Черепаха в погоне за зайцем

За прошедшие 20 лет глобальный экономический ландшафт претерпел кардинальные изменения: вслед за «азиатскими тиграми» из этого же региона на международный рынок пришли страны, претендующие на роль новых мировых экономических лидеров. Но кто из них – Индия или Китай – будет самым первым?

Черепаха в погоне за зайцем

Десятилетия, прошедшие после окончания Второй мировой войны, стали свидетелями роста экономического и политического влияния стран Азии. В конце XX века экономическое лидерство в регионе перешло к Китаю и Индии. При этом эти две державы претендуют не только на региональное, как это было в случае с «азиатскими тиграми», но и на глобальное лидерство. Все чаще КНР и Индию характеризуют как двигателей роста мировой экономики, уточняя, что Китай это «мастерская» всего мира, а Индия – его «резервный офис».

Чем большее влияние и вес набирают новые лидеры, тем чаще их сравнивают друг с другом. Сегодня Индия и Китай совместно производят только 6% мирового валового внутреннего продукта. Но уже к 2020 году, согласно большинству прогнозов, ВВП Китая превысит ВВП отдельно взятых экономических держав Запада, кроме США, а ВВП Индии либо превзойдет ВВП европейских стран, либо будет близок к этому.

Уже сегодня на Китай и Индию, где проживает до 40% населения планеты, приходится – в терминах паритетов покупательной способности – около 18% мировой экономики. Темпы роста экономик этих двух стран в течение последних двух десятилетий в два раза превышали темпы роста мировой экономики. Если эта тенденция продолжится, то уже через десять лет по ряду макроэкономических показателей Китай сможет обогнать Соединенные Штаты, а Индия – Японию.

Привлекательность Китая как глобальной фабрики по производству широчайшего спектра товаров, от рубашек до микропроцессоров, складывается из комбинации массивных инвестиций с недорогой, но трудолюбивой и квалифицированной рабочей силой. Вместе с тем Китай – это потребительский рынок огромной емкости. Сегодня он крупнейший в мире рынок потребления более 100 наименований товаров, включая сотовые телефоны, цемент, сталь и телевизоры. Как результат, уже сегодня в каждой городской семье есть как минимум один цветной телевизор и стиральная машина, а в 60% семей – кондиционеры и мобильные телефоны. В Индии телевизоры есть только в каждой второй семье, живущей в городе, а стиральные машины – только в каждой пятой. Кондиционеры и мобильники по-прежнему остаются атрибутами «богатой жизни».

В абсолютных величинах Китай в своем экономическом развитии ушел гораздо дальше Индии. Экономические реформы в Поднебесной начались в 1978 году, при среднегодовых темпах роста в 9,7% в период с 1995 по 2005 год. Главными двигателями стремительного роста китайской экономики стали прямые зарубежные инвестиции (ПЗИ) и экспортно-ориентированный рост производства товаров народного потребления. Индия вступила на путь экономических реформ в 1991 году, и темпы роста ее экономики составляли до последнего времени в среднем 5,8% в год. Главным источником роста в этой стране стал сервисный сектор экономики. Большинство иностранных инвестиций в Китай идет от предпринимателей из зарубежных китайских диаспор, в первую очередь из США. Рост же индийской экономики осуществлялся главным образом благодаря развитию собственного бизнеса.

Революция или эволюция

В наследство от британской колонизации вместе с развитой промышленной инфраструктурой Индии достались и три «нематериальные» ценности, которые, тем не менее, позволяют ей максимально использовать экономические возможности, предоставляемые глобализацией. Это английский язык, демократия и свобода прессы. Английский язык стал lingua franca международного бизнеса и научных исследований. Практически вся индий-ская интеллигенция знает этот язык, его преподают в школах и институтах. Именно наличие большого сектора англоговорящей рабочей силы привлекает иностранные, в первую очередь американские и британские, компании, которые учреждают в Индии многочисленные резервные офисы. Помимо бизнес-аутсорсинга большую роль в индийской экономике играет и IT-аутсорсинг. В Китае отчасти языковой барьер стал препятствием на пути развития такого бизнеса и заставил местных бизнесменов сконцентрироваться не столько на разработке новых товаров и услуг, сколько на производстве. Желая в корне переломить ситуацию, правительство КНР приняло ряд мер, направленных на то, чтобы как можно больше жителей страны овладело английским языком. В частности, планируется обучать ему с пятилетнего возраста.

Демократическая система правления в Индии и авторитарная в Китае вызывают неоднозначную оценку в плане их влияния на экономический рост этих стран. С одной стороны, практически все эксперты согласны с тем, что начать коренные экономические преобразования, переход от плановой к рыночной экономике гораздо легче при наличии централизованной системы управления. При авторитарном режиме такая перестройка дает быстрые и осязаемые результаты. С другой – вмешательство государства во все аспекты экономической деятельности, особенно на макроуровне, зачастую мешает механизмам рынка работать с максимальной эффективностью. Кроме того, практически неизбежной всем аналитикам видится трансформация современного авторитарного китайского режима в более демократическую форму правления.

Как будет протекать этот переход, революционно или эволюционно, и какое влияние он окажет на развитие китайской экономики – одна из неизвестных величин экономических прогнозов. Индия же страна с давно сформированными и стабильно работающими институтами демократической власти, с независимой от государства юридической системой и с относительно прозрачным механизмом законодательной и исполнительной деятельности. Кроме того, в отличие от Китая в Индии с большим почтением и пониманием относятся к интеллектуальной собственности и авторскому праву.

Индийская «черепаха» против китайского «зайца»

«Заяц» и «черепаха» – эти два образа стали типичными, когда речь заходит о сравнении экономик Китая и Индии. Подавляющее большинство аналитиков склоняются к тому, что Китай в ближне- и среднесрочной перспективах является несомненным лидером. Но, как и в сказке, хотя личность победителя кажется бесспорной, более детальный анализ вскрывает множество препятствий на пути «зайца», которые дают «черепахе» на длинной дистанции шанс если и не прийти к финишу первой, то, во всяком случае, не очень отстать от лидера.

Анализ состояния двух растущих азиатских экономик позволяет выделить более 10 различных факторов, склоняющих чашу весов в пользу того или иного соперника.

При сравнении экономических показателей Китая и Индии специалисты обычно выделяют три индикатора, которые, по их мнению, говорят о превосходстве на данном этапе китайской экономики. Это разница в темпах роста ВВП двух стран, разница в объемах прямых иностранных инвестиций и разница во внешнем облике двух бизнес-столиц – Шанхая и Бомбея (Мумбая).

Темпы роста экономики Китайской Республики, по официальным данным, почти достигли 10% в год, в то время как Индия едва дотягивает до 6%. Между тем, по мнению некоторых экспертов, цифра в 10% может не совсем соответствовать истине.

Так, индийский экономист Раджав Шринивасан убежден, что показатели роста китайской экономики «просто взяты из воздуха» и реальная цифра составляет около 6–6,5%. С ним согласен экономист Томас Равски из Питсбургского университета: «Китайская экономика находится в состоянии регресса, и темпы ее роста не превышают 4% в год». Британский аналитик Брюс Гиллей утверждает, что все утверждения о стремительном росте китайской экономики – не более чем пропаганда, которая ведется западными инвестиционными банками, транснациональными корпорациями при активной поддержке китайских националистов. В реальности, полагает г-н Гиллей, в течение последних 20 лет индийская «черепаха» продвинулась гораздо дальше китайского «зайца» по пути социального и экономического прогресса.

Положение об особой привлекательности китайского рынка для иностранного капитала г-н Шринивасан тоже считает во многом мифическим. По его подсчетам, не менее 50% прямых зарубежных инвестиций в экономику Китая приходятся на так называемый краткосрочный капитал, то есть капитал, который, зачастую не вполне законно, был вывезен за пределы страны, а потом ввезен обратно в виде иностранных инвестиций. В то же время, утверждает индийский экономист, методика подсчета объема ПЗИ в Индии приводит к занижению этого показателя. Реальные значения составляют порядка 8 млрд долларов для Индии и 20 млрд для Китая. «Черепаха» еще на шаг стала ближе к «зайцу».

Если заглянуть за внешний облик главных финансовых центров: Шанхая с его сверкающими небоскребами, прямыми автострадами и современным аэропортом и Бомбея с десятками тысяч лачуг, узкими, забитыми автотранспортом улицами, то именно Бомбей несет на себе печать кардинальных экономических перемен. Благоустроенность и чистота крупных китайских городов достигается за счет жесточайшего контроля власти за передвижением населения внутри страны. А вот толпы на улицах Бомбея говорят о том, что индийские трудовые ресурсы (это в первую очередь мигранты из сельской местности) вольны перемещаться туда, где они смогут найти работу, что говорит о приверженности Индии идеям рыночной экономики.

Британский журнал «Экономист» замечает, что рано или поздно тот избыток рабочей силы, который наблюдается в сельских районах Китая, будет вынужден переместиться в город, и сверкающие новенькими небоскребами и шопинг-моллами китайские города станут гораздо больше похожи на прочие города развивающейся Юго-Восточной Азии, в том числе и по количеству лачуг.

Но все чаще раздаются голоса, что стратегические интересы Индии и Китая лежат не в соперничестве, а в сотрудничестве. В 2005 году премьер-министр Индии Манмохан Сингх, касаясь перспектив индийско-китайских отношений, заявил, что «вместе мы изменим мир». Приверженность к такому подходу была продемонстрирована и во время недавнего визита в Индию китайского президента Ху Цзиньтао.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?