Такой же, но без крыльев

Тарифным регулированием в сфере энергетики недовольны и сами регуляторы, и регулируемые

Такой же, но без крыльев

Tарифная политика всегда была загадочной вещью, а после реформирования ряда отраслей, в том числе электроэнергетической и антимонопольного ведомства, стала еще загадочнее. Часть видов деятельности выделилась в конкурентную среду, часть осталась монопольной. Соответственно, антимонопольное ведомство было разделено на Агентство по регулированию естественных монополий (АРЕМ), имеющее самостоятельный статус, и комитет по защите конкуренции (КЗК) при Министерстве индустрии и торговли.

Хотелось, чтобы все было «как у людей», однако копирование чужого опыта пока не привело к желаемым результатам – цивилизованный энергетический рынок так и не сложился. Вместо конкуренции – концентрация производств внутри отраслей в руках нескольких крупных холдингов, распространение по оставшимся нишам аффилированных компаний, в результате – всегда обоснованные повышения цен. Может, при проведении реформ по западным аналогам недооценены были традиции развитого бюрократического социализма и развивающегося, но тоже бюрократического капитализма, может, скопировано было некачественно. Но неправильно оценив начальную диспозицию, ошиблись и с регулированием.

Скромное регулирование

Конечная стоимость электрической энергии включает в себя рыночную стоимость электроэнергии, производимой на конкурирующих электростанциях, тарифы на передачу электроэнергии по магистральным и городским сетям, утверждаемых AРЭМ, и снабженческую надбавку (ЭСО), размер которой согласовывается КЗК. Это утверждение верно лишь отчасти, поскольку имеет несколько уточнений.

Хотя считается, что уровень цен на электрическую энергию генерирующих станций определяет оптовый рынок, при этом остается часть генерирующих источников, которые регулируются по территориальному признаку. В частности, это генерирующие станции группы AES в Казахстане. Они по статусу имеют возможность выхода на оптовый рынок и продажи электроэнергии по рыночным ценам. «Тем не менее внутри отдельно взятой Восточно-Казахстанской области цены для этих станций устанавливает регулирующий орган, и эта цена в полтора раза ниже, чем спрос на рынке», – отмечает вице-президент группы регулируемых компаний AES в Казахстане Елена Каплуновская.

АРЕМ утверждает тарифы на передачу электроэнергии по сетям естественных монополистов, к которым относятся и распределительные энергетические компании (РЭК), поскольку по законодательству в каждом регионе может быть одна энергосетевая компания. Полномочия агентства не совсем соответствуют его названию. В деятельности монополистов оно регулирует лишь тарифы, да и то не полностью, и не влияет на все формирование затрат. Сейчас отраслевые министерства и ведомства занимаются лицензированием деятельности субъектов естественных монополий, разработкой и утверждением нормативов расходов сырья. На практике эти показатели служат основными аргументами для повышения тарифов субъектами естественной монополии. АРЕМу остается лишь собирать данные, по мере возможности ужесточая требования к подконтрольной части затрат. С июля 2006 года агентству передано право утверждения нормативно-технических потерь для субъектов естественных монополий с возможностью рассмотрения на публичных слушаниях.

Комитет по защите конкуренции согласовывает снабженческую надбавку для энергоснабжающих организаций, которая должна составлять не более 5% в конечной цене электроэнергии. Однако и само наличие отдельных организаций по сбыту, и выбор регулирующего органа вызывают ожесточенные споры. По утверждению депутата Шаймердена Уразалинова, несмотря на то, что выдано около 800 лицензий на снабженческую деятельность, фактически их действует намного меньше, поскольку весь рынок поделен между крупными компаниями, по сути являющимися в своих регионах монополистами. Факты ценового сговора и недопущения на региональные рынки новых компаний отмечают и в Министерстве энергетики, и в Министерстве индустрии.

В отношениях между КЗК и АРЕМ никогда не было единого мнения, много несогласованностей, вызванных не только субъективными причинами, но и законодательными погрешностями.

«В целом нет полной согласованности в законодательстве, регламентирующем регулирование естественных монополистов и доминантов. Имеют место нестыковки сроков рассмотрения заявок и их периодичности, нет механизма снижения конечной цены доминантов при введении компенсирующего тарифа для субъектов естественных монополий. По данным направлениям необходима совместная работа», – говорит председатель АРЕМ Бахытжан Сагинтаев. Действительно странно, когда части тарифа утверждают различные органы. Логичнее было бы АРЕМу следить за формированием тарифа в целом, а КЗК – наблюдать за концентрацией рынка, развитием конкуренции.

Как посчитать

Сегодня АРЕМ использует метод формирования тарифа по принципу «затраты + прибыль». То есть учитываются затраты, экономически обоснованные, ограниченные особым порядком формирования как по величине так и по составу, затраты на оказание регулируемых услуг, а также прибыль на задействованные активы и объем оказываемых регулируемых услуг. При этом на каждый вид регулируемых услуг субъекта естественной монополии составляется тарифная смета, предусматривающая постатейный учет затрат.

Чем больше в производственном цикле задействованы активы, тем выше уровень прибыли, учитываемый в тарифе. Принято считать, что таким образом создается стимул для модернизации оборудования, а кроме того, для оптимизации основных средств с избавлением от непрофильных активов. Но не все экономически продвинутые субъекты естественных монополий желают обновлять оборудование, предпочитая использовать прибыль на другие цели. «Для действенного контроля за распределением прибыли субъекта прорабатывается вопрос о наделении агентства функцией по согласованию распределения чистого дохода. Это позволит нам, регулирующему органу, участвовать в развитии субъектов естественных монополий посредством инициирования решения вопросов обновления производственных фондов и развития их инфраструктур», – отметил глава АРЕМ.

С тем, что компании, работающие в энергетической отрасли, необходимо как-то подтолкнуть к активным действиям по обновлению оборудования, капитальному ремонту, согласен и мажилисмен Уразалинов. Он предлагает внести в Инструкцию о порядке утверждения и введения цен (тарифов) на товары, работы, услуги субъектов естественных монополий дополнительное требование. А именно, при направлении заявки субъектом естественной монополии на утверждение цен прилагать отчет о выполнении согласованных с компетентным органом планов выполнения капремонта или инвестиционной программы.

По мнению председателя АРЕМ, применяемый нынче затратный механизм тарифообразования «обеспечивает оптимальный уровень прозрачности и обоснованности утверждаемых уровней тарифов, позволяет видеть как причины, так и создаваемые предпосылки к росту тарифов в результате принимаемых решений, в том числе другими государственными органами». Однако эта методика не стимулирует субъектов естественных монополий к снижению затрат. Так, постатейное неисполнение тарифной сметы, превышающей 5% от затрат, является основанием для введения временного компенсирующего тарифа.

Агентство анализирует возможность применения для расчета тарифов метода сравнительного анализа (бенч-маркинг). «При сравнительном анализе будут сопоставляться и анализироваться такие показатели, как протяженность линий, эксплуатационные затраты, количество подключений (потребителей), территория обслуживания и объемы оказываемых услуг. Пилотный проект сначала будет рассмотрен на примере региональных электросетевых компаний. И уже сейчас очевидно, что применение сравнительного анализа не совсем приемлемо для нас. При таком подходе к тарифообразованию сложно будет объяснить потребителю причины роста тарифа», – пояснил Бахытжан Сагинтаев.

Представители РЭК настойчиво напоминают всякий раз о необходимости включения в тариф сверхнормативных (коммерческих) потерь, которые вызваны хищением электроэнергии, проводов, электрооборудования с подстанций. Такая практика существует во многих странах: снизив масштабы воровства с безудержного и массового до сопоставимого с цивилизованными странами, наступает такой момент, когда терпеть убытки дешевле, чем бороться. Поэтому в ряде стран вносят в тариф 1–2% коммерческих потерь.

У нас в затратной части тарифа учитывается стоимость сверхнормативных потерь в размере 0,8% от объема реализации товара (услуги), но при наличии согласованной с агентством инвестиционной программы мер, направленных на снижение сверхнормативных потерь. На сегодняшний день в сфере передачи и распределения электроэнергии согласовано 5 инвестиционных программ (АО «Городские электрические сети», ТОО «Караганда Жарык», АО «Мангистауская РЭК», АО «Восточно-Казахстанская РЭК», ТОО «Аксесс Энерго СК РЭК»).

«При расчете предельного уровня тарифов на среднесрочный период (временной интервал более одного года до пяти лет) включаются затраты, связанные со сверхнормативными потерями в размере до 5% от ежегодного объема оказываемых регулируемых услуг при условии наличия динамики их снижения в течение действия предельного уровня тарифов. В этот период субъект вправе сократить затраты в сторону их снижения в пределах утвержденной тарифной сметы, в том числе за счет снижения нормативных технических и сверхнормативных технических потерь. При этом агентство не снижает утвержденный предельный уровень тарифов, что является одним из стимулирующих факторов для субъекта. Средствами, полученными от сокращения затрат, субъект распоряжается самостоятельно. В остальных случаях сверхнормативные потери в тарифе не учитываются. Ведь потребитель не должен оплачивать расходы, связанные с хищением электрической энергии и отвечать за бесконтрольность со стороны субъекта», – объясняет глава АРЕМ.

Нынешняя тарифная политика требует кардинального пересмотра всех программ, от формирования затрат до стимулирования инвестиционных проектов. Впрочем, при отсутствии условий для здоровой конкуренции, при наличии ценовых сговоров, массы паразитирующих посредников, безучастии правоохранительных органов в борьбе с хищениями и вандализмом в энергосистеме можно ничего не менять. Но тогда беспредельный рост тарифов – самое лучшее, что может произойти в скором времени. Нещадная эксплуатация ветшающего оборудования, отсутствие внятной государственной программы помощи по его модернизации, замене очень быстро повлекут сбои в энергоснабжении регионов и технологические аварии.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?