по созыву Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии. Ждать воплощения в жизнь всех этих предложений пришлось по нескольку лет.

С другой стороны, Казахстан является членом нескольких региональных структур, способных удовлетворить любые потребности в сотрудничестве – как экономическом, так и военно-политическом. Показательно, что членом всех этих организаций является и Россия. Собственно, именно эти две страны и выступают ядром и локомотивом практически всех интеграционных структур. Не случайно вопрос о том, где и когда будут собираться лидеры Содружества, уже стал решаться на встрече президентов Казахстана и России.

Казахстан выступил инициатором создания внутри Содружества структур, которые сегодня некоторыми из стран-членов рассматриваются как главная угроза СНГ (ЕврАзЭС и ЕЭП), но которые могут служить образцом реальной, а не декларативной интеграции. И при этом у Казахстана, в отличие от России, сохраняются дружеские отношения со всеми странами, которые в эти структуры не входят.

Стоит отметить, что Казахстан, будучи ближайшим союзником России, отнюдь не копирует ее отношения с соседями по СНГ. У Нурсултана Назарбаева прекрасные личные отношения с лидерами всех государств Содружества. Казахстан под экономическим сотрудничеством обычно понимает не предоставление ему каких-то льгот, отсрочек выплаты долгов или доступа на рынок. Казахстанский бизнес выступает в качестве инвестора и в России, и в тех странах, отношения с которыми у России практически заморожены.

Накануне саммита в Минске президент Грузии Михаил Саакашвили встречался в Тбилиси с группой казахстанских инвесторов и сказал, что Казахстан был первой страной, проложившей путь в Грузию крупному капиталу. Грузинский президент никогда не скупился на комплименты в адрес и Казахстана, и его лидера Нурсултана Назарбаева. В прошлом году казахстанский президент умело использовал такое отношение вождя «революции роз» для изоляции своих политических оппонентов накануне президентских выборов. Сегодня Грузия рассматривается казахстанским бизнесом как перспективный рынок для инвестиций.

Опыт многих международных организаций показывает, что процесс реформ, с необходимостью которых согласны все участники, может забуксовать на многие годы еще на уровне обсуждения содержания этих реформ. У СНГ шансы на проведение реформ выглядят предпочтительнее. Потому хотя бы, что реформа СНГ может стать не просто предложением Казахстана, но личным делом его президента. А практика показала, что любая инициатива Нурсултана Назарбаева, какой бы невыполнимой она ни казалась, в конце концов будет реализована, если она станет его личным делом, то есть войдет в планы и графики работ всех казахстанских госструктур не как государственная программа, а как программа президента. Потому что государственные программы у нас выполняются, конечно, в первую очередь, но президентские – вне очереди.