Страдания по рознице

О розничном рынке электроэнергии сейчас говорят в основном как о комплексе проблем. Признавая в целом логичность рыночных проявлений, специалисты отмечают их половинчатость и неэффективность

Страдания по рознице

Все слагаемые розничного рынка требуют совершенствования, это касается как субъектов, так и объектов. Субъектами розничного рынка являются энергопроизводящие организации, региональные электросетевые компании, энергопередающие организации, гарантирующие поставщики электрической энергии, энергоснабжающие организации, розничные потребители. Предметом сделок на розничном рынке являются электрическая энергия, услуги по передаче электрической энергии, услуги по регулированию электрической мощности (частоты), услуги по технической диспетчеризации отпуска в сеть и потребления электрической энергии (импорт электроэнергии), урегулирование недоговорной поставки и потребления электрической энергии (дисбалансов).

Как и во многих других секторах экономики, в электроэнергетике внедрение рыночных отношений вместо здоровой конкуренции вызвало увеличение количества посредников, сложности с оперативным контролем и учетом, отсутствие модернизации и обновления оборудования.

ЭПО, ЭСО и другие

Последними изменениями от 2004 года в закон «Об электроэнергетике» разделены функции передачи, распределения и сбыта у региональных электросетевых компаний (РЭКов). Вопросами сбыта теперь занимаются энергоснабжающие организации (ЭСО). Они закупают электроэнергию у энергопроизводителей или на централизованных торгах, заключают договоры на передачу ее по сетям с системным оператором (KEGOC), РЭКами, энергопередающими организациями (ЭПО) и продают ее конечным розничным потребителям, расположенным в одном районе или микрорайоне, имеющим обособленную схему электроснабжения.

Однако наряду с разделением функций передачи, распределения и продажи для всех участников розничного рынка остается особенное явление – статус гарантирующего поставщика. «Законодательство содержит подводные камни, наткнувшись на которые, рынок может «сесть на мель», считает вице-президент группы регулируемых компаний AES в Казахстане Елена Каплуновская. В частности, на первоначальном этапе реформы энергетики, с целью недопущения перебоев в энергоснабжении, были созданы гарантирующие поставщики – энергоснабжающие организации, аффилированные с энергопередающими организациями. Доступ к сетям ЭПО, который по закону должен быть свободным для любой другой компании, желающей войти на рынок и конкурировать с гарантирующим поставщиком, осложнен большим перечнем требований, в числе которых наличие систем учета, обособленная схема энергоснабжения и т.д. «При этом ЭПО, будучи аффилированными со своими гарантирующими поставщиками, могут препятствовать заключению договоров на вход в сети, тем самым ограничивая конкуренцию. Выходом из данной ситуации явилось бы упрощение до минимума требований к выходящим на рынок энергоснабжающим организациям. Схема «один производитель (включенный как доминант и регулируемый) + один поставщик (аффилированный с ЭПО, также включенный как доминант и регулируемый) + множество препятствий для потенциальных конкурентов как со стороны ЭПО, так и, как ни парадоксально звучит, со стороны регуляторов (которые сегодня ограничивают работу ЭСО условиями закупки только у производителей, хотя цены у крупных трейдеров зачастую значительно ниже, чем у производителя, находящегося в одном с ЭСО регионе) в итоге может перечеркнуть все достижения реформы отрасли. По сути, это возврат к вертикально интегрированным компаниям, объединяющим производство, передачу и энергоснабжение и откат от реформы», – говорит Елена Каплуновская.

В «Концепции дальнейшего развития рыночных отношений в электроэнергетике» признается существование этой проблемы и предлагается решить ее путем реструктуризации вертикально интегрированных компаний. Однако такие образования возникли не вдруг, а на месте отлаженных и привычных советских «Алматыэнерго», «Целинэнерго», которые давно превратились в АО с массой дочерних предприятий. Как-то подвинуть их с насиженного места весьма затруднительно, поскольку взаимная система действий отлажена. К тому же к ЭСО предъявляются строгие требования. Помимо лицензии снабжающая организация должна иметь приборы и системы коммерческого учета электроэнергии «с долговременным регистром накопленной информации и возможностью передачи данных о величине потребляемой мощности и энергии, с интервалом времени не более 60 минут в каждой точке коммерческого учета»; автоматизированную систему сбора, средств передачи данных о величине потребляемой мощности и энергии на диспетчерский пункт РЭКа.

ЭПО могут брать в аренду, в управление, в лизинг участки сетей, приборы учета, оборудование. Предоставляемые возможности грех упустить, поэтому с каждым годом становится все больше участников рынка, что, впрочем, не приводит к росту здоровой конкуренции и снижению цен. Так как зачастую ЭПО и ЭСО создаются, по разным схемам, самими РЭКами. Министерство энергетики уже выдало более 500 лицензий на право заниматься энергоснабженческой деятельностью. «Тем самым создана видимая картина наличия конкурентного розничного рынка. На самом деле последнее слово – какую и откуда поставить электроэнергию потребителю – остается за РЭКом, выбора у потребителя нет. Поэтому конкурентный розничный рынок электроэнергии, где энергоснабжающие организации должны конкурировать между собой, на данный момент не сложился и отсутствует. Таким образом, создание дополнительного участника (посредника) на энергорынке привело к росту тарифа для потребителей», – считает депутат мажилиса Шаймерден Уразалинов.

АСКУЭ требует средств

Развитие цивилизованных рыночных отношений в электроэнергетике невозможно без строгого контроля и учета. Тем более в нынешних условиях, когда ЭСО покупают электроэнергию и на основе двухсторонних договоров, и на централизованном рынке, и на балансирующем в режиме реального времени. Но пока последний сектор развит крайне слабо. По закону «Об электроэнергетике» балансирующий рынок в режиме «реального времени» для урегулирования возникающих в течение суток дисбалансов между фактическими и договорными объемами должен был заработать с 2006 года. Но не все участники рынка обзавелись необходимыми системами коммерческого учета. Автоматизированные системы коммерческого учета электрической энергии – АСКУЭ необходимо было установить на 93 объектах, в том числе на РЭКах, на что требуется более 16 млрд тенге. Но инвестиции – главная проблема казахстанской энергетики, в том числе и для предприятий розничного рынка.

Изношенность основных фондов составляет 60–80%. Особенно плачевно состояние энергетических сетей в селах. «Наш институт на протяжении последних 8–10 лет продолжает утверждать, что инвестиционная пауза, длящаяся полтора десятилетия, нанесла невосполнимый ущерб электросетевому ресурсу сельских территорий. Нарастающее увеличение объемов физически изношенных сетей приближается к критической черте, эксплуатация морально устаревшего оборудования приводит к росту себестоимости распределения электроэнергии, снижению надежности электроснабжения и качества электроэнергии. Государством утрачены рычаги управления развитием электрификации сельских территорий», – отмечает генеральный директор ТОО «Институт Казсельэнергопроект» Александр Трофимов.

По его словам, в рамках «Концепции (Программы) электросбережения сельских территорий с учетом оптимизации электрических нагрузок на селе и прочих потребителей», разработанной институтом, для нормального функционирования розничного рынка в сельской местности необходимо вложить значительные средства – примерно 600 млрд тенге. В сельской местности необходимо построить 112,6 тыс. км ВЛ напряжением 110 кВ и ниже, 614 распределительных подстанций напряжением 110 и 35 кВ суммарной мощностью 4,13 млн кВт и 23,7 тыс. потребительских ПС 10/0,4 кВ суммарной мощностью более 4,3 млн кВт. Это позволит достичь объемов потребления электроэнергии сельским хозяйством к 2015 году 8,7–9,9 млрд кВт/ч. «Для выполнения таких объемов электросетевого строительства требуется возрождение как проектной базы, так и системы строительно-монтажных организаций в области электросетевого строительства, в значительной мере растерявших свои кадры за последние 15 лет, – говорит Александр Трофимов. – Без решения этих вопросов очень сложно осуществить строительство современного развитого цивилизованного рынка электроэнергии. На горизонте уже давно реально замаячил дефицит электроэнергии из-за ограничения ее доставки к токоприемникам по распределительным электрическим сетям, что может стать естественным ограничителем экономического роста».

РЭКи тянутся к деньгам

Отдельным компаниям удается все же использовать современные финансовые инструменты для приобретения основных средств. Например, АО «Мангистауская РЭК» под свою инвестиционную программу «Перевод УРПС Каражанбас» на напряжение 220 кВт» в 2004 году впервые среди распределительных электросетевых компаний страны разместило свои купонные облигации на Казахстанской фондовой бирже на сумму 560,9 млн тенге. А в

2005-м для расширения и модернизации электросетей зарегистрировало программу на размещение до 2012 года облигаций на 9,86 млрд тенге. В этом году Мангистауская РЭК приступила к реконструкции электросетей Форт-Шевченко и пос. Курык. Завершено строительство новой ПС-110 кВ «Баутино» с двумя трансформаторами по 25 МВт со сметной стоимостью 500 млн тенге. На очереди строительство новых и усиление имеющихся мощностей. За период 2004–2007 гг. компания за счет заемных средств инвестирует порядка 2,260 млрд тенге.

«Не скажу, что инвестиционные процедуры на рынке ценных бумаг – это легкая и простая затея, – заметил вице-президент АО « Мангистауская РЭК» Галымжан Нурахметов. – Являясь субъектом естественной монополии, акционерным обществом со 100-процентным государственным пакетом акций, деятельность которого относится к стратегической отрасли экономики, компания подпадает под жесткий регламент – приказы, распоряжения, инструкции вышестоящих органов, отраслевых ведомств». Кроме того, жесткие листинговые правила по соблюдению всех нормативных актов, регламентирующих деятельность, «удваивают документооборот, расширяют бумаготворчество». По словам г-на Нурахметова, опытные специалисты – юридические, финансовые консультанты, андеррайтеры, платежные агенты, аудиторы «отказываются вступать с нами в трудовые отношения ввиду низкой зарплаты, предлагаемой нами». Вице-президент АО «Мангистауская РЭК» считает, что для привлечения классных специалистов надо пересмотреть порядок определения фонда оплаты труда, включаемого в затратную часть тарифной сметы субъектов естественной монополии, и учесть не показатели индекса потребительских цен, а индекс роста среднемесячной заработной платы. По его мнению, «сдерживающим фактором развития большинства электросетевых компаний является неготовность к серьезной работе с инвестиционными проектами из-за недостатка опыта предприятий в разработке бизнес-планов, инвестпроектов, отсутствия доступа к современным финансовым и биржевым технологиям, сложных процедур прохождения государственных инстанций и институтов развития».

Энергетики вынуждены сражаться с виновниками коммерческих потерь в одиночку

В АО «Кызылординская РЭК» не смогли привлечь облигационные займы, поскольку не выполнили главные требования к эмитентам – наличие собственного капитала в размере не менее 200000 МРП, а также активов на 1000000 МРП и наличие чистого дохода за год. Для обновления автотранспортного парка компании пришлось заключить договор финансового лизинга. Президент Кызылординской РЭК Жомарт Кушербаев считает, что для быстрейшего обновления основных фондов в энергетике надо создать структуру поддержки наподобие «КазАгроФинанс», с льготными условиями предоставления кредитов, лизинга на длительные сроки.

Не помощники

При эксплуатации изношенных электросетей возрастают и технологические потери. Однако больший урон РЭКам и передающим компаниям наносят хищения электроэнергии, оборудования, материалов. Причем, если срезают провода и громят подстанции граждане с низким достатком, то воруют электроэнергию, не платят за услуги и люди средне- и высокообеспеченные. Особенную остроту проблема приобрела в ВКО, поскольку помимо низкого уровня платежеспособности населения, там сложилась катастрофическая ситуация с теплоснабжением. «Проблема коммерческих потерь существует во всем мире, но в Восточном Казахстане она особенно актуальна, в первую очередь из-за своих масштабов. За последние 9 месяцев АО «ВК РЭК» потеряло 42,4 млн кВт/ч, что эквивалентно 71 млн тенге убытков. И это цифра, которую в последние годы удалось значительно снизить. В частности, в 2004 году потери от общего объема электроэнергии, переданного по сетям РЭК, составили 221 млн кВт/ч, в 2005-м – 147 млн», – констатирует? Елена Каплуновская. В других регионах ущерб от хищений несколько ниже, но тоже весьма ощутим. По отдельным признаниям энергетиков, около 40% коммерческих потерь происходит при сговоре работников РЭКов с расхитителями. Однако доказать это трудно, да еще при бездействии правоохранительных органов.

Энергетики вынуждены сражаться с виновниками коммерческих потерь в одиночку, причем изощренно, поскольку законодательная база тоже не на их стороне. Хищение проводов с линий электропередачи оценивается не по действительному ущербу, нанесенному компании и потребителям, а лишь по стоимости срезанного куска, за который положено условное наказание, зачастую преступники отделываются штрафом в 10 МРП. Органы внутренних дел по этой причине не хотят возбуждать уголовные дела. Воровство электроэнергии тоже вещь виртуальная, так как это услуга, а не товар, значит, и не воровство вовсе, а «незаконное использование», которое карается административным штрафом. В Гражданском кодексе не указан четкий срок списания задолженности по коммунальным платежам, поэтому установилась судебная практика списания долгов через три года. Энергетики категорически с этим не согласны, считая это время недостаточным для работы с огромным количеством абонентов.

Кроме того, продолжая законодательную логику сегментирования функций, давно пора отделить контрольно-надзорные от сбытовых. «Все это происходит при полном попустительстве и бесконтрольности со стороны государства в лице его уполномоченных органов. Служба госэнергонадзора практически обезличена, ее численность в регионах снижена до минимума (от 1 до 3 специалистов). На сегодняшний день госэнергонадзор не может выполнять возложенных на него функций и полномочий. Как следствие, практически отсутствует контроль и надзор за техническим состоянием объектов энергетики, в том числе электросетевых организаций. Вся официальная информация о состоянии станций, электрических сетей, подстанций основывается на данных, предоставляемых собственниками субъектов естественных монополий», – говорит Шаймерден Уразалинов. Депутат убежден, что наряду с увеличением штата госэнергонадзора, его территориальных подразделений для усиления контроля за техническим состоянием оборудования станций, электрических сетей, подстанций необходимо создать техническую аудиторскую службу.

«Понятно, что на этапе становления рынка появляются различные игроки – кто-то пришел всерьез и надолго, кто-то пытается использовать ситуацию для собственных выгод в краткосрочной перспективе. Но это объективная реальность становления любого рынка, и административные методы здесь не всегда действенны. Только конкуренция, только ясные правила игры, стабильность и определенность законодательной базы могут помочь быстрее пройти этот путь и сформировать полноценный рынок – с объективной ценой, с возможностью инвестиций и гарантией для потребителей на надежное и качественное энергоснабжение», – считает Елена Каплуновская.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики