Принуждение к развитию

Ужесточение регулирования деятельности брокерских компаний затруднит им бизнес и затормозит развитие фондового рынка

Принуждение к развитию

Через пять лет отечественный брокерский корпус прекратит свое существование, его заместят российские брокеры. Такой неутешительный прогноз сделал эксперт рынка, независимый директор Азамат Джолдасбеков, выступая в рамках Форума эмитента, прошедшего не так давно в Алматы. По его мнению, к такому развитию событий подталкивает создание Таможенного союза и Единого экономического пространства России, Казахстана и Белоруссии, которое влечет взаимное признание брокерских лицензий с последующим прямым допуском брокеров на рынки трех стран. Поскольку российские брокеры исторически менее регулируемы и за счет этого более агрессивны в бизнесе, они легко поглотят зажатых нормативами казахстанских коллег.

Косвенно умиранию брокеров как класса способствует последняя инициатива регулятора. В целях повышения конкурентоспособности и надежности местных брокеров они будут разделены на две категории: инвестиционные компании (крупные брокеры, которые нарастят капитал и получат право осуществлять традиционные рисковые брокерские операции — например, маржинальную торговлю) и брокеров (мелкие конторы, зарабатывающие на жизнь исключительно куплей-продажей ценных бумаг для себя и клиентов). Последние в силу неразвитости биржевой торговли со временем просто уйдут с рынка. Но именно небольшие брокеры готовы взять на себя роль нишевых розничных компаний и привлечь на фондовый рынок массового клиента.

Вечные споры о главном

С тех пор как экономика Казахстана пустилась в свободное плавание, она накрепко встроилась в мировой финансовый рынок. На горизонте — вхождение в ВТО, в обозримом будущем — завершение формирования Единого экономического пространства. И разговоры о конкурентоспособности местных финансовых компаний далеко не новы. Так же, как страшилки о том, что придут чужие брокеры, а также банки, страховые компании и т.д. и разорят местных игроков.

На самом деле у местных компаний всегда есть весомое преимущество: они знают рынок, знают менталитет клиента, знают деловой оборот. Другое дело, что капитализации большинства местных компаний недостаточно для развития.

Благодаря тому, что Россия в свое время по-другому провела приватизацию, тамошние брокеры накопили больше средств. В России немалая доля акций распределялась среди трудовых коллективов, и брокеры сумели консолидировать эти акции в крупные пакеты с последующей перепродажей стратегическим инвесторам. Они хорошо на этом заработали. У нас же брокеры создавались под «государственный заказ». Сначала в 1997 году, когда правительство решило развивать фондовый рынок через программу «голубые фишки», затем — через десять лет, в 2007 году, на волне заявленных возможностей РФЦА. Именно на эти периоды приходится всплеск открытия новых брокерских компаний. Оба проекта закрылись, а брокеры остались.

Возникает вопрос: что им делать дальше, как развиваться? Программа «Народное IPO» простимулирует брокерский бизнес — от возможности заработать до притока новых клиентов, на привлечение которых естественным путем средств нет. Но «Народное IPO» — разовая мера, толчок. Далее следует сделать что-то, чтобы скорость развития только нарастала.

Во всем мире доход брокера формируют два источника: интернет-трейдинг и маржинальное кредитование (плюс, конечно же, ликвидный рынок ценных бумаг). В частности, российским брокерам маржинальное кредитование приносит 60–70% дохода. Фактически это способ дешевого фондирования на межбанке с продажей по более высокой ставке денег клиентам, торгующим с плечом (т.е. клиент может покупать ценные бумаги на сумму большую, чем есть у него в наличии). На российском рынке есть достаточное количество профессиональных спекулянтов, что дает дополнительную ликвидность бирже и свободу маневра брокеру. Кроме того, закон разрешает россиянам пользоваться деньгами тех клиентов, которые дали на это согласие. Фактически деньгами одних клиентов кредитовать других на покупку определенных бумаг, зарабатывая при этом комиссию.

В Казахстане к услугам брокеров — лишь брокеридж, не приносящий особого дохода на неликвидном фондовом рынке. Маржинальная торговля официально разрешена, но не используется из-за отдельных нестыковок в законодательстве, да и доступа к очень дешевым деньгам у казахстанских брокеров нет.

Ликвидность рынка следует развивать, сама она не появится. Но по вопросу, кто должен этим заниматься, единого мнения нет. По мнению одних экспертов, следует создать некий государственный орган, задача которого — развивать фондовый рынок. Регуляторов рынка до сегодняшнего дня было хоть отбавляй, а развивать его все равно некому. Другая точка зрения: отдельного органа не нужно, ведь есть специальные инструменты — программы по развитию рынка ценных бумаг. Вопрос в том, кто их реализует. И вообще развитие рынка — частная инициатива бизнеса. Надо формировать среду, которая даст пищу и воздух для частного предпринимательства. И удачные примеры уже есть.

«В начале года мы сделали проект по привлечению частных инвесторов для торговли фьючерсами на Казахстанской фондовой бирже. На очень короткий промежуток времени мы вдохнули жизнь в этот рынок, причем маленьким объемом внутренних инвестиций. Есть эффективные пути, как решить задачу по развитию розницы, — рассказывает председатель правления компании Freedom Finance Тимур Турлов. — Проблема в том, что для решения вопроса ликвидности, когда ты будешь ставить на бумаги узкие котировки, на которых ты не сможешь зарабатывать, нужна парадигма захвата рынка, нужны участники, которые скажут, что пятьдесят процентов розничного рынка должны быть моими и я готов вложить в это десять миллионов долларов в ближайшие пять лет. Следует понимать, что деньги сегодня не вернутся, но та доля рынка, которую я получу за очень небольшие инвестиции сейчас, сама по себе будет стоить дорого. Должны быть дух предпринимательства и вера в рынок, чтобы попытаться рискнуть деньгами, чтобы заработать завтра. Вопрос — кто первый рискнет и начнет применять розничные технологии. Чтобы накопить базу клиентов, нужно время: первые несколько лет ты не зарабатываешь, а лишь инвестируешь в обучение людей. Чтобы получить базу в сто шестьдесят тысяч инвесторов, надо провести через курсы один миллион человек. Это безумно сложная и амбициозная задача. Но это реально».

Брокерский бизнес — для толстосумов

Получается, что для появления ликвидного рынка ценных бумаг нужны долгосрочные инвестиции со стороны самих участников рынка и вера в светлое будущее. Но ситуация как раз такова, что большинство владельцев брокерских компаний не намерены играть вдолгую и вкладываться в развитие розницы, поскольку до конца непонятно, изменится ли регулирование и дадут ли брокерам зарабатывать.

В апреле текущего года на заседании совета по финансовой стабильности при Национальном банке были оглашены основные направления реформирования рынка брокерских услуг. Первый шаг — увеличение требования к уставному капиталу брокеров со 140 тыс. МРП до 400 тыс. МРП. Как объясняет регулятор, повышение капитализации продиктовано необходимостью управления и снижения кредитных рисков брокерскими компаниями, а также обеспечения зашиты инвесторов от действий брокеров, недобросовестно исполняющих свои обязанности.

Взамен отечественным брокерам предоставляются дополнительные возможности для бизнеса. Например, право напрямую, а не через посредников, как сейчас, покупать и продавать на международном рынке ценные бумаги, выпущенные в соответствии с требованиями иностранного государства. Кроме того, брокерам разрешат заключать сделки по схеме Т+n (т.е. оплачивать сделку не в день ее заключения, а позже), а также выступать в качестве клиринговых участников при совершении сделок.

Однако такое право получат лишь финансово устойчивые брокеры — те, которые нарастят собственный капитал до нужного размера. Таких компаний не очень много, и брокеры уже говорят о том, что меры регулятора больше смахивают на принуждение к развитию, которое требует средств. К тому же меры преждевременны и неактуальны для текущего состояния брокерского бизнеса, считают участники рынка.

Увеличение уставного капитала, призванное повысить кредитоспособность брокеров, специалисты прокомментировали так. «Кредитный портфель брокеров почти пуст — маржиналкой никто не занимается, хотя она предусмотрена законодательством, и надо лишь подправить условия ее исполнения. Сегодня уставной капитал брокера целиком лежит в ценных бумагах и, по существу, никакого риска отвечать по обязательствам клиента у брокера нет. Счета клиентов физически отделены от счетов брокера, и брокеры не могут использовать их в своих целях. Проблем с кредитоспособностью у нас нет», — говорит председатель правления компании «Сентрас Секьюритиз» Талгат Камаров.

К тому же, по его мнению, некоторые нормы приобретают просто гипертрофированные формы. Например, теперь все казахстанские брокеры могут покупать бумаги на международном рынке. Но продавать их могут лишь те, кто выполнит повышенные требования. Получается, что, с одной стороны, регулятор стимулирует импорт ценных бумаг на местный рынок (тех же акций Казахмыса и ENRC, листингованных в Лондоне или в Гонконге), с другой — нарушаем конституционные права инвесторов, разрешая покупать, но не продавать на более ликвидном зарубежном рынке. «К вопросу надо подходить более осторожно. Одноногий брокер никому не нужен», — комментирует г-н Камаров.

Тимур Турлов считает, что бессмысленно повышать порог входа на казахстанский рынок. Он и так пустой, и крупным брокерам, по существу, не с кем торговать. Регулятор, конечно же, заинтересован в вытеснении с рынка недобросовестных игроков. Но рынок заинтересован в большем количестве участников. Чем быстрее рынок придет к критической точке наличия клиентов, тем быстрее все начнут зарабатывать. Стоимость вхождения на рынок Казахстана и так в три раза больше, чем на рынок США. Причем обороты американского фондового рынка в десятки раз выше казахстанского.

Нерыночный концепт

Парадигма стимулирования брокеров регулятором — заставлять и требовать — к хорошему не приведет. Да, есть задача обезопасить инвесторов. Но такая безопасность напоминает стремление к ситуации: нет брокеров — нет риска и обмана. Хотя делать надо все наоборот. Не давить регулированием, а поддерживать предпринимательский дух мелких брокеров, которые занимаются розницей и социальным проектом.

«Народное IPO расшевелит рынок. А когда у брокеров появляется легальный рынок, на котором можно зарабатывать, они минимизируют любые вещи, не нравящиеся регулятору. Когда регулирование ужесточается, снижается возможность проводить легальные операции. Всякое мошенничество и манипулирование рынком имеют высокую рентабельность, так что они, похоже, умрут на рынке последними», — полагает Тимур Турлов.

В самом деле — проблема манипулирования связана как раз с тем, что на местном рынке мало инвесторов, и договориться о ценах двум-трем крупным компаниям не составляет труда. Или просто «опрокинуть рынок» крупной сделкой на миллиард долларов. Когда на биржу придет массовый инвестор, проводить такие схемы будет очень сложно. Во-первых, новые деньги будут мешать проводить договорные сделки. Во-вторых, при большом количестве игроков сложно предвидеть, куда двинутся цены — это и есть рыночное ценообразование. Но массового клиента могут затянуть на рынок лишь розничные игроки, в которых регулятор не заинтересован. Для развития отечественного фондового рынка необходима либерализация регулирования. Сначала дается возможность заработать, и лишь потом закручиваются гайки.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики