Становится все темнее

Становится все темнее

Порой я испытываю дежа вю: уж не вернулись ли к нам смутные 90-е? Именно тогда мы познакомились с термином «веерные отключения» и попробовали, каково это – жить без света, газа и отопления. И вот это явление, иначе не скажешь, нам вновь угрожает. В конце лета – начале осени областные и городские власти дружно рапортуют о 95-процентной готовности к осенне-зимнему сезону (говорить о 100-процентной готовности, очевидно, совесть не позволяет). А как только выпадет первый снег и ударят холода, выясняется, что оптимизм акимов и руководителей различных коммунальных служб ничем не обоснован. Почти из всех регионов страны начиная с ноября поступают сообщения об отключениях отопления и особенно электроэнергии. Плачущие бабушки, и дома не снимающие своих кацавеек, потому что температура в квартире не поднимается выше 8 градусов, вновь заполонили новостные программы местных телеканалов. Вот одно из последних сообщений: в Южно-Казахстанской области в результате возникшего дефицита электроэнергии ограничена подача электричества потребителям. «Веерные отключения» в области стали нормой: во всех районах и главном городе – Шымкенте – электричество вырубают по графику. При этом тарифы на электроснабжение значительно повышены накануне зимы.

Уже несколько лет правительство заявляет о том, что Казахстан будет испытывать дефицит электроэнергии. Причина – в растущей экономике. Кстати, эксперты именно по потреблению электроэнергии оценивают экономический потенциал страны. То есть эти два процесса – рост экономики и энергопотребления – идут параллельно. К экономическому росту мы готовы и с удовлетворением отмечаем увеличение ВВП. Вроде растет и производство электроэнергии. По данным госагентства по статистике, за 9 месяцев этого года оно увеличилось на 5,3% по сравнению с тем же периодом прошлого и достигло 51,8 млрд кВт/ч. Еще более 2 млрд кВт/ч мы импортировали в основном из России. Но и этого, как выясняется, мало. Казахстану катастрофически не хватает источников электроэнергии. Строительство новых ТЭЦ и ГЭС отстает от роста потребностей в электроэнергии промышленности и сельского хозяйства. Министерство энергетики прогнозирует, что в 2010 году Казахстану потребуется дополнительно 1460 МВт, а к 2015-у – около 1750 МВт. И делает вывод: при мощности существующих электростанций обеспечить эти объемы электроэнергии не представляется возможным. Специалисты считают, что необходимо волевое решение со стороны правительства, чтобы реконструкция энергетической отрасли сдвинулась с мертвой точки. Положение усугубляется тем, что выработка энергии на устаревшем оборудовании электростанций, построенных в 50-60-е годы прошлого столетия, обходится значительно дороже. Издержки производства, естественно, ложатся на потребителя.

На одном из заседаний правительства, где обсуждался вопрос дальнейшего развития отрасли, премьер-министр Даниал Ахметов, согласившись с тем, что растущая экономика приводит к дефициту электроэнергии, заявил: «Возможно, Казахстан будет импортировать электроэнергию из стран СНГ, в частности из Таджикистана... Если же внимательно проанализировать, что сегодня имеет Казахстан, где мы можем быстро покрыть тот недостающий объем электроэнергии, то, к сожалению, в руках у правительства будет не так много инструментов, которые позволят эффективно решить эти задачи». По некоторым данным, в структуре энерготарифа регулируется только 27–30 процентов. Означает ли это, что правительство расписалось в своем бессилии? Если судить по последнему росту цен на услуги естественных монополий, антимонопольщики, призванные стоять на защите интересов потребителей, гурьбой пошли на поводу у энергетиков.

Цены на электроэнергию выросли почти во всех регионах Казахстана. В Актюбинской области для населения стоимость 1 кВт/ч составила 5,93 тенге. В Павлодарской области тариф повышен с 6 декабря на 9,5%, жители будут платить за 1 кВт/ч 4,61 тенге вместо прежних 4,21 тенге. В Алматы и Алматинской области новые тарифы введены в действие с 10 декабря. Цены на электроэнергию для населения выросли на 17% – до 5,43 тенге за 1 кВт/ч. Повышены тарифы для промышленных предприятий и сельхозпроизводителей. Кроме того, в Алматы и области отменен «ночной» тариф, введенный в 1999 году. Как объясняют в Алматыэнергосбыте, этот тариф был введен в связи с существовавшим в то время избытком вырабатываемой электроэнергии, чтобы уравновесить дневное и ночное потребление. Сейчас же растет ее дефицит, вот организация и посчитала, что больше невозможно предоставлять электричество по сниженным ценам. Стемнело – ложитесь спать, ночное бодрствование дорого обходится.

Стоимость 1 кВт/ч, говорят в Алматыэнергосбыте, без учета рентабельности обходится в 4,60 тенге. Столько платили алматинцы до нынешнего повышения тарифа. Теперь энергоснабжающие организации получат свою рентабельность – аж 17%. А когда-то бельгийский «Трактебель», который владел энергетическими сетями южной столицы, прогнали за слишком настойчивые просьбы повысить тариф до рентабельного.

Возникает такое чувство, что казахстанские поставщики коммунальных услуг тоже хотят откусить свой кусок пирога при существующей вакханалии цен. Благосостояние населения растет, о чем заявляется с самых высоких трибун, зарплаты и пенсии увеличиваются – так что повышение тарифов на 1–2 тенге пройдет почти незамеченным. Конечно тем, кто получает 100 тыс. тенге, а в следующем году с ростом зарплаты на 30% – уже 130 тыс., такое повышение действительно не сильно ударит по карману. А те, кто имеет 10 тыс. тенге, а в 2007 году – на 3 тыс. больше, почувствуют разницу.

Не стоит забывать и о мультипликативном эффекте повышения тарифов на электроэнергию: они потянут за собой абсолютно все цены. В такой ситуации впору говорить не об инфляции, а о гиперинфляции. Что следующий год и покажет.

Хотелось бы предложить правительству: вместо того, чтобы миллиарды тенге направлять на многочисленные программы развития, профинансируйте реконструкцию и строительство новых электростанций, а не перекладывайте все затраты на потребителя. Это был бы реальный вклад в развитие.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?