Пишем Credit story

Пока не все банки готовы к сотрудничеству с Первым кредитным бюро, что тормозит его развитие. Однако процесс может и вовсе застопориться, если в ближайшее время на рынке появятся новые кредитные бюро

Пишем Credit story

Кредитное бюро (КБ) – объективная необходимость для минимизации рисков при существующем в Казахстане росте объемов кредитования. Образованное в июле 2004 года ТОО «Первое кредитное бюро» вышло на коммерческую деятельность в январе 2006-го. А о его существовании общественность узнала только в феврале того же года, когда состоялась презентация ПКБ. Первые сведения о заемщиках начали поступать в кредитное бюро в апреле нынешнего года. На сегодняшний день в базе ПКБ накоплено порядка 900 тыс. кредитных историй. Для первого года работы неплохо, но если вспомнить, что ссудный портфель банков уже достиг объема свыше 5 трлн тенге, то можно смело предположить: в ПКБ поступает далеко не вся информация о заемщиках. Это в какой-то мере подтвердил и председатель правления Народного банка Казахстана Григорий Марченко. «Кредитное бюро развивается медленнее, чем хотелось бы, и пока большого влияния на потребительское кредитование оно не оказывает – это требует накопления определенного объема информации. И в перспективе, причем уже в следующем году, мы должны увидеть отдачу от ПКБ. Я думаю, что все банки, которые занимаются кредитованием физических лиц, в перспективе должны участвовать в КБ, мы все в этом заинтересованы», – сказал он «Эксперту Казахстан».

У каждого банка свое КБ

Согласно закону «О кредитных бюро и формировании кредитных историй в РК» банки в обязательном порядке должны передавать все сведения о заемщиках в базу данных кредитного бюро. На сегодня договор с кредитным бюро на предоставление информации и получение кредитных отчетов заключили лишь 25 банков. Остальные пока не готовы сотрудничать с ПКБ по разным причинам. Чаще всего в качестве таковых сами банки называют технические проблемы.

Банки, которые занимают лидерские позиции на рынке кредитования, принимая решение о выдаче денег, сверяются с собственными «черными списками». По словам заместителя начальника службы безопасности Банка ТуранАлем Ермека Диканбаева, у управления экономической безопасности БТА существует «Список нежелательных заемщиков» (CRM Siebel). Он формируется на основании данных, полученных в процессе сотрудничества со службами безопасности других банков, коллекторскими компаниями, правоохранительными органами, а также в результате мониторинга проблемных долгов и отрицательных сведений экспертизы клиентов. В Казкоммерцбанке также существует свой список неблагонадежных заемщиков, который был сформирован с момента начала работы с розничными потребительскими кредитами и постоянно пополняется. Вместе с тем ККБ, как сказала нам Сауле Исабекова, начальник управления розничных и операционных рисков департамента риск-менеджмента банка, уже использует информацию, получаемую из Первого кредитного бюро для оценки клиента при его обращении за кредитом. Больше всего удивляет отсутствие в базе данных ПКБ сведений о заемщиках Альянс Банка, доля которого в сегменте кредитования растет очень быстрыми темпами. Как объяснил нам директор департамента по работе с проблемными кредитами Альянс Банка Игорь Яковенко, банк формирует собственную базу заемщиков. «Работать с базой данных ПКБ мы пока еще технически не готовы. Сейчас ведутся работы по внедрению и отладке программного обеспечения для взаимодействия с базой данных ПКБ, причем силами привлеченных извне специалистов: мы отдали это в аутсорсинг. Полноценный обмен информацией с ПКБ должен начаться с 15 декабря 2006 года. До этого срока было бы не совсем корректно пользоваться информацией ПКБ, ничего не предоставляя взамен», – говорит он. Технические же вопросы, по его мнению, связаны с использованием банками и Первым кредитным бюро различных баз данных, из-за чего возникает проблема согласования форматов. По утверждению г-на Яковенко, у банков пока нет уверенности, что ПКБ предлагает готовый продукт. «Большой процент банков может испытывать сомнения по поводу актуальности или объективности информации, которую можно получить из кредитного бюро. Думаю, порядка 15–20% информации из ПКБ будет недостоверной, и связано это прежде всего с техническими сложностями, которые возникают при реализации этого проекта. Но это не означает, что на этом нужно останавливаться, надо дорабатывать, доводить до ума…».

Держи портфель шире

Но только ли техника тормозит нормальный процесс обмена информацией о заемщиках между банками? Могут иметь место и соображения, связанные с нежеланием терять конкурентные преимущества. Передавать свою базу данных в ПКБ, значит, открыть ее своим конкурентам. Банки за годы работы на рынке потребительского кредитования тщательно выстраивали схемы привлечения заемщиков: несли расходы на рекламу, разрабатывали новые продукты, выясняли кредитоспособность клиентов, улучшали сервис, понимая, что если заемщику понравится обслуживаться именно в этом банке, он будет постоянно пользоваться его услугами. Сегодня идет очень жесткая борьба за клиентов и их лояльность. И хотя в ПКБ утверждают, что из кредитных отчетов не видно, в каком именно банке обслуживается заемщик, любой поставщик информации в обмен получает доступ в базу данных ПКБ. Сегодня банки поставлены перед выбором: делиться сведениями с конкурентами или увеличивать резервы на покрытие рисков. Тем более что с ростом объемов потребительского кредитования, особенно беззалогового, растет и доля просроченных платежей. Известны случаи, когда заемщик из «черного списка» одного банка получает кредит в другом. В такой ситуации банкам важно определиться с приоритетами. Сауле Исабекова из ККБ согласна с тем, что некоторые банки, возможно из соображений конкуренции или по другим причинам, не хотят делиться своими списками неблагонадежных заемщиков. «Хотя, в принципе, мы поддерживаем идею взаимного обмена информацией по клиентам, занесенным в «черные списки» в других банках», – добавляет она.

Г-н Яковенко развивает эту мысль дальше. «Если сегодня один банк не сообщит о неблагонадежном заемщике в кредитное бюро, то, возможно, в краткосрочной перспективе он выиграет, потому что пострадает банк-конкурент, – говорит он. – Банкам как части финансовой системы просто необходима централизация базы данных о неблагонадежных заемщиках. И пусть эта информация будет доступной, в конце концов это не так страшно. На наш взгляд, если бы такая база данных уже функционировала и помогала работать, то все банки охотно делились бы с ней информацией, не испытывая при этом никаких психологических затруднений. Банки не могут работать изолированно: сегодня мы не поделимся информацией, завтра с нами поступят аналогичным образом, в результате пострадают все. Так что здесь стоит вопрос о стабильности финансовой системы».

Добровольно-принудительное согласие

Есть еще один аспект проблемы: право клиента на создание и ведение его кредитной истории. Но в выяснении отношений ПКБ и участников рынка кредитования интересы заемщика как-то отступили на второй план. Для чего, собственно, создаются кредитные бюро? Они должны аккумулировать все сведения о заемщиках, формировать кредитные истории и предоставлять по договору кредитные отчеты банкам и другим кредитным организациям. Основным содержанием закона «О кредитных бюро» является защита не только интересов банков, но и заемщиков. Нам постоянно говорят о том, что чистая кредитная история очень важна для клиента, поскольку позволяет ему получить более выгодные условия кредитования. «Если кредитное бюро будет работать хорошо, можно будет упростить процедуры, ускорить выдачу кредитов и снизить риски банков, а значит, и ставки, потому что высокие ставки отражают банковские риски», – говорит Григорий Марченко. Директор департамента розничного бизнеса АТФ-Банка Ирина Соболева также подтверждает, что клиентам, имеющим хорошую кредитную историю, предоставляются скидки при кредитовании. Но как ее написать, если банк, получив согласие от заемщика на передачу сведений о выплате кредита, этого не делает, а оставляет их «для служебного пользования»? Пока банк не передает информацию в ПКБ, согласие заемщика не более чем формальность.

Можно с уверенностью сказать, что у большинства банков есть согласие заемщиков на передачу информации о них в ПКБ: сегодня оно является обязательным условием для положительного решения о выдаче кредита. А это – нарушение законодательства, потому что в законе четко сказано: формирование кредитных историй и использование информации осуществляются с учетом нескольких принципов, одним из которых как раз является согласие субъекта кредитной истории. Так что соглашаться клиенту на передачу сведений о себе в ПКБ или нет – дело добровольное. Когда люди действительно увидят преимущества наличия кредитной истории, то сами будут заинтересованы в накоплении данных о себе в кредитном бюро.

По мнению наших экспертов, население пока очень мало знает о ПКБ. «Существует определенный вакуум в понимании функций компании среди населения. Поэтому нужно проводить разъяснительную работу и показывать положительное влияние института кредитных бюро на кредитный процесс», – считает Ермек Диканбаев. По мнению г-жи Исабековой, сегодня необходимо воспитывать кредитную культуру населения. «Кредитная история клиента – это есть и будет его визитная карточка, как только он переступает порог банка», – говорит она.

Первое, второе, третье …

ПКБ – коммерческая организация и оказывает платные услуги. Банки платят за получение каждого кредитного отчета в зависимости от вида и количества 70 – 1400 тенге. Кроме того, клиент ПКБ вносит предоплату (на сегодня 70 тыс. тенге ежегодно), а также членский взнос (350 тыс. тенге в год). Тарифы могут быть пересмотрены в соответствии с изменением уровня инфляции. Заемщики тоже имеют право обратиться в кредитное бюро, чтобы ознакомиться со своей кредитной историей. Один раз – бесплатно, во всех остальных случаях придется заплатить. Возможно, частными лицами эта услуга особенно не будет востребована, хотя в случае отказа банка в выдаче кредита можно всегда проверить, насколько объективна информация, поступившая в ПКБ. Так что кредитное бюро – это достаточно прибыльный бизнес. А раз так, то у акционеров Первого кредитного бюро могут появиться последователи.

Сейчас в России идет бурное обсуждение вопроса, нужно ли открывать множество кредитных бюро или здесь уместна монополия. Казахстанское законодательство не ограничивает число кредитных бюро. Сами участники рынка не видят в появлении еще одного КБ ничего экстраординарного. Рыночная конкуренция всегда лучше, нежели монополия, потому что организации начинают работать намного эффективнее, гибче и дешевле, считает Сауле Исабекова.

В последнее время ходят упорные слухи, что один из учредителей ПКБ – Альянс Банк – собирается открыть свое собственное кредитное бюро. Однако в самом банке не подтвердили эту информацию. «Альянс Банк определенно не планирует создавать кредитное бюро. У нас есть достаточно большая база наших заемщиков, и, естественно, каждую новую выдачу кредита мы проверяем на наличие кредитной истории в нашем банке. Можно назвать это внутренней проверкой, аналогичной тому, как если бы мы делали это через кредитное бюро», – сказал Игорь Яковенко.

В то же время ничто не мешает желающим – банкам или любым другим организациям – создать свои КБ, если эти услуги будут востребованы рынком. Но не умножат ли несколько кредитных бюро существующие сегодня проблемы с передачей информации? Так любой банковский холдинг сможет открыть свое дочернее КБ. И мы вновь придем к тому, с чего начали.

Статьи по теме:
Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом