Практика не совпадает с теорией

Активно продвигая проект социально-предпринимательских корпораций, Казахстан фактически хочет стать активным бизнес-игроком

Практика не совпадает с теорией

Процесс создания социально-предпринимательских корпораций (СПК) вступил в заключительную фазу – реализацию. Уже объявлено о старте пилотного проекта СПК «Сарыарка» в Карагандинской области, создан специализированный совет при правительстве, состоящий из представителей заинтересованных государственных органов и объединений предпринимателей. Рабочей группой проведена инвентаризация государственных активов республики, земельных ресурсов, а также определен перечень видов и объемов запасов полезных ископаемых, предлагаемых СПК. Кроме того, в целях создания всех необходимых условий для успешного развития СПК разработан ряд нормативно-правовых актов. Мы уже рассказывали о первоначальном замысле авторов идеи СПК (см. «Эксперт Казахстан» №35, «Административный фантом»). Однако сегодня, после того как в середине октября правительство создало рабочую группу по ускоренной реализации идеи, проект претерпел настолько серьезные принципиальные изменения, что фактически получился новый проект.

Смена направления

Одной из ключевых задач СПК было создание эффективного механизма кризис-менеджмента по реабилитации нерентабельных государственных и коммунальных активов. Причем было понятно, что коммунальные – это прежде всего объекты инфраструктуры (водопровод, канализация и так далее) Сейчас же, согласно подготовленному рабочей группой документу, этому явлению дана следующая дефиниция: «социально-предпринимательские корпорации – это устойчивые бизнес-структуры, осуществляющие свою деятельность с целью получения прибыли от производства и продажи товаров и услуг». Целью создаваемых СПК станет «обеспечение прорывного развития регионов путем диверсификации экономики, создание эффективной системы корпоративного управления, консолидация государственных активов и предпринимательской инициативы для решения социально-экономических задач». Как и предлагалось изначально, единственным акционером создаваемых СПК будет правительство. Планируется, что в уставный капитал СПК будут переданы бюджетные средства, земельные ресурсы, право недропользования на определенные виды полезных ископаемых, АО, ТОО с государственной долей участия, государственные предприятия, государственное имущество. Таким образом, по мнению рабочей группы, СПК, имея на балансе значительные и ликвидные активы, смогут привлекать долгосрочный капитал на условиях, приемлемых для реализации региональных проектов. В правительстве также считают, что предлагаемый способ капитализации и высокопрофессиональный менеджмент СПК позволят привлечь иностранных инвесторов в совместные региональные проекты, способствующие внедрению перспективных инноваций и высокотехнологичной продукции.

 «Если не будет серьезно отстроена система управления СПК, если в ней не будут учитываться интересы местных предпринимателей, то у некоторых предпринимателей возникнут серьезные проблемы для расширения и развития собственного бизнеса», – считает исполнительный директор Ассоциации предпринимателей Карагандинской области Гульнар Курбанбаева.

Вспомнили про инновации

«Что мы закладываем в СПК как в идеологию? Развитие частного бизнеса. Через СПК мы должны дать в регионах возможность бизнесу реализовать конкретные инвестиционные проекты», – говорит вице-министр индустрии и торговли, руководитель рабочей группы Аскар Батталов. По его словам, основная цель СПК – заработать деньги, чтобы они «были направлены в каждый реальный точечный социальный проект». И поэтому сегодня государство капитализирует СПК бюджетными средствами и придает этим корпорациям статус национальных компаний. Более того, на следующий год в республиканском бюджете заложено по два миллиарда тенге на каждую СПК. «Мы все-таки предполагаем, что эти деньги пойдут на проработанные и четко обоснованные инновационные проекты», – утверждает Аскар Батталов.

Задача, которую планирует решить правительство, чрезвычайно благородна. Однако выполнима ли? Ведь для создания инновационной экономики необходимо иметь как минимум инновационную среду. «Когда хотят, чтобы занимались инновациями, то структурой занимаются в последнюю очередь. Сначала создаются законы, льготы для вхождения капитала в определенные сферы. Вообще инновациями у нас называют все: купили оборудование – инновация, купили скот – инновация», – говорит председатель совета директоров АО «Альянс Полис» Сакен Сейфуллин.

Ключевое изменение концепции состоит в том, что СПК больше не ставится задача заниматься оздоровлением госактивов и вывода их, где это возможно, в конкурентную среду. Задача теперь в том, чтобы СПК сама стала активным игроком на рынке. Причем предполагается это сделать весьма своеобразным способом. В частности, если раньше для реализации бизнес-проекта предприниматели обращались в органы власти, где получали (с издержками, но получали) право на отвод земли, то теперь им придется с этим идти в СПК, которая согласно правительственной задумке будет входить соответствующими правами в тот или иной бизнес. Что касается месторождений, сразу определено – бизнес по добыче порядка 18 наименований полезных ископаемых (к примеру, уголь, олово, никель) будет передан преимущественно СПК. «СПК будут создавать совместные предприятия с частным бизнесом. Это будет диалог двух хозяйствующих структур, одна из которых государственная, имеющая государственные активы, еще незадействованные, и самое главное, заинтересованная в конечном результате»,– объясняет Аскар Батталов. Конечный результат, по его словам, это получение максимальной прибыли от этого проекта, в доле которого СПК участвует. Это значит, что СПК даст возможность развиваться без административного давления, без бесконечных проверок субъектов малого бизнеса.

Однако не все предприниматели так оптимистично оценивают перспективы. «Бизнес, так называемый придворный, нормально выживет, но тому, кто не имеет особых отношений с чиновниками, придется трудно», – считает Сакен Сейфуллин. «Сейчас мы наблюдаем переход от институциональных основ для развития частного бизнеса к прямому госуправлению. Я думаю, это сглаживание собственных промахов. Можно придумать самые разные идеи кроме СПК. Но все зависит от того, как будет реализован проект. Если реализация будет неграмотной, то любую идею можно похоронить», – говорит Гульнар Курбанбаева.

Обязательная социальная ответственность

Следующая большая задача, которую предполагают решить авторы проекта с помощью СПК, – социальная ответственность бизнеса. Правительство уже давно стремится сделать наш бизнес социально ориентированным. «Одной из основных задач мы видим внедрение международных стандартов социальной ответственности бизнеса», – утверждает Аскар Батталов. Между тем мнение предпринимателей к подобным идеям чрезвычайно критичное. «Мы все за социальную ответственность. Но это по указке сверху никогда не делалось. Надо создавать среду. А что получается? Говорили, уберем барьеры, пусть малый и средний бизнес развивается. А тут еще одна надстройка. Понятно, государству захотелось заняться бизнесом. Сначала сказали: создавайте ассоциации – отраслевые, профессиональные. Потом, что их слишком много, создавайте в каждой отрасли по одной. Создали «Атамекен» – попытка создания «министерства бизнеса». За ним создаются «Казына» и «Самрук», следующий этап – СПК, которыми управляют тоже чиновники. Почему-то считается, что это будет более эффективно, хотя постоянно с трибун говорится о том, что государство – плохой бизнесмен. На практике получается, что государство – хороший бизнесмен и будет входить во всякий бизнес», – считает Сакен Сейфуллин.

Еще один крупный отечественный предприниматель в приватной беседе сказал буквально следующее: «Создание СПК – это скорее жест отчаяния. Вместо того чтобы создавать благоприятную бизнес-среду, пытаются судорожными движениями создать имитацию бурной деятельности. Если идеи о создании 7 региональных корпораций будут реализованы, это приведет к смене экономического уклада. Похоже, здесь есть причины, которые лежат вне сферы экономики, и о них мы скоро узнаем». С подобным мнением согласен и Сакен Сейфуллин. По его словам, «сейчас реально происходит смена векторов в экономической политике». «Фактически все активы передаются в три организации – «Самрук», «Казына» и СПК. Все это происходит на фоне административной реформы. Малый бизнес скорее для формы, он остается где-то в тени. Много возможностей появится для рейдерства, для нового передела собственности». Гульнар Курбанбаева разделяет скепсис коллег лишь отчасти. «По большому счету, обществу СПК не вредят. Единственное опасение – активы, которые им передаются, права недропользования, землепользования. Есть инвестиционные проекты, которые должны быть реализованы. На уровне республики меньше возникает таких проблем. Больше головной боли на региональном уровне», – считает она.

Пока же ясно одно: вместо того чтобы создавать благоприятную бизнес-среду, расчистить коррупционное, административное поле, наладить прозрачный и понятный доступ к ресурсам (что, безусловно, сложно), власть пытается решить проблему административно-организационным путем. Если проект будет реализован в таком виде и в полном объеме, скорее всего, даже наверняка, это приведет к уходу наиболее активной части предпринимателей из страны и окончательному угасанию предпринимательской инициативы.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?