Плюс 10

Уходящий год запомнился множеством событий. Мы выбрали десять, имеющих шансы стать очередными судьбоносными главками в новейшей истории Казахстана

Плюс 10

1. Два подхода к IPO

В уходящем году государством сделан реальный шаг в направлении к нормально функционирующему фондовому рынку в стране. Если в прошлом году две казахстанские компании провели первое публичное размещение акций (IPO), то в 2006-м их число удвоилось: на IPO вышли два коммерческих банка и две компании с государственным участием. При этом было продемонстрировано три схемы публичного размещения.

Наиболее ожидаемым и масштабным по привлечению средств стало IPO «дочки» НК «КазМунайГаз» – «Разведка Добыча КМГ». На внутреннем рынке основными инвесторами стали накопительные пенсионные фонды, выкупившие 7,3 млн простых акций компании. Хотя полноценным «народным IPO» это размещение не назовешь, в какой-то степени казахстанцы получили доступ к бумагам нацкомпании опосредованно, как вкладчики НПФ.

А вот размещение акций еще одной национальной компании – АО «Казахтелеком» – по праву претендует на звание народного: холдинг «Самрук» решил реализовать 90% продаваемых акций (4,6% от госпакета) путем подписки среди населения на неорганизованном рынке, в том числе и среди НПФ. Заявки принимались в отделениях Казпочты по всей республике от неограниченного числа физических лиц.

[inc pk='2225' service='media']

Таким образом, в первом случае государство не только привлекло необходимые для дальнейшего развития и покупки новых активов средства для РД КМГ, но и расширило количество финансовых инструментов для НПФ. Во втором – увеличило базу инвесторов за счет физических лиц, упростив процедуру покупки акций. Все это, на наш взгляд, благотворно отразится на развитии фондового рынка.

Совсем иную схему IPO применили коммерческие банки. Разместив акции в виде ГДР на Лондонской фондовой бирже, Казкоммерцбанк и Народный банк Казахстана дополнительную эмиссию на внутреннем рынке предложили основным акционерам. Это позволило им сохранить за собой контроль над банками даже после публичного размещения акций. Можно предположить, что главной целью обоих банков было получение рыночных оценок, а также демонстрация прозрачности и открытости. И они ее достигли. Еще в начале года многие эксперты в числе причин, которые тормозят развитие фондового рынка в стране, называли нежелание крупных акционеров размывать принадлежащие им пакеты. Примененная нашими банками схема позволила решить эту проблему.

2. Год партийных слияний

Партийное строительство в Казахстане активизировалось в период, который традиционно был мертвым сезоном для политической жизни – до следующих парламентских и президентских выборов еще далеко. Тем более странно, что оживились провластные партии, которые имели полное моральное   право вкушать плоды побед в 2004 и 2005 году. Впрочем, команда к активизации поступила из Центра, а поскольку большинство наших партий занимают радикально центристские позиции, команда эта была выполнена без лишних вопросов.

Сначала партия «Асар», возглавляемая Даригой Назарбаевой, объявила о своем решении объединиться с партией «Отан». Ближе к концу года такое же решение приняли еще две крупные партии – Гражданская и Аграрная. Видимо, на этом процесс слияния провластных партий закончится, поскольку все прочие известны в основном благодаря таким курьезным ситуациям, когда число голосов, полученных на парламентских выборах, было меньше, чем количество зарегистрированных членов партии. Им предстоит сформировать отдельную партию или исчезнуть с политической сцены вообще.

До сих пор роль партий в политической жизни страны определялась объемом власти, которой Конституция страны наделяла парламент. Поэтому наращивание партийных мускулов говорит о том, что «Ак орда» если не готовит, то, по крайней мере, допускает возможность перерас?пределения властных полномочий в пользу парламента.

[inc pk='2226' service='media']

Оппозиционный лагерь занят юридическим оформлением своего раскола. «Настоящий Ак жол» своей регистрацией в марте этого года обязан, по мнению многих, трагическому событию – убийству одного из сопредседателей, Алтынбека Сарсенбаева, которое произошло месяцем ранее. В ноябре состоялся учредительный съезд Общенациональной социал-демократической партии, возглавляемой Жармаханом Туякбаем. Партия «Алга» продолжает попытки добиться ее регистрации Минюстом. Оппозиция своим почти демонстративным отказом от практики слияний и поглощений словно подчеркивает отличие плюралистических подходов к партстроительству от принудительно-мобилизационных. Пока что такое поведение себя оправдывает – конфликты между лидерами разных партий носят латентный характер, не тратятся силы и время на согласование позиций и платформ. Что будет, когда власть объявит об изменении правил игры, точнее, об изменении призового фонда игры, сказать трудно.

3. Ирония судьбы, или С легким испугом

В уходящем году не обошлось и без политико-экономических скандалов. На первое место претендует разоблачение непомерно высоких зарплат топ-менеджеров государственных компаний. Парламентарии страны вот уже несколько лет добиваются прозрачности национальных компаний, и почти безуспешно: основные финансовые потоки как оставались нетранспарентными, так и остаются по сей день. Некоторые подробности стали известны лишь благодаря состоявшемуся в сентябре заседанию Совета безопасности. Тогда президент Казахстана Нурсултан Назарбаев поручил премьер-министру уволить с занимаемой должности руководителя Казахтелекома, размер ежемесячной зарплаты которого составляет 364 тыс. долларов. «Всем обнаглевшим дать предписание вернуть деньги государству, – обрушился с гневным обращением президент. – Кто не вернет деньги – в отдельный список, опубликовать в печати, а потом будем вести расследование в законном порядке».

Уже на следующий день президент АО «Казахтелеком» Хайрат Карибжанов вернул бонусы, выплаченные ему в соответствии с решением совета директоров компании по итогам 2005 года – 1,7 млн долларов. Исполнительный директор холдинга «Самрук» Сауат Мынбаев при этом уточнил: с учетом ежемесячного оклада в 6,5 тыс. долларов и выплаченного бонуса ежемесячный доход Карибжанова в прошлом году составлял 140 тыс. долларов. Однако простая арифметика показывает, что г-н Мынбаев в своих расчетах ошибся.

«Зарплатный скандал» стоил главе Казахтелекома кресла, и буря улеглась. Видно, у руководства других упомянутых компаний (АО «Казпочта», НК «Казкосмос», Банк развития Казахстана – полный список в прессе не фигурировал) были не столь впечатляющие аппетиты. А, например, совет директоров Казпочты в спешном порядке принял решение снизить размер заработной платы председателя и членов правления на целых 15%, в то время как, по словам президента страны, у нынешнего председателя правления зарплата выросла в два раза по сравнению с прежним руководителем.

Некоторые перестановки в национальных компаниях и институтах развития последовали позже, их уже никто не связывал с вопросом чересчур высоких доходов. Большинство же чиновников (главы министерств и ведомств являются председателями советов директоров профильных государственных компаний) и топ-менеджеров отделались легким испугом и персональным предупреждением о неполном служебном соответствии. С тех пор руководители «Самрука» и «Казыны» зарабатывают не более 5 тыс. долларов в месяц, а директорат госпредприятий, возможно, и того меньше. Только зарплатных ведомостей никто не видел, а если видел, то общественности не сказал. Надо полагать, что теперь там все в порядке: никто выше потолка не прыгает.

4. Резервы разорят банки

Одним из основных событий для банковского сектора страны стали меры регулирующих органов, направленные на сдерживание роста внешних заимствований. В мае Нацбанк и АФН приняли постановления, ужесточающие требования к банкам. В целом, минимальные резервные требования выросли более чем в 3 раза. По оценке экспертов, причиной ужесточения пруденциальных нормативов стало не только возрастание системных рисков банковской системы, связанных с неконтролируемыми внешними заимствованиями, но и рост инфляционного давления из-за избыточного предложения денежной массы. Банки очень настороженно отнеслись к попыткам вмешательства регуляторов рынка в их политику заимствования. Замороженные в Нацбанке деньги, по сути, являются активами, не приносящими дохода, что банкам, естественно, невыгодно. При этом большинство опрошенных «Экспертом Казахстан» специалистов сошлись во мнении, что эти меры существенно не снизят объемы внешних заимствований, что и показали последующие события: банки продолжили размещать на международных рынках еврооблигации и привлекать синдицированные займы.

По нашим подсчетам, с июня по декабрь казахстанские банки в общей сумме привлекли не менее 5 млрд долларов в виде синдицированных займов и на более чем 4 млрд долларов разместили еврооблигации, в том числе номинированные в фунтах стерлингов и евро. По данным платежного баланса, объем внешних займов негосударственных организаций за 9 месяцев 2006 года составил 8,4 млрд долларов (за 2005 год – 2,9 млрд долларов). Несмотря на увеличение учетных ставок ФРС и европейского Центробанка, внешние заимствования остаются пока более дешевым источником фондирования, нежели депозиты, привлекаемые на внутреннем рынке. К тому же у банков, начавших занимать деньги за рубежом несколько лет назад, возникает необходимость рефинансирования своих долгов.

На прошедшем в середине ноября VI Конгрессе финансистов председатель правления Народного банка Казахстана Григорий Марченко заявил, что упущенная выгода банковского сектора в следующем году из-за повышения резервных требований может составить 20 млрд тенге. «Мы понимаем, что необходимо усиливать работу по макроэкономической стабилизации, но проводить ее за счет коммерческих банков – это не совсем справедливо», – сказал г-н Марченко.

В то же время в действие был введен только первый блок ужесточающих нормативов. Введение второго блока пока отложено. Не оправдались и прогнозы тех специалистов, которые предсказывали удорожание банковских кредитов: ставки для всех групп заемщиков, наоборот, уменьшаются.

5. Закон, которому не суждено было работать

В нынешнем году был принят закон «О частном предпринимательстве», который упразднил сразу три действующих ранее закона – «О защите и поддержке малого предпринимательства», «О государственной поддержке малого предпринимательства» и «Об индивидуальном предпринимательстве». Он вызвал много споров еще на стадии создания законопроекта, несмотря на то что к его разработке были привлечены как представители власти, так и бизнеса. Он должен был стать отправной точкой в начале цивилизованного диалога между чиновниками и предпринимателями, однако на деле этого не произошло – каждая из сторон осталась при своем мнении. Чиновники считают, что с принятием закона «О частном предпринимательстве» они лишились чуть ли не своего конституционного права проводить проверки так часто, как им вздумается. Предприниматели же уверены, что закон, напротив, расширил полномочия чиновников, начав формировать тем самым класс чиновников, имеющих чисто иждивенческие установки.

[inc pk='2227' service='media']

Кроме того, в закон не вошли некоторые нормы, прописанные в предыдущих законах. В некоторых случаях это достаточно обоснованно, так как регулируется специальным законодательством (в частности положением о торговой деятельности). В некоторых – спорно, к примеру, вопросы перехода предпринимательского дела к частному лицу, а также, закрепленное ранее в законе «О защите и поддержке частного предпринимательства» положение о том, что «субъекты малого предпринимательства численностью до 10 человек могут проверяться государственными контрольно-надзорными органами не чаще 1 раза в три года».

И если в начале года еще были, хотя и весьма смутные, надежды на то, что закон будет работать и работать на благо малого и среднего бизнеса, то сейчас, по прошествии времени, их и вовсе не осталось. По мнению представителей бизнеса, положения закона расходятся с реальной жизнью. Поэтому-то он и не работает, а если и работает, то весьма слабо. Складывается такое впечатление, что написан закон «О частном предпринимательстве» не для конкретных людей – предпринимателей, а, скорее, для проформы, из желания показать, что власть озадачена проблемами бизнеса.

6. Ралли длиною в год

В 2006 году большой сюрприз инвесторам и участникам рынка преподнес биржевой рынок акций, как на дрожжах растущий в течение всего года. Если по итогам 2005 года индекс KASE_Shares вышел на 660,35 базисного пункта, то к середине декабря 2006 года он составлял уже 2 187,45 пункта. На 13 декабря после закрытия торгов изменение индекса с начала текущего года составило 251,5% годовых, а за предшествующие 365 дней – 276,7%.

Гонки начались в феврале, когда аномальный скачок цен увеличил рыночную стоимость листинговых акций, а большинство этих бумаг привел к их историческому максимуму. Так, за короткий период времени акции АО «Казцинк» выросли в 3,2 раза, акции Цеснабанка прибавили в цене 50%, «Каспийского» – 49,8%, АТФБанка -16,5%, Банка Туран?Алем – 45,8%, Казкоммерцбанка – 22,3%, Темiрбанка – 15,2%, HSBK – 16,1%.

По общему мнению участников рынка, инициировать такую ситуацию смогла общая недооцененность казахстанских компаний вкупе с избыточной денежной ликвидностью, скопившейся на финансовом рынке, а главной движущей силой выступили розничные инвесторы – физические лица. Их приход на фондовый рынок обусловлен отсутствием диверсифицированных источников для вложения небольших капиталов. Несмотря на то что открыть депозит в банке можно с 15 тыс. тенге, процентные ставки (9–10% годовых) с трудом покрывают реальный уровень инфляции. Ползущий рост недвижимости уже превысил психологический барьер в 1,5 тыс. долларов за кв. м, а политика Национального банка в отношении курса доллара прозрачна и стабильна, чтобы строить схемы на колебании курса этой валюты.

Очевидно, что «физики» со своими активами являются спекулятивными инвесторами, имеющими цель перепродажи купленных бумаг дороже через определенный период времени. Версию о спекулятивном, а не фундаментальном спросе со стороны рынка, подтверждает и слишком резкий скачок цен, и незначительные объемы биржевых сделок. Большинство транзакций отличались операциями с небольшими (10–15 штук) пакетами акций. Основная доля инструментов продолжала находиться в руках стратегических инвесторов и была вычеркнута из торгового оборота.

Как и предполагали аналитики, рост акций с небольшими периодами коррекции продолжился и в течение всего 2006 года. При этом основной интерес участники рынка проявили к акциям коммерческих банков. По мнению специалистов агентства «ИРБИС» позитивные результаты деятельности крупных казахстанских банков в первом полугодии 2006 года позволили инвесторам играть на повышение стоимости их акций на бирже.

7. Госхолдинги взамен государства

Уходящий год ознаменовался созданием двух фондов – АО «Госхолдинг «Самрук» (по управлению государственными активами) и АО «Фонд устойчивого развития “Казына”», которые, по замыслу, должны усовершенствовать систему корпоративного управления государственных активов, входящих в их структуру. По логике, цель создания подобных госхолдингов должна быть чисто экономическая: получение прибыли и превращение принад?лежащих ему компаний в транснациональные, способные конкурировать на мировом рынке. Однако же, по мнению некоторых экспертов, основная задача того же «Самрука» – наведение порядка в национальных компаниях. Фонд «Казына» также активно взялся за наведение порядка в подконтрольных ему институтах развития – повышает корпоративное управление путем сокращения расходов и персонала.

При этом, например, «Самрук» создавался по образу и подобию сингапурского Temasec, основанного правительством этой страны еще в 1974 году, но в течение практически 30 лет он был лишь пассивным держателем акций государства в различных компаниях. И лишь после 2002 года, после смены стратегии, стал играть более активную роль на фондовом рынке. В данное время компании, находящиеся в портфеле Temasek, стоимость которого оценивается в 60 млрд долларов, наиболее конкурентны по сравнению с подобными местными и региональными компаниями. Кроме того, на крупнейшие котируемые компании этого холдинга приходится порядка 21% общей рыночной капитализации Сингапурской фондовой биржи.

«Самрук» также выводит национальные компании на фондовый рынок, с одной стороны, активизируя последний, с другой – делая компании более прозрачными, а следовательно, и более привлекательными для инвесторов. «Мелкие пакеты акций дочерних компаний «Самрука» могут быть предложены частным инвесторам, чтобы получить объективное свидетельство стоимости акций государственных компаний и, таким образом, оценить результаты работы «Самрука» по достижению его главной цели — повышению рыночной капитализации. Однако рейтинги дочерних компаний предусматривают сохранение государством контроля над ними в ближайший год или два», – говорится в докладе Standard & Poor’s.

В то же время руководитель администрации президента Адильбек Джаксыбеков еще в августе заявил, что «Самрук» и «Казына» должны переходить к реализации конкретных задач стратегического направления. «Мировые бренды должны быть представлены на казахстанском рынке, и наши бренды должны стать мировыми через активную работу «Казыны» и «Самрука». Необходимо активизировать создание высокотехнологичных производств в приоритетных отраслях обрабатывающей промышленности, особое внимание надо уделить развитию экспортных производств», – считает он.

8. Раздвоение рынка

Наиболее глобальным, но в то же время и спорным в уходящем году стал национальный проект РФЦА. Во-первых, в отличие от других мировых финансовых центров у РФЦА отсутствует визуальное восприятие – он задуман как правовое поле для деятельности работающих в нем компаний. Во-вторых, сильно смущает тот факт, что первоначально РФЦА планировался как рычаг развития всего финансового сектора, а в итоге ужался до поля деятельности «дочек» брокерских компаний. Торговать на специализированной площадке РФЦА смогут т олько брокеры, поэтому другие участники рынка – банки и пенсионные фонды – будут обращаться за этой услугой к ним. И те ценные бумаги, которые еще недавно НПФ, имеющие на это право, покупали самостоятельно, теперь должны покупаться через посредников с выплатой комиссионных. Естественно, эти расходы будут возмещаться за счет пенсионных активов, т.е. перекладываются на плечи будущих пенсионеров. Такая схема обусловлена тем, что на РФЦА для брокеров предусмотрены налоговые льготы, и чтобы выделить торговые потоки на площадке центра, учет брокера нужно разделить. Пенсионщикам и брокерам схема абсолютно невыгодна: пенсионные активы вообще освобождены от любых налогов, и проблем в плане учета у НПФ нет, а для брокеров создание дочерних компаний выльется в дополнительные расходы на получение лицензии и содержание штата.

В-третьих, были просрочены планируемые сроки начала работы РФЦА. Вместо заявленной даты 1 января 2006 года деятельность центра началась ближе к лету, когда была принята соответствующая нормативно-правовая база. При этом руководство Агентства по регулированию РФЦА делало противоречивые заявления о сроках начала торгов. Если сначала речь шла об октябре, то теперь о декабре, хотя и так понятно, что раньше января-февраля 2007 года торги не начнутся.

[inc pk='2228' service='media']

Вообще, новостной контент, исходящий из стен Агентства РФЦА, мягко говоря, удивляет. После оглашения сроков начала торгов вдруг выяснилось, что для полноценной работы РФЦА необходимо создать рыночную инфраструктуру, а именно, провести коммерциализацию Казахстанской фондовой биржи, создать клиринговую палату со специальным фондом для покрытия финансовых рисков, национальное рейтинговое агентство, а также международный бизнес-центр для участников РФЦА с завершенной инфраструктурой.

Напрашивается вопрос, почему технологические вопросы не предусмотрел консультант проекта, а если это все же было предусмотрено концепцией создания РФЦА, то почему об этом вспомнили только под занавес года? Не совсем удачно сформирован и график пиаровских акций РФЦА. Например, в Санкт-Петербурге презентация центра шла параллельно с Российским облигационным конгрессом, который и предпочли местные участники рынка.

9. В поисках новых горизонтов

Практически все казахстанские горнодобывающие компании в этом году объявили кто о расширении производства, кто о покупке новых месторождений, причем не только в нашей стране, но и за ее пределами. Это и понятно, спрос, как и цена, на металлы растет, так что самое время позаботиться о собственном месте под «мировым солнцем», дабы в будущем не остаться не у дел, когда все самые лакомые кусочки будут разобраны конкурентами. Только за последние несколько месяцев были осуществлены, по крайней мере, две крупные сделки.

Во-первых, совместное предприятие Romaltyn, созданное на паритетных началах одним из ведущих казахстанских производителей золота KazakhGold и британской Oxus Gold, приобрело активы золоторудного проекта в Румынии. Таким образом, компания не только увеличила свою сырьевую базу, но и диверсифицировала свой бизнес. Тем более что сейчас с учетом истощения разведанных запасов золота наблюдается даже некий дефицит его месторождений, которые еще никому не принадлежат.

Недавно другая казахстанская компания – «Казцинк» – завершила сделку с британской Highland Gold Mining по созданию СП для разработки полиметаллического месторождения Новоширокинское в Читинской области России. Британцы, вероятнее всего, сконцентрируются на добыче золота, а «Казцинк» – на цинке и свинце.

Приобретая активы за границей, казахстанские компании заявляют о себе на весь мир, что не может не радовать. Особенно, если учесть, что наша страна является объектом пристального внимания со стороны зарубежных компаний, так или иначе связанных с добычей различных полезных ископаемых. 

Кстати, стоит отметить, что и компании, далекие от горнорудной промышленности, «обрастают» подобными активами. Так, например, «Еркин К», являющаяся одним из основных акционеров компании Glotur, получила право на разработку двух месторождений в Киргизии – редкоземельного месторождения иттриевой группы «Кутесай-II» и бериллиевого «Калесай». Так что уходящий год стал для казахстанских компаний поиском новых земель в прямом и переносном смысле.

10. Некоторые равнее других

ОБСЕ, находившаяся в последние годы в предкризисном состоянии, столкнулась с неожиданным вызовом – Казахстан подал заявку на председательство в 2009 году. Дежурный оптимизм венских чиновников, обсуждение принятой в прошлом году на СМИД в Любляне «дорожной карты» реформ, конференции под жизнерадостным лозунгом «в 30 лет жизнь только начинается» сменились напряженным ожиданием.

Формальных условий, ограничивающих право любой из стран-членов организации занять этот пост, не было. Неформальные были немедленно озвучены, причем не дипломатами из Вены и не официальными представителями других государств, а международными неправительственными организациями, специализирующимися на вопросах демократии и защиты прав человека. В самом общем виде претензии к Казахстану выражались в набившей оскомину формуле – «несоответствие стандартам ОБСЕ». При этом в последнее время и США, и Европа стремились максимально вывести Казахстан из-под влияния Москвы, особенно в таких чувствительных (и по-настоящему важных) для Запада вопросах, как маршруты экспорта казахстанских углеводородов. Поэтому критика в наш адрес звучала под сурдинку.

[inc pk='2229' service='media']

Обсуждавшийся на протяжении 2006 года вопрос о том, станет ли Казахстан председателем ОБСЕ в 2009 году, остался без ответа. Не было сказано ни безусловного «да», ни категоричного «нет». Участники прошедшего 4–5 декабря в Брюсселе СМИД должны были сделать непростой выбор. Не между хорошим и лучшим – других официальных претендентов на пост председателя не было. А между Кремлем и Белым домом. У Вашингтона имеется немало претензий к Москве, причем по проблемам, относящимся к сфере компетенции ОБСЕ – в первую очередь так называемые замороженные конфликты в Приднестровье, Абхазии, Южной Осетии. Поскольку Казахстан практически полностью разделяет взгляды своего союзника по всем политическим проблемам на территории СНГ, то после его избрания на пост председателя Россия получила бы возможность более активно воздействовать на формирование повестки дня для ОБСЕ.

Сама ОБСЕ как институт международной политики тоже оказалась в сложном положении. С одной стороны, она показала, что для нее, как для героев Оруэлла, все страны равны, но некоторые равнее других. А формальные требования к Казахстану, призванные улучшить ситуацию с демократией и правами человека, носили скорее технический, чем принципиальный характер. С другой – все очевиднее становится утрата ОБСЕ своей уникальности как инструмента диалога Запад–Восток в условиях, когда прямые контакты с НАТО, Евросоюзом, Советом Европы и их парламентскими структурами позволяют постсоветским государствам обсуждать и решать вопросы, относящиеся ко всем «трем корзинам» ОБСЕ.

Решение вопроса отложено до конца следующего года, в течение которого следует ожидать завершения политического торга: что Москва и Астана получат в обмен на отказ от председательского кресла или же что получат Вашингтон и Брюссель в обмен на свое согласие. Единодушная рекомендация Алматы в качестве места проведения ежегодной парламентской ассамблеи в 2008 году может стать и прелюдией к триумфу казахстанской дипломатии, и способом подсластить горькую пилюлю.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности