Прорвемся – не прорвемся

Реализация принятой недавно Программы развития науки в первую очередь должна стимулировать получение прорывных технологий. Но вряд ли этого удастся достичь лишь путем изменения финансирования науки. Нужны серьезные, системные меры на долгосрочный период

Прорвемся – не прорвемся

Реформы последних 15 лет не затронули одну сферу – науку. В конце концов отсутствие кардинальных положительных перемен в науке стало тормозить экономическое развитие страны. Президент в своем Послании народу Казахстана «Стратегия вхождения Казахстана в число 50 наиболее конкурентоспособных стран мира» 1 марта 2006 года заявил о необходимости реформирования отрасли с целью скорейшего получения отдачи в виде прорывных технологий. Наука должна стать, причем быстро, инструментом, который поднимет конкурентоспособность страны на необходимую высоту. Очень захотелось чуда – наподобие финского, корейского, японского, сингапурского.

В Министерстве образования засели за написание соответствующих концепций, программ. Было организовано проведение государственной научно-технической экспертизы отечественного научного потенциала и приоритетных направлений развития науки (аудит науки). Его провели Национальный центр научно-технической информации (НЦ НТИ) Министерства образования и науки РК совместно с Национальной академией наук США.

Государственная программа развития науки в Казахстане на 2007–2012 год была написана на полгода раньше получения результатов аудита. Может быть, поэтому существует столько отличий между программой развития науки и рекомендациями американских специалистов.

НИОКР почти не виден

Конечно, мы догадывались, что в науке ситуация тяжелая, но чтобы в такой степени – не предполагали. Самое главное – разорвана связь между наукой и производством, новые идеи не внедряются, частник не заинтересован в проведении НИОКР. Очень слабая связь образования и НИОКР.

По словам специалистов из Национальной инженерной академии США, каждый участвует в технологических изменениях как автор, пользователь или жертва технологического изобретения или инноваций. У нас хорошо обстоят дела с «жертвами», чуть хуже – с «авторами» и совсем плохо с «пользователями».

В материалах аудита приводятся данные по диспропорции между звеньями единой цепи «исследование – разработка – проектирование – изготовление». В 2005 году 45,1% всех организаций науки составляли НИИ и только 6,4% – проектные и проектно-конструкторские организации. Научно-исследовательские и конструкторские подразделения на промышленных предприятиях занимают всего 1,8% от общего числа научно-технических организаций. Соотношение между учеными, конструкторами и работниками опытных производств в Казахстане в настоящее время составляет 25:4:1 соответственно, в то время как в других странах в среднем 1:2:4.

Структура затрат у нас тоже не соответствует стандартам западных стран. На фундаментальную науку выделяется 21% всех средств, на прикладные исследования – 71%, а на ОКР – 8%. Тогда как в развитых государствах львиная доля затрат приходится именно на опытно-конструкторские как на более затратные. Мировая практика показывает, что на стадии разработки ОКР требуется средств в 10–50 раз больше, чем на проведение НИР. Во многих странах пропорция финансирования фундаментальных, прикладных и опытных проектов постоянна, например в США 13:22:65, в Японии 13:21:66.

[inc pk='2215' service='media']

Экспериментальная база, учебно-исследовательское оборудование, аппараты и приборы в учебных заведениях физически и морально устарели на 20–30 лет, а в лучших, самых передовых университетах и научно-исследовательских организациях – на 8–11 лет. Образовательные учреждения, находящиеся в государственной собственности, до сих пор пользуются оборудованием, соответствующим уровню того, которым пользовались европейские институты лет 30–40 и даже 50 назад.

Ключевым фактором научного прогресса остается рост ассигнований на науку. Согласно мировому опыту доля научных расходов в ВВП должна быть не менее 3%. Пороговое значение расходов на научные исследования и разработки по отношению к ВВП, как один из показателей экономической безопасности страны, принято считать 2%. В Казахстане затраты государства на науку в 2005 году составляли 0,26% от ВВП, хотя по сравнению с 2000 годом расходы из госбюджета увеличились в 5,8 раза и составили 13,97 млрд тенге.

Сейчас вроде бы лед тронулся. К 2012 году предусмотрено доведение объема финансирования науки до 350 млрд тенге – 5,0% от ВВП, то есть произойдет увеличение в 25 раз.

Дефицит кадров

Из-за крайне низкого текущего уровня финансирования науки численность персонала, занятого исследованиями и разработками, за период 1991–2005 годы в Казахстане снизилась в 2,2 раза (с 40,9 тыс. человек до 18,9 тыс.). Наибольшему сокращению подверглись непосредственные участники научного процесса – исследователи (на 56,9%) и техники (на 14,1% за 1997–2005 годы); численность вспомогательного персонала сократилась на 68,4%, хозяйственного – на 22%.

Даже если накачать науку еще большими деньгами, за пять лет вряд ли можно успеть вырастить новых исследователей, научных менеджеров, привлечь хороших преподавателей в вузы, а что более необходимо – в школы

Потенциал вузовской науки невостребован по причине переориентации высших учебных заведений на образовательные функции, хотя потенциальные возможности как будто есть. На сегодня общая численность профессорско-преподавательского состава с учеными степенями составляет 15,642 тыс. человек, в том числе 2,869 тыс. докторов наук и 12,773 тыс. кандидатов наук. А исследователей с учеными степенями (без учета профессорско-преподавательского состава) в 2005 году насчитывалось 4,124 тыс. человек, в том числе 1,106 тыс. докторов наук и 3,018 тыс. кандидатов наук.

Между тем, по данным Академии наук, с 2000 по 2004 год ряды докторов наук пополнились на 711 человек, а кандидатов наук – на 4,302 тыс. Но при этом лишь каждый восьмой доктор наук (12,5%) из вновь защитившихся и один из 100 кандидатов наук остаются работать в научной сфере. Остальные получают научные степени для престижа, дальнейшего карьерного роста. В отчете очень резко комментируется тенденция роста получения научных степеней: «Каждая пятая кандидатская и каждая четырнадцатая докторская диссертации защищаются людьми, далекими от научной деятельности. К ним относятся представители акиматов, различных комитетов, ТОО, ЧП, чиновники различных уровней, банкиры, предприниматели. За последние годы ответственными работниками госаппарата защищено несколько десятков докторских и сотни кандидатских диссертаций по специальностям «международные отношения», «философия», «политология», «история», «экономика» и «право», хотя результаты многих исследований не отличаются, по оценкам специалистов, ни оригинальностью исследовательской программы, ни глубиной выводов и обобщений. Поэтому нет ничего случайного в том, что среди философов и экономистов, историков и политологов так много людей с небазовым образованием. Необходимо повысить требования диссертационных советов при рассмотрении аттестационных дел соискателей из властных и коммерческих структур. В противном случае высокими научными регалиями может прикрываться некомпетентность менеджеров высшего звена», – уверены составители отчета. Кстати, в 2005 году не было ни одной защиты по следующим группам специальностей: энергетическое, металлургическое и химическое машиностроение; авиационная и ракетно-космическая техника; кораблестроение; приборостроение, метрология и информационно-измерительные приборы и системы; радиотехника и связь; энергетика; электроника. Хотя по многим специальностям из этих групп в республике наблюдается острый дефицит кадров.

Программа принята, споры продолжаются

Ключевой блок Государственной программы развития науки в Казахстане на 2007–2012 годы – совершенствование системы государственного управления научно-технологическим развитием. По существу, предлагается новый принцип финансирования науки, опытно-конструкторских работ, подготовки научных кадров. За основу разработчики взяли опыт Финляндии, страны, за 7 лет превратившейся из сырьевого экспортера в страну «восходящего хай-тека».

Осенью 2006 года правительство учредило Высшую научно-техническую комиссию (ВНТК) под председательством премьер-министра, которой предписано определить научно-технологические приоритеты страны. Разработчики полагают, что в работе комиссии наряду с учеными, министрами, депутатами необходимо участие представителей бизнеса, нацкомпаний, чтобы наладить реальный диалог с бизнесом на предмет использования инноваций. «На начальном этапе членство представителей крупных компаний будет «добровольно-принудительным», так как система административно-командного метода должна быть. Но финансирование и внедрение каких-либо разработок – дело добровольное. Не секрет, что сегодня компании предпочитают тратить огромные деньги на зарубежные приборы, технологии, нежели покупать отечественные. Мы хотим установить конструктивный диалог между наукой и бизнесом, свести интересы одних и потенциал других», – пояснил председатель Комитета по науке Тлеккабул Рамазанов.

При ВНТК будет работать Международный экспертный совет, основной задачей которого будет анализ мировых трендов развития науки и определения возможности проведения в стране передовых научных исследований по конкретным направлениям. Для полноты картины ВНТК будет заслушивать отчет Министерства образования и науки, «Национальный доклад о науке», подготовленный Академией наук. На основе этих данных комиссия раз в три года будет определять научно-технологические приоритеты развития и 10–15 основных научно-технологических направлений. В этих заданных рамках Миннауки и другие министерства разработают проекты соответствующих программ. Они подвергнутся государственной научно-технической экспертизе (ГНТЭ), а затем будут представлены на рассмотрение ВНТК, которая при положительном решении определит объемы их финансирования. Научно-техническая программа будет состоять из 15–20 научных (НИР) и 15–20 опытных (ОКР) проектов. Каждый из них в итоге должен завершаться конкретной продукцией – научный отчет, диссертация, патент, свидетельство о регистрации открытия, конструкторско-технологическая документация или лицензионные соглашения, в зависимости от вида работ.

Таким образом, предполагается создать три уровня научно-технической экспертизы. Причем с каждым последующим уровнем будет происходить увеличение зарубежных ученых в экспертных советах – от 50% на третьем уровне отбора проектов до 75% – на уровне определения и корректировки приоритетов. Это вызывает тревожные сомнения у ученых: не будут ли использованы их идеи в других странах, где инновации внедряются быстрее и легче, и кроме того, не станет ли поводом для отклонения проекта в чьих-либо корпоративных или государственных интересах. Как ни странно, и американские ученые в аудите науки призывают правительство Казахстана быть осторожными при выборе зарубежных экспертов: «Выбор международных экспертов должен быть сделан с осторожностью, гарантирующей, что они не только опытны в сфере их интересов, но также понимают реальную ситуацию в Казахстане».

Рабочим органом ВНТК является Комитет по науке Министерства образования, который должен стать единым администратором всех научно-технических программ. «По состоянию на 2006 год в республике выделяются немалые деньги на науку, но они все распылены по министерствам и ведомствам. Первая цель создания комитета по науке – это концентрирование в одном месте и единое администрирование всех научно-технологических программ. Не секрет, что некоторые программы дублируются. Бывает, что ведомства берут друг у друга результаты и отчитываются о них, как о собственных достижениях», – поясняет Тлеккабул Рамазанов.

Для финансирования и координации опытно-конструкторских разработок, а также для поддержки прикладных проектов, софинансируемых промышленностью на 25–75% стоимости, организовано АО «Фонд науки» со 100-процентным участием государства. Предполагается, что Фонд науки будет налаживать взаимодействие с венчурными фондами, технологическими парками, национальными и частными компаниями по привлечению средств на внедрение тех проектов, которые им будут отобраны. К 2010 году планируется довести капитализацию фонда до 4,6 млрд тенге, чтобы финансирование НИОКР за счет госбюджета увеличить с 4 до 25%. Разработчики считают, что этим будет решена проблема незавершенности проектов, их внедрения.

Финансирование будет базовое и проектное. Базовое – это госинвестиции на поддержание инфраструктуры (текущее содержание и капитальный ремонт зданий и сооружений), подготовку и переподготовку кадров, информационное и патентное обеспечение научно-технической деятельности, развитие международного научно-технического сотрудничества. Проектное – финансирование программ на грантовой основе. Исполнители проектов будут отбираться на конкурсной основе из числа научных коллективов в стране и за рубежом по ряду определенных критериев. Объявлять конкурс, отбирать претендентов, проводить независимую экспертизу по каждому исполнителю будут Комитет по науке (по проектам НИР) и Фонд науки (по ОКР). Кроме того, эти структуры будут самостоятельно проводить мониторинг реализации проектов, подготовку ежегодных отчетов о результатах и оценку эффективности.

В отчете по аудиту науки американские ученые выражают сомнение в правильности этой схемы: «Особо важным поводом для беспокойства исследователей должно быть требование о том, что все заявки на финансирование НИОКР будут идти через одну структуру, что может привести к лоббированию интересов одного министерства. И, наконец, Минобразования и науки РК имеет ограниченный опыт в решении многих технических проблем в прикладных науках, поэтому необходимо укрепление основных функций этого ведомства. Прежде чем централизовать государственное финансирование программ под министерством, Комитету науки необходимо провести тщательный анализ и оценку положительных и отрицательных сторон централизации на возможности институтов, подотчетных отраслевым министерствам. Особое внимание должно быть уделено прошлому опыту институтов в реагировании министерств на заявки о финансировании программ».

Проблемы отсутствия современного оборудования на начальном этапе предполагается решить за счет оснащения пяти национальных лабораторий открытого типа по направлениям: нанотехнологии (Алматы), биотехнологии (Астана), ядерные технологии (Курчатов), космические технологии (Байконыр), технологии для углеводородной и горнометаллургической промышленности (Караганда).

Авторы аудита науки рекомендуют, чтобы правительство вместо создания 15 лабораторий пока сосредоточило ресурсы на укреплении трех или четырех центров. Эта инициатива частично покрыла бы потребности, но не дублировала бы инициативу создания университета передовых технологий в Астане, где акцент сделан на прорывные технологии. По мнению специалистов, отобранные университеты должны подчеркнуть важность модернизации текущих подходов к традиционным предметам науки и технологий.

Многие ученые скептически относятся к аренде оборудования в пяти национальных открытых лабораториях. Однако такой прецедент уже успешно существует. Институт химических наук им. Бектурова создал региональный центр коллективного пользования современными физико-химическими приборами, что предоставило возможность многим институтам и отдельным ученым проводить там свои исследования.

О выборе приоритетных направлений

В новой модели управления наукой большая роль отводится ВНТК как органу, выбирающему научно-технологические приоритеты. Задача эта сложна и ответственна. От науки требуются прорывные технологии для повышения конкурентоспособности. Для этого необходима значительная концентрация финансовых, кадровых ресурсов с отвлечением их от других направлений. При этом во многих секторах экономики нужны новые технологии, инновации, может, и не «прорывного» характера, но жизненно важные. Например, восстановление геологической службы или хотя бы значительной части ее для профессиональной оценки запасов полезных ископаемых, в том числе нефти. В сельском хозяйстве потенциал экспорта зерна не будет расти без применения новых технологий, сортов, неразрывно связанных с маркетинговой политикой. Крайне важна для страны проблема питьевой и поливной воды с технологиями очистки, орошения. Борьба с болезнями людей и животных могла бы быть более плодотворной, если бы институтам и лабораториям уделялось больше внимания.

Отдельной темой стоят кадровые проблемы. Увеличение оплаты труда научных работников, предоставление молодым сотрудникам если не собственного жилья, так хотя бы комфортабельных общежитий, улучшение качества обучения в вузах и школах – это необходимо делать сейчас, чтобы программа заработала.

Чуть ли не самым большим приоритетом на сегодняшний момент является стимулирование частного бизнеса в инвестировании в новые технологии и продукты, тем более – поддержка местных НИОКР. На пути от позиции экспортера сырья к позиции производителя продукции с высокой добавленной стоимостью Казахстану придется балансировать между потребностями в новых импортных технологиях, продуктах, оборудовании, даже кадрах для модернизации индустриальной базы, с одной стороны, и одновременным развитием, популяризацией применения собственных технологий, продуктов – с другой.

По мнению ряда специалистов, в программе обозначены крайне сжатые сроки выполнения. Даже если накачать науку еще большими деньгами, за пять лет вряд ли можно успеть вырастить новых исследователей, научных менеджеров, привлечь хороших преподавателей в вузы, а что более необходимо – в школы. В науке существенную роль играет человеческий фактор, а значит, и темп финансовых инвестиций должен быть совместим с темпом развития человеческих ресурсов.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики