Об отражении угроз и защите интересов

Одним из краеугольных камней национальной безопасности Казахстана является сотрудничество с ведущими военными державами. Но партнерство во имя мира, региональной стабильности и чего-нибудь еще вполне может для нашей республики превратиться в войну за чужие интересы

Об отражении угроз и защите интересов

Свою военно-политическую безопасность Казахстан всегда стремился обеспечить в первую очередь дипломатическими средствами. В начале 90-х мы обменяли наш ядерный арсенал на гарантии безопасности со стороны ядерных держав. Заключили со всеми соседями соглашения о дружбе и сотрудничестве, подкрепленные взаимными обязательствами в рамках международных структур региональной безопасности – ОДКБ и ШОС. Установили партнерские отношения с крупнейшим военно-политическим блоком – НАТО. Наконец, создали структуру кооперативной безопасности общеазиатского формата – Совещание по взаимодействию и мерам доверия в Азии.

Национальные вооруженные силы всегда были ориентированы на ответ прямой военной угрозе со стороны иностранных государств. Однако уже в принятом в 1998 году законе «О национальной безопасности» такая угроза, обозначенная как «ослабление обороноспособности страны, угроза неприкосновенности государственной границы и применения силы в отношении Республики Казахстан, агрессия против нее», была лишь одной в списке из тринадцати прочих. А в военной доктрине, утвержденной 10 февраля 2000 года, среди основных угроз военной безопасности Республики Казахстан в среднесрочном периоде традиционные угрозы, то есть угрозы со стороны иностранных государств, не упоминаются вовсе.

Поэтому в последние годы строительство казахстанских вооруженных сил шло с учетом того, что наиболее вероятные угрозы, с которыми нашему государству придется столкнуться, будут из разряда нетрадиционных или новых угроз – терроризм, экстремизм, наркобизнес. Наша армия готовится к сражениям не с регулярными воинскими частями, а с повстанцами или бандформированиями. Именно такие ситуации моделировались в ходе прошедших в прошлом году военных учений – как самостоятельных, так и совместных.

Квинтэссенция военной службы

В апреле прошлого года в Алматинской области прошли оперативно-тактические учения «Или-2006», в которых участвовало более 6 тыс. человек. Уничтожение противника производилось, на сторонний взгляд, в соответствии с требованиями контрпартизанской тактики. После авиаразведки армейские части стали переправляться через водную преграду под прикрытием артиллерийского огня. В тылу разбегающихся под ударами войск бандитов был высажен десант. Действия частей и подразделений, как писали газеты, «были четко скоординированы по времени, месту, целям и задачам». Военнослужащие, вышедшие из пусть даже условного, но все-таки боя, имели образцово-уставный вид. А присутствие Верховного главнокомандующего Вооруженными силами придавало событию некоторую торжественность.

В Советской Армии тщательно отрепетированные и срежиссированные постановки маневров, которые должны были продемонстрировать как прогрессивной, так и империалистической общественности мощь вооруженных сил Страны Советов, иронично называли «балетом». Главной задачей учений «Или-2006» был, похоже, своеобразный отчет о проделанной работе перед президентом страны.

«Или» можно расценивать как некий промежуточный этап между торжественным смотром войск и полевыми учениями. Конечно, присутствие президента-главнокомандующего задает определенный формат любому мероприятию. Да и военный парад – тоже вещь нужная и полезная, но к боевой подготовке имеющая весьма отдаленное отношение.

– Что такое настоящая боевая учеба? Это постоянные нештатные ситуации – ведь всего предусмотреть заранее невозможно, а вводные даются именно такие, чтобы сбить с толку, посмотреть, смогут ли командир и его подразделение выполнить задачу в непредсказуемо меняющейся обстановке. Соответственно все находятся в высоком нервном напряжении, плюс недосып и полевые бытовые условия. В казармы части возвращаются измотанными – иначе и быть не может, если учения и вправду проходили в условиях, близких к боевым. Честно говоря, «Или-2006» на реальную учебу войск походили очень мало, – прокомментировал это событие преподаватель одного из военно-учебных заведений.

Как сказал Нурсултан Назарбаев, прошедшие учения стали квинтэссенцией военной службы, когда люди в погонах показывают, как они осваивают средства, выделяемые на эти цели. На этих учениях воинские части продемонстрировали, что они могут делать. Например, по словам бывшего министра обороны, ныне – председателя комитета начальников штабов Мухтара Алтынбаева, в ходе учений войсками были закреплены навыки по форсированию водной преграды на боевой технике. Но о том, что им придется делать в ходе реальной операции против бандформирований, можно только догадываться. И надеяться на то, что в нашей армии будут проводиться и непарадные учения.

Конечно, учения «Или-2006» были не единственными в прошедшем году, поэтому строить на анализе одного лишь этого события представление об уровне подготовки казахстанской армии не вполне корректно. Но оборонное ведомство устами своих представителей разных рангов объявило эти учения показательными – подразделения, принимавшие участие в маневрах, были укомплектованы контрактниками. По результатам «Или-2006» был сделан официальный вывод – профессионалы работают лучше. Профессионалами в Минобороны, надо понимать, считают именно солдат и сержантов контрактной службы.

Подобные крупномасштабные учения наши военные провели в прошлом году совместно с коллегами по Организации договора о коллективной безопасности на Каспии – «Рубеж-2006». Правда, как предупредили организаторы, главной составляющей учений были не собственно маневры соединений, а отработка взаимодействия различных структур и штабов внутри организации. Сценарий «Рубежа» был интересен неожиданным раскладом. В обычную военно-игровую палитру: «синие против красных» ввели дополнительно «коричневых» – третью сторону. «Красные», как полагается, наши, то есть войска ОДКБ. «Синие», недовольные исходом выборов в одном из государств, собираются создать на землях региона халифат. В полном соответствии с реалиями нынешнего мира «коричневые» – не то враги, не то союзники. Во всяком случае, пользуясь дестабилизацией обстановки в регионе, вызванной вторжением «синих» террористов, «коричневые» активно расширяют свое присутствие в нефтеносном крае. Но судя по почерку – «коричневые» по сценарию активно пытаются не допустить развязывания боевых действий, – они условные не друзья и не враги, а заокеанские гуманисты-миротворцы.

Еще одни учения – «Тянь-Шань № 1 - 2006» – провели в Алматинской области подразделения КНБ совместно с китайскими товарищами по оружию. Они боролись с террористической заразой, которая с территории дружественного восточного соседа перекинулась на нашу землю.

– Времена изменились, – говорит Петр Устинов, офицер запаса погранвойск, выпускник Военно-воздушной академии имени Юрия Гагарина. – Если раньше для защиты от Китая здесь стоял Средне-Азиатский военный округ, который должен был взломать оборону войск Ланчжоуского военного округа, то теперь другой стала не то что тактика – и так ясно, что казахстанские Вооруженные силы не в состоянии в одиночку противостоять Народно-освободительной армии Китая, – кардинально поменялся подход к региональной безопасности. Сегодня для нас критически важно сотрудничество с Китаем в борьбе с терроризмом. Мы должны быть дружелюбным и предсказуемым соседом, готовым к взаимодействию ради общих интересов.

Повышая слаженность работы объединенного штаба ОДКБ, уровень оперативного взаимодействия казахстанской армии и подразделений наших союзников, мы исходим во многом из того, что угрозы, с которыми мы сталкиваемся, носят если не универсальный, то общий для наших стран характер. Но нельзя не видеть того, что ряд проблем, с которыми может столкнуться казахстанская армия, носит специфически казахстанский характер.

Готовясь к чужой войне

Руководствуясь проверенным не одним поколением принципом – никогда не говори «никогда», нельзя утверждать, что Вооруженным силам Казахстана не придется в обозримом будущем принимать участие в военном конфликте или отражать прорыв через границу республики групп боевиков.

Возникновение так называемых очагов нестабильности южнее постсоветской Средней Азии или на ее границах может негативно отразиться и на безопасности Казахстана. Например, вариант, когда тысячи беженцев (вперемежку с боевиками) хлынут из зоны военного конфликта через территории соседних государств в Казахстан, потребует от всех силовых структур государства напряженной работы, чтобы пресловутый очаг нестабильности не возник уже внутри страны. Готовы ли Вооруженные силы и другие силовые ведомства выполнять эту небоевую, но очень важную работу – разворачивать фильтрационные лагеря и лагеря беженцев? Пока Министерство обороны не сообщало о проведении крупных учений по отработке действий в районах гуманитарных катастроф. Причем во время работы по приему беженцев важно не только умение войск обеспечивать принимаемых людей всем необходимым, но и наличие того, чем, собственно, беженцев собираются обеспечивать. Судя по замечаниям Счетного комитета и Комитета финконтроля, по публикациям в прессе о хищениях в частях, армейские начальники с умыслом или без оного продолжают использовать средства, отпущенные на оборону, «не по целевому назначению». Как сообщил недавно заместитель председателя следственного комитета МВД Улугбек Патсаев, в прошлом году более чем в 2 раза увеличилось количество хищений денежных средств, совершенных должностными лицами финансовых служб войсковых подразделений путем внесения фиктивных сведений в электронные и бумажные документы. Так что большой вопрос – найдутся ли на складах Минобороны те палатки, полевые кухни и банки тушенки, которыми страна могла бы встретить людей, бегущих от войны.

[inc pk='2214' service='media']

Согласно еще одному общеизвестному утверждению, лучше предупреждать появление горячих точек, нежели гасить их. И идея послать казахстанскую миротворческую бригаду в Афганистан на помощь войскам НАТО вроде бы укладывается в эту формулу. Казахстан поможет несущим потери борцам с терроризмом. Плюс, как высказался на церемонии по случаю возвращения наших военнослужащих из Ирака Мухтар Алтынбаев, «пока существует армия независимого Казахстана, мы будем участвовать в миротворческих операциях, и нам будет необходим боевой опыт». Правда, операция по умиротворению местного населения, не всегда довольного своим «освобождением», и миротворческая операция, как минимум с точки зрения международного права, вещи разные.

– Что такое миротворческое подразделение? Это часть, весь личный состав которой прошел специальную подготовку и сдал экзамен на соответствие нормативам ООН. После чего на отдельной сессии ООН это подразделение включается в состав «голубых касок», – объясняет президент Союза ветеранов локальных войн и военных конфликтов «Боевое братство» Казахстана Сергей Пашевич. – Пока этого не произошло, подразделение не имеет права называться миротворческим. Наши политики, а вслед за ними и журналисты очень ошибаются, называя казахстанских военнослужащих в Ираке миротворцами. В Ираке находятся оккупационные войска, а наши солдаты, служащие там, обеспечивают боевые действия. Есть три типа обеспечения боевых действий – тыловое, инженерное и боевое. Так вот, разминирование, уничтожение боеприпасов – то, чем занимаются бойцы «Казбата» в Ираке, – считается боевым обеспечением военных действий. Если убрать всю словесную шелуху вокруг якобы высокой миссии наших солдат в Ираке, то становится ясно – мы помогаем оккупантам. Разве «Казбат» носит голубые каски?

Принципиально важно, чтобы наша армия готовилась к отражению угроз, с которыми сталкивается Казахстан, а не поддерживала режим иностранной, пусть и дружественной нам державы

Кстати, надо отдать должное бывшему министру обороны Мухтару Алтынбаеву. Видимо, понимая, как человек военный, зыбкость статуса (а вернее, его отсутствие) казахстанских квазимиротворцев в воюющей стране, он выступал за отзыв саперов «Казбата» из Ирака. Дебаты в парламенте по поводу присутствия казахстанских военнослужащих в зоне боевых действий американской армии закончились ничем. Следовательно, высшее политическое руководство страны заинтересовано в продолжении военного сотрудничества с США на иракском направлении.

Конечно, если исходить из чисто прагматического интереса, то сотрудничество с самой мощной военной державой мира выгодно стране, находящейся близ проблемного региона. Только как определить грань, где заканчивается партнерство и начинается не раз апробированная в других странах и конфликтах Соединенными Штатами практика добывания каштанов из огня чужими руками. Что бы ни говорили о вездесущности современного терроризма, но американцы всегда могут эвакуировать своих граждан подальше от этих самых «осиных гнезд». Казахстан никуда переехать не сможет.

Судя по ползучей американизации казахстанских Вооруженных сил, переход на заокеанскую систему воинских званий, переименование округов в региональные командования, – политика многовекторности приобретает все более прозападный уклон. Армия республики все больше становится похожей на военные формирования молодых демократий – иракской и афганской. Видимо, казахстанские солдаты готовятся встать, по терминологии радикальных исламских идеологов, в один ряд со звездно-полосатыми «крестоносцами», которых те же идеологи обещали похоронить в буквальном смысле слова в Ираке и Афганистане.

– Возьмем изменение структуры управления войсками, – объясняет Петр Устинов. – Военные округа у нас переименовали в региональные командования. Региональное командование – это структура армий НАТО, предназначенная для управления войсками по всему миру, то есть в чужих странах, где стоят американские войска, тоже! Например, региональное командование «Юг» отвечает в Европе за Италию, Грецию, Турцию, а не за штат Техас. Ладно, с командованиями – тут наше Министерство обороны просто вывеску поменяло по велению моды. По сути ничего почти не поменялось. Есть куда более опасные изменения. Сейчас структура нашей аэромобильной дивизии является полной копией аналогичного американского подразделения. За исключением одного – обеспеченности техникой. Только одну такую дивизию армии США должны обеспечивать до 115 ударных вертолетов и вертолетов огневой поддержки – эти силы находятся в оперативном подчинении командира дивизии. А мы такое количество исправных машин по всем Вооруженным силам не наскребем. У нас командиры частей не могут договориться даже о плановых прыжках десантников с вертолетов. Вместо действительно необходимых реформ получается ненужная и дорогостоящая игра в солдатики.

То есть изменения касаются не только внешней стороны армии: от того, как будет именоваться завскладом – прапорщиком или мастер-сержантом, ничего не поменяется.

Принципиально важно, чтобы наша армия готовилась к отражению угроз, с которыми сталкивается Казахстан, а не поддерживала режим иностранной, пусть и дружественной нам державы. Чтобы наши солдаты решали задачи, которые связаны с обеспечением нашей безопасности, а не с реализацией геополитических сценариев, написанных в столицах других государств.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?