О Шерлоке Фандорине

Чем дальше, тем больше творчество Б. Акунина вызывает неоднозначную реакцию читателей. Они начинают выискивать в произведениях автора мысли и идеи, которые в них не заложены

О Шерлоке Фандорине

Сам литератор не раз и не два повторял в своих интервью: пожалуйста, не воспринимайте мои творения как нечто большее, чем они есть на самом деле – легкое развлекательное чтение. И тот факт, что интеллект и образованность автора придают им дополнительную притягательность и занимательность, не меняет изначальной установки – прочесть запоем и ждать, когда выйдет следующая книга.

Задача Акунина, как автора, во-первых и во-вторых, развлечь; в-третьих, пробудить интерес к истории России, ее культуре и религии. Но только пробудить, заинтересовать. А потому не нужно судить о фандоринском цикле, как это пытаются сделать некоторые, как о историческом трактате. Тогда не будет недоумений по поводу очередного произведения: ах, ну нельзя же так разочаровывать читателя! Ах, плоский персонаж! Ах, вялый сюжет! Ах, ни одной интересной мысли! В конце концов, никому не приходит в голову всерьез изучать реальную историю Франции XVII века по похождениям д’Артаньяна или Японии – по фильму «Самурай».

Собственно, на книжной полке сериал о Фандорине должен соседствовать с работой А. Дюма-отца «Три мушкетера» и его сиквелами, а также с «историческими» романами Валентина Пикуля. Да и начальный тираж «Нефритовых четок», как у «классиков жанра», – 500 тыс. экземпляров. И это – только в твердой обложке!

В свое время истории о Фандорине произвели в тесном мирке отечественного «криминального чтива» эффект разорвавшейся бомбы. К тому времени, к концу 1990-х, российский читатель уже бесконечно устал от братков, спецназов и убойных отделов. И вот пришел Эраст – весь в белом. Умный, красивый, смелый, загадочный, аристократичный. Мистер Холмс а-ля рюсс. Мистер Ватсон мэйд ин Джапан.

Одиннадцатая книга, посвященная великому сыщику земли русской, сборник повестей и рассказов «Нефритовые четки», вызывает при прочтении самые живые ассоциации с рассказами о его знаменитом коллеге и современнике с Бейкер-стрит. Более того, в повести «Узница башни, или Краткий, но прекрасный путь трех мудрых» Б. Акунин легким движением пера отправляет своего героя во Францию, где он ведет расследование с великим английским сыщиком. А рассказ «Скарпея Баскаковых» даже звучанием своего названия напоминает «Собаку Баскервилей», не говоря уже о сюжетной линии... А в рассказе «Чае?питие в Бристоле» г-н Фандорин помогает криминалисту-любителю мисс Палмер (персонаж, напоминающий мисс Марпл Агаты Кристи). Практически каждое произведение, вошедшее в сборник, является до определенной степени пародией/стилизацией под того или иного детективного писателя конца XIX – начала XX века.

Сборник состоит из семи рассказов и трех повестей, которые как бы заполняют лакуны во времени и пространстве, оставленные предыдущими книгами цикла. Расположены истории в хронологическом порядке: действие первого рассказа, «Сигумо», происходит в 1881 году, в год службы 25-летнего Эраста в Японии. События последнего произведения «Нефритовых четок», «Узницы башни», разворачиваются в 1899 году.

Обширна и география путешествий Фандорина: конечно же, Россия, Иокогама, Рио-де-Жанейро, Бристоль (Англия), Сплитстоун (Соединенные Штаты), Сен-Мало (Франция). Как всегда, по книге рассыпаны мелкие, но от этого не менее занимательные факты. Например, полное имя доктора Ватсона – Джон Хэмиш, а бабушка Шерлока Холмса была француженкой... Или то, что русское сленговое «бакс», означающее доллары, произошло от английского сленга, «bucks» – олень. А за шкуру одного убитого оленя в XIX веке заготовитель платил охотнику один североамериканский доллар.

Самой, пожалуй, неоднозначной вещью, вошедшей в сборник, стала повесть «Перед концом света», в которой явственно чувствуются мотивы «Имени Розы» Умберто Эко. Оценки разнятся от «встанет в ряд с лучшими произведениями автора» до «непроработанный сюжет и обилие фактологических ошибок». Гораздо более единодушны те, кто прочитал книгу, в оценке акунинской стилизации под вестерн повести «Долина Смерти»: «картонные персонажи, сюжетная невнятица, нефандоринский Фандорин, худшее произведение Б. Акунина». Зато небольшой рассказ «Из жизни щепок» – это «родная акунинская реальность», с «мерцающими в сумраке газовыми фонарями и хрустящими на зубах маковыми булками».

Другое новшество – включение в «тело» книги черно-белых иллюстраций, выполненных в стиле карандашного рисунка. Хотя общий дизайн серии остался тот же – черно-белый «Новый детективъ», Макс Эрнст уступил место Игорю Сакурову. Впервые Фандорин визуализован и, на мой взгляд, очень удачно. Хотя, может быть, и несколько комично – от «комикс». Но художнику как минимум удалось избежать схожести его Эраста с Эрастом «телевизионным». Говорят, что образ Фандорина был лично одобрен писателем. Кроме главного персонажа в книге присутствует рисованный портрет самого Б. Акунина (в японском интерьере) и портрет Масы. Кстати, Маса в «Нефритовых четках» начал приобщаться к литературному труду – часть повести «Узница башни» написана от его имени.

Перевернув последнюю страницу, читатель с удивлением узнает, что это, собственно, еще не все: «Знаменитый сыщик Эраст Фандорин продолжает расследование» – компьютерная игра «Нефритовые четки» появится в продаже весной 2007 года.

После чтения книги ловишь себя на мысли, а не является ли такая форма изложения «стилизацией под...» и попыткой автора еще раз пробиться к своему бронзовеющему читателю с простой мыслью: Эраст Фандорин – всего лишь литературный персонаж, чья цель – развлекать. Не нужно делать из него «Героя нашего времени». Не надо воспринимать его слишком всерьез и «себя под ним чистить».

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики