Осталось найти деньги

Таджикистан намерен самостоятельно достраивать Рогунскую ГЭС, без участия российских инвестиций

Осталось найти деньги

Конфликт вокруг строительства Рогунской ГЭС назревал уже давно. Еще в 1994 году, во время подписания первого российско-таджикского межправительственного соглашения о возобновлении строительства Рогунской ГЭС, было понятно, что эта идея так и останется на бумаге: уж очень много было противоречий в соглашении, каждая сторона пыталась выжать для себя максимум политических и экономических выгод. Лишь 2 года назад, по итогам официального визита в Душанбе Владимира Путина, появилось более конкретное соглашение, в соответствии с которым строительство Рогунской ГЭС брал на себя РУСАЛ. Взамен российская компания получала возможность построить два цеха на территории Таджикского алюминиевого завода (без каких-либо обязательств по выкупу акций этого крупнейшего в Таджикистане предприятия), а также новый алюминиевый завод на юге республики. Стоимость первого этапа, который включает в себя сооружение первых 250 метров плотины и запуск двух турбин ГЭС, оценивалась в 560 млн долларов. В целом же стоимость проекта по строительству Рогунской ГЭС оценивается более чем в 2 млрд долларов.

Много разных причин

По официальной версии, РУСАЛ и правительство Таджикистана не пришли к единому мнению по высоте и типу плотины. Эксперты немецкой компании «Ламайер», приглашенные по инициативе российской компании, предложили построить бетонную плотину высотой в 285 метров. Однако официальный Душанбе твердо намерен построить самую высокую плотину в Центральной Азии. По расчетам таджикских энергетиков, она должна быть не ниже 335 метров, причем каменно-насыпной. Споры на этот счет продолжаются по сей день. Нет согласия и по другому принципиальному вопросу – распределению долей в создаваемом энергетическом консорциуме по управлению Рогунской ГЭС.

По мнению экспертов, к затягиванию сроков начала строительства Рогуна может быть причастен и Узбекистан. Дело в том, что в настоящее время Таджикистан благодаря построенной еще в советские годы Нурекской ГЭС контролирует 40% стока реки Вахш, самой большой ветви Амударьи, протекающей в числе прочих стран по территории Узбекистана. В случае появления Рогунской ГЭС, а также Сангтудинских ГЭС весь сток Вахша окажется под контролем Таджикистана. И в результате страна получит мощные политический и экономический рычаги давления на соседние страны, и в первую очередь на Узбекистан. «Таджикистан и Киргизия не имеют больших запасов нефти и газа. Нравится это или нет, но для этих двух стран Центральной Азии водные ресурсы являются национальным богатством. Мы вынуждены его использовать, чтобы поднять уровень жизни наших народов. Это, в частности, и есть политика таджикского государства», – подтверждает выводы экспертов президент Таджикистана Эмомали Рахмонов, переизбранный в начале ноября на новый срок.

Затягивание утверждения технико-экономического обоснования проекта и привело к тому, что Эмомали Рахмонов выступил с несколькими резкими заявлениями, позволяющими сделать вывод, что таджики готовы к самостоятельной игре на энергетическом рынке Центральной Азии. Однако эта игра не подкреплена фактическими финансовыми возможностями страны.

Подсчитают – прослезятся?

По словам президента Таджикистана, в 2007 году страна начнет строить Рогунскую ГЭС за счет бюджетных средств. Это заявление, как и следовало ожидать, вызвало бурю противоречивых комментариев. Председатель национальной энергетической компании «Барки Точик» Шарифхон Самиев говорит, что РУСАЛ в течение двух лет не проявил должного внимания вопросам достройки Рогуна. «В связи с этим Таджикистан вынужден самостоятельно начать реализацию этого проекта», – объясняет он. Однако первый замминистра энергетики Пулод Мухиддинов напомнил, что официального прекращения действия соглашения между РУСАЛом и Таджикистаном не было, а значит, российская компания по-прежнему считается инвестором этого строительства. В представительстве РУСАЛа в Таджикистане возникший конфликт комментируют крайне осторожно: все технические проблемы, возникающие во время реализации проекта, в том числе и долевое участие сторон, будут решаться в рамках межправительственной комиссии, очередное заседание которой должно состояться до конца текущего года. При этом представитель РУСАЛа Александр Касаткин утверждает, что его компания выполняет все взятые на себя ранее обязательства. «Подготовлено технико-экономическое обоснование проектов строительства алюминиевых предприятий, однако начало строительства возможно только при решении вопроса энергоснабжения, а оно таджикской стороной не решается. Именно поэтому все усилия компании направлены на решение проблемы энергоснабжения, и мы нацелены на скорейшую реализацию проекта достройки Рогунской ГЭС», – говорит он.

Основное противоречие для самостоятельного строительства Таджикистаном Рогунской ГЭС – имея годовой государственный бюджет в 500 млн долларов, невозможно финансировать строительство ГЭС стоимостью за 2 млрд долларов. В проекте бюджета на 2007 год на развитие энергетики заложено всего 572 млн сомони (около 170 млн долларов), при этом нужно учитывать, что в стране одновременно с Рогунской ГЭС возводится еще несколько энергетических объектов. Можно предположить, что правительство начнет поиск внутренних инвесторов. Говорят, что свое согласие на участие в этом проекте уже дал один из крупных таджикских бизнесменов, близкий к президенту Рахмонову. И именно эта поддержка позволила таджикскому лидеру сделать столь резкие заявления в отношении российских инвесторов.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики