Под колпаком

Под колпаком

Сегодня в большинстве стран мира, в том числе и считающих себя демократическими, постоянно стоит вопрос – как развивать национальную и общественную безопасность, но при этом не нарушать конституционные права граждан на личную жизнь? Возрастающие угрозы от террористических, экстремистских и других преступных групп заставляют государство усиливать свою политику в области национальной безопасности. Как результат – зачастую это усиление ведет к вторжению в частную жизнь людей, тем самым нарушается их незыблемое право на личную жизнь. В круг интересов органов национальной безопасности входит очень много сфер жизнедеятельности рядовых граждан. Да и само понятие «в целях национальной безопасности» в различных ситуациях может достаточно широко трактоваться.

Казахстан в этом вопросе также не исключение. В статье 18 раздела «Человек и гражданин» Конституции РК записано, что каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и достоинства, на тайну личных вкладов и сбережений, переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Но сразу оговаривается, что ограничения этих прав допускаются только в случаях и в порядке, прямо установленных законом. С одной стороны, это правильно. Потому что эффективная работа органов правопорядка при расследовании тяжких преступлений порой невозможна без вторжения в личную жизнь граждан, прослушивания их телефонов и т.д. И спецслужбам для поимки «врагов государства» также приходится прибегать к этим мерам. Но, с другой стороны, где гарантия, что под предлогом войны со злом не будут ущемлены права законопослушных граждан на личную жизнь? Например, в США в целях борьбы с терроризмом после событий 11 сентября 2001 года Агентство национальной безопасности начало отслеживать телефонные звонки на территории страны.

В Казахстане пока таких правительственных программ нет. По крайней мере, которые были бы известны общественности. Но попытки законодательно оформить прослушивание телефонов делаются.

Так, 16 января Генеральная прокуратура представила депутатам разработанный ею проект закона о внесении дополнений и изменений в некоторые законодательные акты по вопросам оперативно-розыскной деятельности (ОРД). Законопроектом вносятся поправки в Уголовно-процессуальный кодекс, согласно которым органам ОРД предоставляется возможность негласно прослушивать и записывать телефонные переговоры, а также разговоры с использованием видео- и аудиотехники и иных специальных технических средств подозреваемого и обвиняемого по делам средней тяжести.

Сегодня эти меры применяются только при расследовании тяжких преступлений. Хотя, по информации заместителя генпрокурора Асхата Даулбаева, согласно статистике наибольшее число зарегистрированных правонарушений (75 – 80%) приходится на долю преступлений средней тяжести (вымогательство, кражи, распространение наркотиков и т.д.). Представляя этот документ в комитете мажилиса по законодательству и судебно-правовой реформе, разработчики отметили, что главной его целью является повышение эффективности работы органов оперативно-розыскной деятельности.

Безусловно, законопроект полезен при борьбе с преступностью. Однако вопрос заключается в том, как он будет реализовываться на практике? Как известно, зачастую сотрудники правоохранительных органов превышают свои полномочия, используя свое положение не по назначению. По мнению Генпрокуратуры, «беспредела» органов ОРД в этом вопросе можно будет избежать благодаря контролю со стороны судебной власти и прокуратуры. Но, на мой взгляд, учитывая сложившееся положение в правоохранительной системе, гарантий, что завтра любой гражданин, не имеющий никакого отношения к «преступлению средней тяжести», не будет прослушиваться, мало.

В принципе, даже сегодня СМИ периодически передают информацию о том, как тот или иной оппозиционер, депутат, адвокат или журналист заявляет о слежке за собой или о прослушивании телефонных разговоров, и нельзя утверждать, что все эти сигналы ложные. Но являются ли эти люди «врагами государства» или лицами, совершившими «тяжкое преступление»? Куда в таких случаях смотрит прокуратура и суды? Дело усугубляется еще и тем, что доказать причастность силовых ведомств к слежке и прослушиванию телефонов не так-то легко.

Если посмотреть более широко на проблему вторжения в частную жизнь, то можно отметить, что прослушиванием телефонных разговоров занимаются не только силовые структуры. Сейчас наступило время, когда информация является весьма ценным товаром, за который готовы платить хорошие деньги.

Не секрет, что многие компании прослушивают и записывают телефонные разговоры своих сотрудников и клиентов. Хотя в принципе прослушивание сотрудников не такое уж сильное вторжение в частную жизнь, так как служба безопасности компании делает это в служебное время. Работодатель имеет право контролировать эффективность работы сотрудников, в том числе и во время телефонных переговоров. К тому же он за них еще и платит. Но в отношении клиентов и потребителей это несколько некорректно.

Информацию о рядовых гражданах в основном собирают финансовые и торговые компании. Помимо того что при обращении к ним они могут записывать телефонный разговор, также у них существуют системы по управлению взаимоотношениями с клиентами. В базу данных о клиентах стекается вся информация о нас – возраст, адрес, телефонный номер, семейное положение, предпочтения, ежемесячный доход и т.д. Причем некоторые данные компании могут собирать не только непосредственно от потребителей, но и из закрытых источников.

Хотим мы того или нет, но право на личную жизнь постоянно нарушается. Но самое интересное в том, что зачастую мы об этом даже и не подозреваем.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности