Место под жарким солнцем

Китайский бизнес активно осваивает природные ресурсы африканского континента и его внутренний рынок. Но масштабы и качество этой экспансии вызывают в африканском обществе и за его пределами противоречивые оценки

Место под жарким солнцем

Китайское присутствие в Африке прослеживается на многие сотни лет в глубь веков: на развалинах средневековых городов Тимбукту и Великого Зимбабве археологи находят обломки китайской посуды. В 1960-е годы, значительно отставая по возможностям оказания экономической помощи от двух главных держав времен холодной войны, Китай тем не менее активно налаживал связи с африканскими странами. Сотни китайских врачей и инженеров помогали взявшим социалистическую ориентацию странам строить новую жизнь.

Потребности роста

С началом стремительного роста китайской экономики изменились приоритеты политики КНР в Африке. Растущая экономика нуждалась в сырье и материалах, а ее продукция – в новых рынках сбыта. Сегодня в новостях регулярно появляются сообщения, отражающие растущую интенсивность китайско-африканского сотрудничества. Так, в самом начале нового, 2007 года пришла новость об открытии регулярных авиарейсов между Пекином и Лагосом, столицей Нигерии. Рейсы осуществляются самолетами самой крупной китайской государственной авиакомпании China Southern Airlines. А вот южноафриканский пивоваренный гигант SABMiller продолжает свою экспансию на китайском рынке пива, приобретя в первых числах января доли еще в 14 китайских пивоварнях, тем самым расширив сеть своих предприятий в КНР до 61.

Особенно активно китайская экономическая экспансия, отмечают эксперты, осуществляется с начала 21-го столетия. По данным французского МИДа, за прошедшие шесть лет объем торговли между Китаем и африканскими странами вырос в пять раз. В 2006 году, по предварительным оценкам, он достиг 50 млрд долларов. К 2010 году суммарный объем сделок, как ожидается, увеличится до 100 млрд. Для сравнения, объем торговли между Китаем и США за прошлый год оценивается примерно в 45 млрд долларов.

В 2006 году Китай обошел Великобританию по объему инвестиций в Африку, выйдя на третье место после США и Франции. Около 800 китайских фирм и компаний инвестировали порядка 5,5 млрд долларов в 43 африканских государства. Инвесторы из КНР часто вкладывают финансы в такие проекты, которые западные банки находят слишком рискованными. По словам замминистра по экономике Китайской Республики Вэя Цзяньго, «благодаря китайским инвестициям и займам произошло значительное улучшение экономического положения многих миллионов африканцев. Инвесторы из КНР очень популярны и среди местных предпринимателей». На Черный континент сегодня приходится до 10% всех китайских зарубежных капиталовложений.

В битве за стратегическое сырье

Эксперты сходятся во мнении, что главным фактором, определяющим действия КНР в странах Черного континента, является обеспечение стабильности поставок минеральных ресурсов, в первую очередь нефти, в Китай. Опоздав к разделу ближневосточных углеводородных месторождений, капитализирующийся Китай прилагает все усилия для закрепления в нефтегазоносных провинциях Западной (Нигерия, Конго, Ангола, Экваториальная Гвинея), Восточной (Судан, Кения) и Центральной (Чад, ЦАР) Африке. Усиливается присутствие китайского капитала и в нефтедобывающем секторе таких стран, как Ливия и Египет.

Для ряда африканских стран–экспортеров нефти экономическое партнерство с Китаем приобретает решающее значение. Так, Китай закупает две трети всей суданской нефти, покрывая тем самым около 5% своих потребностей в этом сырье. В первой половине 2006 года самым крупным поставщиком нефти в Китай стала Ангола, сместив с этой позиции Саудовскую Аравию. Только месторождения Восточной Африки поставляют четверть всей экспортируемой в КНР сырой нефти. Для сравнения, доля африканской нефти в энергетическом балансе США составляет 10%.

Руководство КНР считает свои зарубежные инвестиции в добычу углеводородов объектом национальной безопасности и не экономит на вложениях в этот сектор. В январе 2006 года китайская корпорация China National Offshore Oil выиграла тендер на 45-процентный пакет акций одной из нигерийских нефтедобывающих компаний, заплатив за него 2,27 млрд долларов. Эта сумма на 270 млн превысила предложение индийского участника торгов. Как образно выразился Джошуа Курланзик, ведущий эксперт Carnegie Endowment for International Peace: «Методы, которыми Китай решает свои проблемы в области энергоресурсов, уходят своими корнями в смесь страха и отчаяния». По его оценкам, на сегодняшний день Китай уже вложил в африканскую нефтяную индустрию не менее 15 млрд долларов.

Что еще?

Помимо нефти китайские компании активно вкладывают капиталы в разработку других природных ресурсов, в первую очередь металлов. В сфере экономических интересов китайского бизнеса оказались африканские месторождения золота, платины, алюминия, меди, цинка, железа и кобальта. Наиболее тесные контакты у китайских предпринимателей установились с президентом Зимбабве Робертом Мугабе, считающимся на Западе одним из самых «недемократичных африкан?ских лидеров». Его личная протекция, как уверены многие аналитики, дает китайскому бизнесу карт-бланш в разработке золоторудных и платиновых месторождений (по объему последних Зимбабве занимает второе место в мире). В прошлом году китайской фирме Zijin Mining было продано 29,9% акций британско-зимбабвийской горнодобывающей компании Ridge Mining. Кроме того, зимбабвийское правительство надеется, что китайские инвестиции смогут восстановить пошатнувшиеся позиции крупнейшего в стране производителя стали Ziscosteel.

В ЮАР Китай планирует вложить на паритетной основе 230 млн долларов в разработку месторождения железа и хрома. Помимо собственно добывающего предприятия будет построен и сталеплавильный комбинат. КНР становится и одним из главных экспортных партнеров и инвесторов в добычу меди в Замбии и Конго. По словам Джонатана Лесли, исполнительного директора международной горнодобывающей корпорации Nikanor, занимающейся разработкой месторождений меди и кобальта в Республике Конго, его компания намерена активно привлекать китайские фирмы для проведения строительных работ, а также в качестве источников финансирования.

Помимо металлов, значительный интерес для Китая представляют и африканские запасы древесины. Свыше 60% африканского экспорта этого сырья поступает в Восточную Азию, главным образом в Китай. В этом секторе партнерами КНР выступают лесозаготовительные компании из Габона и Камеруна.

Неоколониализм или взаимовыгодное сотрудничество?

Растущее присутствие китайского капитала в Африке неоднозначно оценивается как на территории самого континента, так и за его пределами. По словам китайского министра иностранных дел Ли Чжаосина: «Китай планирует установить и развивать в Африке новый тип партнерских взаимоотношений, характеризующийся равноправием и взаимодоверием в сфере политики, кооперацией на взаимовыгодной основе в сфере экономики, а также мощным культурным обменом». Но если для президента Зимбабве граждане Поднебесной являются очень хорошими друзьями, ради которых он готов заставить своих сограждан в обязательном порядке изучать китайский язык, то глава ЮАР Табо Мбеки предостерегает африканцев против попадания «в сети новых колониальных отношений».

Среди экономических выгод набирающего обороты сотрудничества чаще всего называют предоставление африканским компаниям, главным образом добывающим, обширнейшего китайского рынка сбыта. Помимо минерального сырья Африка экспортирует в КНР довольно значительное количество агрокультурной продукции, которая облагается (в отличие от экспорта в европейские страны) минимальными тарифными пошлинами или не облагается ими вообще. Сегодня политика «нулевого тарифа» действует в отношении 190 наименований африкан?ского экспорта, и китайские власти обещают довести это число до 440. На уровне отдельно взятого потребителя дешевизна произведенных в Китае товаров позволила многим африканцам впервые стать владельцами бытовой техники.

Китай активно инвестирует и в инфраструктуру африканских стран. Строятся автомобильные дороги в Кении, Нигерии и Руанде, реконструируются железные дороги в Танзании и Зимбабве, прокладываются телефонные линии в сельских районах Ганы. При содействии Китая реконструируются морские порты и промышленные предприятия, строятся стадионы и правительственные здания. На ноябрьском саммите лидеров африкан?ских стран в Пекине китайской стороной было обещано построить в Африке 100 сельских школ, 30 госпиталей и 10 агрокультурных центров.

Среди негативных аспектов освоения китайским капиталом Африки наиболее очевидной для многих экспертов является угроза монокультуризации промышленности африканских стран, то есть сосредоточение капитала и трудовых ресурсов в какой-то одной отрасли (как правило, в добыче и первичной переработке сырья) в ущерб остальным секторам национальной экономики. Другая опасность, о которой предупреждают аналитики, – новая долговая зависимость, на этот раз уже не от европейских, а от китайских кредиторов. Кроме того, наличие дешевого китайского импорта во многих случаях ведет к закрытию или значительному сокращению местных производств подобного рода.

Критику со стороны западных стран и неправительственных гуманитарных организаций всех уровней вызывает и политическая неразборчивость Китая в выборе торговых партнеров, часто приводящая к тому, что Китай де-факто поддерживает деспотичные, коррумпированные режимы. Но «африканские лидеры более чем счастливы, что их китайские партнеры не повторяют западные нравоучения о правах человека, честном правительстве и прозрачной экономике», замечает Дениз Тулл, эксперт по африканской политике German Institute for International and Security Affairs.

И добавляет: «Китай видит возможности для экономических отношений там, где Запад видит только террор, коррупцию, беженцев и упадок институтов государства».

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности