Святое дело

Поможет ли попытка премьер-министра Турции использовать визит Папы Римского Бенедикта XVI для того, чтобы вывести из тупика переговоры о вступлении в Европейский союз? Скорее всего, нет, но попробовать стоило

Святое дело

Завершившийся в воскресенье визит Папы Римского Бенедикта XVI в Анкару и Стамбул в очередной раз всколыхнул дебаты о вступлении Турции в Европейский союз. Перед началом визита некоторые политические наблюдатели даже предсказывали, что папский вояж может стать поворотным пунктом в затянувшемся диалоге христианской Европы и мусульманской Турции. В то время как вопрос о членстве Турции в Евросоюзе в очередной раз повис на волоске, турецким властям было особенно важно продемонстрировать радушие и гостеприимство по отношению к высокому гостю. Именно с этим – со стремлением произвести как можно лучшее впечатление на Запад, по мнению аналитиков, связано внесенное в последний момент изменение в графике турецкого премьер-министра Реджепа Эрдогана.

Шаги навстречу

Первоначально он вообще не планировал никаких встреч с Папой, ссылаясь на необходимость присутствия на саммите НАТО в Риге. Обе стороны, и Ватикан, и Анкара, выступили с заявлениями, что подобный жест ни в коем случае нельзя рассматривать как демарш со стороны руководства Турции. Но на одной из пресс-конференций в начале ноября на вопрос, планируется ли его встреча с главой римской католической церкви, глава турецкого правительства довольно резко ответил, что он не согласует свое расписание с римским Папой.

Папа Бенедикт XVI в свою бытность кардиналом Йозефом Ратцингером сдержанно относился к возможности принятия восточной исламской Турции в Евросоюз. Не далее как два года назад в своем интервью французской газете Le Figaro он заявил, что Турция всегда была противоположностью Европы, и советовал ее руководству, вместо того чтобы пытаться стать еще одним членом ЕС, стать лидером среди исламских государств. «На протяжении всей истории, – продолжал кардинал, – Турция всегда представляла собой другую, отличную от Европы, часть света. Пытаться сделать из двух частей одну было бы большой ошибкой. Это бы означало потерю национальной самобытности, исчезновение культуры в угоду экономике».

Как показало содержание речи, прочитанной теперь уже Папой Бенедиктом XVI 12 сентября этого года, его взгляды на взаимоотношения ислама и Запада не претерпели кардинальных изменений. Вместе с тем некоторые наблюдатели полагают, что негативная реакция исламского мира на его баварский спич, возможно, заставила Йозефа Ратцингера скорректировать свои взгляды.

Поэтому столь значимым в глазах многих экспертов выглядит решение турецкого премьер-министра лично прибыть в аэропорт Анкары, чтобы первым приветствовать Его Святейшество на турецкой земле. Офис премьер-министра дал понять, что Реджеп Эрдоган хотел бы этим жестом гостеприимства сгладить то негативное впечатление, которое начало складываться у западного обывателя под влиянием репортажей о многочисленных протестах на улицах Стамбула и угроз расправы с понтификом со стороны исламских экстремистов. И этот шаг не остался незамеченным. Как сообщили информационные агентства, в беседе с Реджепом Эрдоганом Папа выразил поддержку вступлению Турции в Европейский союз. По словам главы турецкого правительства, он «обратился к Папе за поддержкой на нашем пути в Европейский союз, и он сказал мне, что мы (Ватикан) хотим, чтобы Турция была частью ЕС».

И премьера можно понять. Правительство Эрдогана считает себя жизненно важным мостом между Западом и Востоком, представляющим современный демократический ислам, понятный европейцам и дружественный к ним. В то же время, как лидер политической партии, пришедшей к власти под исламскими лозунгами, Эрдоган не может себе позволить показаться слишком близким к понтифику, так как с точки зрения многих Бенедикт XVI особо не жалует ни мусульман, ни турок.

[inc pk='2235' service='media']

Тем более важной выглядит и личная встреча Папы Бенедикта XVI с Али Бардакоглу, который сегодня является самым влиятельным и авторитетным религиозным деятелем Турции, президентом турецкого Управления по делам религии. Первоначально Ватикан ожидал, что г-н Бардакоглу, как того требует дипломатический протокол, позвонит в посольство Ватикана в Турции и будет удостоен телефонного разговора с Бенедиктом XVI. Но турецкий религиозный лидер отказался это делать. Тогда Папа Римский решил лично посетить офис Управления и встретиться с его руководителем.

Несколько месяцев назад г-н Бардакоглу был одним из самых последовательных и непримиримых критиков главы римской католической церкви, после того как широкой публике стали известны детали речи, с которой Папа Римский выступил в Регенсбурге. Напомним, что в ней он в качестве опорного высказывания для дальнейших рассуждений о христианстве и исламе и правде об обоих, процитировал средневекового византийского императора Мануэля II Палеолога, считавшего, что пророк Мухаммед принес в мир только зло и бесчеловечность. По мнению многих турок, дополнительное оскорбление было нанесено тем, что император защищал Константинополь, колыбель православной церкви, от исламских завоевателей, которые впоследствии дали городу его нынешнее имя Стамбул. Но в преддверии начала визита Али Бардакоглу сказал, что Турция сердечно приветствует Папу, несмотря на некоторые его высказывания.

Свет в конце туннеля

Личная встреча Папы с турецким премьер-министром, как и встреча Бенедикта XVI с г-ном Бардакоглу, уверены политологи, еще сыграют свою позитивную роль в прогрессе переговоров между республикой и Евросоюзом. Турция по сравнению с большинством мусульманских стран относительно благосклонна к своим гражданам, исповедующим другие религии. Вместе с тем нежелание страны двигаться дальше в предоставлении свободы вероисповедания своим жителям вот уже в течение многих лет служит одним из препятствий по ее вступлению в Европейский союз. Именно под давлением Европы Анкара постепенно ослабляла давление на религиозные меньшинства внутри государства. Например, недавно одной из протестантских групп впервые разрешили открыть в Стамбуле церковь.

По словам священника греческой православной церкви одного из стамбульских приходов, отца Александра Карлотсоса, реформы, которые обязательно последуют за вступлением Турции в Европейский союз, дают людям чувство, что они обязательно увидят свет в конце туннеля.

С ним согласен и руководитель армянской православной общины Турции, Его Святейшество патриарх Месроб II. «Как христианин я верю, что вступление Турции в ЕС поможет построению в стране мультикультурного общества, в котором христиане будут иметь равные возможности с мусульманами. И потом, – продолжил свою мысль патриарх, – не лицемерие ли это, заявлять, что мусульманское государство на краю Европы, которое значительно более умеренно, чем многие другие исламские нации, и светское настолько, насколько это вообще возможно в рамках своих собственных традиций, не может вступить в Евросоюз только потому, что оно мусульманское?»

Караул устал

Сбудутся ли надежды Турции, что гостеприимство, оказанное одному из высших духовных лидеров христианства, поможет этой стране изменить свой имидж в глазах Европы и сдвинуть с мертвой точки процесс принятия республики в ЕС? Это станет ясно 11 декабря, когда в Брюсселе соберутся министры иностранных дел 25 стран Евросоюза. Один из основных вопросов в повестке дня саммита: что делать с Турцией? В качестве основополагающих рекомендаций будут использованы предложения, выработанные Европейской комиссией. Главным препятствием на пути принятия Турции в союз является ситуация вокруг острова Кипр, который поделен фактически на два государства: греческую Республику Кипр, она признана международным сообществом единственным законным государственным образованием на острове, и самопровозглашенную в 1983 году после многолетней войны Турецкую республику Северного Кипра, ее территория контролируется войсками Турции. Турция же является единственным государством, официально признавшим суверенитет Северного Кипра.

Визит Папы в Турцию еще сыграет свою позитивную роль в прогрессе переговоров между республикой и Евросоюзом

Греческий Кипр был принят в ЕС в 2004 году. В октябре следующего года Евросоюз потребовал от Турции, как одно из условий для успешного завершения переговоров о членстве в ЕС, расширить действие Европейско-Турецкого таможенного союза и на греческую Республику Кипр, в частности, разрешить ее морским судам заходить в турецкие морские порты, а авиалайнерам – использовать турецкие аэропорты. Правительство Турции формально согласилось с этим требованием, но на практике не предприняло никаких шагов по его реализации. В свою очередь турки потребовали от европейцев снятия экономических санкций с Северного Кипра. Южный Кипр сразу заявил, что как член ЕС будет накладывать вето на любые попытки прямых торговых отношений со своим северным соседом по острову.

В настоящий момент, по словам специального уполномоченного по расширению ЕС Олли Рен, «пока не идет речи о полном прекращении или замораживании переговоров. Они будут продолжаться, но гораздо медленнее». Ранее представитель Финляндии, являющийся председателем ЕС, заявил, что переговоры между Турцией и Евросоюзом зашли в тупик. В самой Турции с каждым месяцем усиливается разочарование тем темпом, в котором идут переговоры. Турция начала свои попытки стать «настоящей Европой» еще в 1959 году, когда подала заявку на вступление в Европейское экономическое сообщество, так называемый Общий рынок. Через четыре года была принята в него на правах ассоциативного члена. И в таком статусе пребывала 24 года, пока не подала заявление на полноценное членство. В 1999 году страна официально становится кандидатом на членство в Евросоюзе. И только в прошлом году начались переговоры о вступлении Турции в этот блок на правах полноценного члена. Помимо неурегулированной ситуации с Кипром у Европейской комиссии есть еще ряд претензий к будущему партнеру по союзу, в частности, низкая скорость, с которой Турция приводит свое законодательство в соответствие с европейскими стандартами.

Теперь Евросоюз стоит перед дилеммой, какие шаги предпринимать в случае отказа Турции от открытия своих портов для кипрского транспорта. Все 25 государств должны выработать единое решение по этому вопросу. К сожалению, позиции отдельных стран по этой проблеме настолько разнятся, что поиск компромисса превращается в неразрешимую задачу. И это в то время, когда большинство европейских политиков призывают к скорейшему разрешению ситуации. По словам члена европарламента Камиэла Ерлинга, «кто-нибудь думает о том, как с каждым днем сторонам все труднее вернуться за стол переговоров: в Европе набирают силы антитурецкие настроения, а Турция становится все более националистической?».

Премьер-министр Реджеп Эрдоган уже дал понять, что он предпочтет приостановку переговоров о членстве в ЕС подчинению неразумным требованиям в отношении Кипра. А бывший турецкий президент и премьер-министр Сулейман Демирель заявил, что требование Евросоюза по предоставлению больших прав представителям курдского меньшинства может угрожать единству государства, а потому не может быть принято.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее