Опыт с инновационной экономикой

Нехватка специалистов, дефицит проектов, недоверие к венчурным инвестициям со стороны бизнеса – набор задач в контрольной работе казахстанских венчуристов по переходу к высокотехнологичной индустрии

Опыт с инновационной экономикой

Мировая венчурная индустрия встает на ноги. За счет расширения рынка в Китае, Индии и странах СНГ венчурные инвестиции в технологичные компании в 2006 году превысили 32 млрд долларов. Отрасль преодолела «доткомовский» обвал 2000-го, мировой капитал опять двинулся в сторону инноваций. Первые результаты от деятельности на зарубежном венчурном поле получил Казахстан.

Первый посев

Два месяца назад один из зарубежных венчурных фондов успешно вывел на Франкфуртскую фондовую биржу технологичную компанию и получил прибыль (более чем в три раза) с мультипликатором, часть акций этого фонда, принадлежит Национальному инновационному фонду Казахстана (НИФ). Ссылаясь на договорные обязательства, сотрудники НИФ попросили пока не раскрывать ни названия фонда, ни успешной фирмы. Кроме этого, НИФ заключил инвестиционное соглашение c немецкой компанией SAFE ID Solutions AG о приобретении ее акций (как стало известно Эксперт Казахстан, около 20%). Покупка акций высокотехнологичной start-up компании – пока уникальный случай в новейшей экономике Казахстана. SAFE ID предлагает различные решения для персонализации паспортов и удостоверений личности, начиная от программных продуктов и устройств для сбора информации и заканчивая полностью автоматизированной персонализацией документов.

Казахстанская сторона возлагает большие надежды на коммерческий успех новых технологий немецкой компании – с 2008 года каждый, кто въезжает в США, должен иметь биометрический паспорт. Есть шанс стать первичным игроком формирующегося рынка. На данном этапе НИФ ведет переговоры с компанией о трансферте технологии и создании на территории Казахстана совместного предприятия по производству биометрических паспортов. Технология будет востребована и на внутреннем рынке – правительство намерено поэтапно чипизировать удостоверения личности казахстанцев.

Говорить о венчурной индустрии внутри Казахстана пока рано. Первый фонд рискового финансирования появился 2,5 года назад, тогда как один венчурный проект «вход-выход» в среднем занимает от 3 до 5 лет. Это, скорее, заключительный этап формирования отрасли в целом, когда подготовлены основные факторы производства. Мы имеем 5 отечественных венчурных фондов и 5 зарубежных, где НИФ является акционером с разными долями участия. Общий объем венчурного капитала республики составляет 110 млн долларов – это средства, осваиваемые непосредственно фондами рискового инвестирования. Если учитывать проекты институтов развития, закрытых паевых фондов и финансовых групп в виде ТОО, можно оценивать объем венчурного капитала Казахстана в районе 500 млн долларов. Кроме этого, есть ресурсная база – предложения отечественных инициаторов проектов и доступ к базе данных по проектам зарубежных фондов; развивается инфраструктура технопарков и специальных экономических зон; растет спрос на высокодоходные, но рисковые финансовые инструменты. Последний пункт – определяющий для становления венчурной индустрии. На казахстанском рынке более 30 управляющих компаний, чье поле деятельности ограничено двумя рынками – денежным и недвижимостью. Инновации могут позволить инвестиционным компаниям расширить линейку финансовых продуктов за счет формирования и дальнейшей продажи молодых фирм, осваивающих новые технологии. Впрочем, массовое вовлечение инвестиционных компаний в венчурную индустрию произойдет только в том случае, если опыт первопроходцев окажется успешным. На сегодняшний момент венчурными фондами и НИФ профинансировано 22 проектов. Осторожный посев первых венчуристов в некоторой степени можно рассматривать как опытную партию инвестиций в высокотехнологичный бизнес, по которой можно будет оценить как качество строящейся национальной инновационной системы в частности, так и общую модель будущей инновационной экономики страны в целом.

В поисках своего гибрида

Изначально инновационную составляющую программы по индустриально-инновационному развитию Казахстана возложили на НИФ. Миссия фонда: инвестировать инновационные проекты, создавать венчурные фонды с неконтрольной долей участия – до 49%, инвестировать в передовые зарубежные венчурные фонды, формировать элементы инновационной инфраструктуры. С введением Фонда устойчивого развития «Казына» миссия НИФ практически не изменилась.

Отечественная венчурная инфраструктура – продукт госпрограммы по формированию национальной инновационной системы (НИС). Построение венчурной инфраструктуры сверху, при прямой поддержке государства, достаточно тривиальный пример масштабных проектов по диверсификации экономики. Наша венчурная инфраструктура строилась по лекалу израильского и сингапурского примеров. В их основе создание прародителя венчурной инфраструктуры – государственного фонда фондов. От Израиля позаимствовали инфраструктуру, от Сингапура – методы интеграции с мировой индустрией.

Выбор в пользу Израиля вполне обоснован – республика располагает собственной ресурсной базой предложений от отечественных инициаторов проектов. Качество этих предложений – другой вопрос. Благодаря высокому уровню образования и достойной финансовой поддержке науки Израиль не испытывал проблем ни с генерацией инновационных предложений, ни с нехваткой специалистов-технарей. Параллельно с венчурными фондами страна развивала сеть технопарков, в которых вузы и НИИ имели достаточно ресурсов для доведения идей до привлекательных бизнес-проектов.

Сеть отечественных технопарков пока себя не оправдала. Технопарки не могут генерировать в достаточном количестве профессиональных проектов – мало инновационных менеджеров.

Как рассказал «Эксперту Казахстан» президент венчурного фонда «Адвант» Санджар Жунусов, фонд испытывает дефицит предложений по перспективным проектам. «Большинство из присылаемых нам проектов находится на нулевом цикле, нет ни понимания рынка, ни методов продвижения технологий, ни достаточной защиты интеллектуальной собственности – идеи на уровне предпатента. Для доведения идеи до проработанного проекта требуются значительные затраты. С точки зрения бизнеса большинство предлагаемых проектов сырые». Многие венчуристы не готовы рисковать на первоначальном этапе – строить компанию фактически с нуля. Большинство же заявителей не имеют собственных средств на подготовку профессиональных проектов.

Второе отличие от израильской модели – предпринимательская среда. Если вся экономика Израиля держится на малых и средних компаниях, то в Казахстане доля этого бизнеса в структуре ВВП страны не дотягивает и до 30%, что приводит к критичной пропорции – на десять инициаторов проектов приходится один менеджер.

Из сингапурской венчурной инфраструктуры Казахстан взял схему интеграции фондов с мировой венчурной индустрией – построение открытой инновационной системы как для капитала, так и для технологий. Сегодня НИФ является акционером 5 зарубежных фондов, расположенных в центрах инновационной активности – США, Юго-Восточной Азии, Германии и Израиле. Общие инвестиции в иностранные фонды – около 30 млн долларов. С каждым из фондов НИФ имеет договоренность о доступе к базе данных по предложениям. Предпосылки для трансферта технологий, привлечения зарубежного капитала и опыта есть. Но масштаб интеграции в мировую венчурную индустрию незначителен.

Согласно программе формирования НИС активная коммерциализация инновационных проектов предусмотрена не ранее 2008 года. Национальная инновационная инфраструктура на стадии наладки основных элементов. По большому счету, она еще не вписана в экономику страны. Внутри НИС действует ограниченный круг компаний – практически во всех инновационных проектах доля государства составляет от 30 до 49%. Предприниматели к движению в мир высоких технологий относятся настороженно. Венчурные фонды вынуждены брать на себя часть проблем инфраструктуры и искать свои методы реализации проектов.

«Венчурный фонд – это денежный мешок. И все. Ведет бизнес управляющая компания. Но ни одна УК мира не является бесконечно громадной, чтобы вести бизнес во всех отраслях. Наша задача – формировать из инициаторов проектов бизнесменов, – рассказывает президент венчурного фонда «Сентрас» Тобыл Жылкыбаев. – От принятия решения финансировать до непосредственного финансирования процесс очень сложный и длительный. Сначала мы совместно с инициатором идею просчитываем и готовим проект, в среднем уходит от 6 до 14 месяцев. Этот процесс я и называю становлением бизнес-партнера».

Промежуточный результат

Первый казахстанский венчурный фонд «Арекет» в конце прошлого года объявил о расширении своего уставного капитала с 4 до 30 млн долларов. В инвестиционном портфеле фонда находится 4 проекта. Один из них – завод «Базальт-технолоджи». В конце октября была выпущена первая продукция – теплоизоляционный материал на основе базальтового волокна. Завод построен на основе уникальной технологии казахстанских ученых при финансировании Фонда высоких технологий «Арекет». Первоначальная сумма инвестиций составила 3 млн долларов.

Венчурный фонд «Сентрас» в 2005 году начал финансирование проекта по производству солнечного кремния на основе силановой технологии, разработанной в физико-техническом институте. Сегодня как таковой индустрии солнечного кремния не существует. Основным материалом для производства солнечных батарей служат обрезки кристаллов электронного кремния. Средняя стоимость такого материала колеблется от 40 до 50 долларов за килограмм. Именно дороговизна фотоэлементов сдерживает развитие гелиоэнергетики. Ученые физико-технического института разработали новый способ получения сверхчистого кремния. В новой технологии меньше производственных циклов, в качестве сырья используются отходы фосфорной промышленности. Совокупность этих факторов позволяет снизить себестоимость солнечного кремния до 18 долларов за килограмм. На данном этапе фонд «Сентрас» инвестировал в проект 500 тыс. долларов. Институт ведет работу по получению солнечного кремния на уникальной опытно-промышленной линии, изготовленной по заказу. Если результаты работ совпадут с лабораторными, фонд получит шанс выйти на мировой рынок гелиоэнергетики, емкость которого превышает 1,5 млрд долларов. По сути, технология обещает в два раза понизить стоимость фотоэлементов.

«Сентрас» принимает к финансированию три типа инновационных проектов: развитие новых технологий и материалов; инновационные бизнес-модели; инновационные проекты потребительского сектора. В инвестиционном портфеле фонда, по словам президента, 13 проектов. В отличие от других фондов, «Сентрас» строит стратегию на инвестировании не только разработанных бизнес-проектов, но также идей фактически с нулевого цикла.

Фонд «Адвант» предпочитает работать с сформированным бизнесом. Основные критерии инвестирования: высокая рентабельность, ставка доходности не менее 25%, обеспеченность ликвидности активов и рынка.

На данном этапе фонд продвигает проект по созданию сети образовательных центров по IT-технологиям на основе методик компании NIIT – известный бренд Индии и всей Азии в IT-образовании. Первый центр был открыт осенью прошлого года в Алматы. Спрос на специалистов в этой отрасли в несколько раз превышает предложения. В республике не хватает педагогических кадров для подготовки программистов современного уровня. Особенностью NIIT является постоянное обновление и коррекция учебных материалов. Высокий спрос на IT-специалистов, по мнению менеджеров фонда, позволит построить успешный бизнес. «Проект оценивается в 1,1 млн долларов. В рамках проекта планируется открыть около 5 центров – в Алматы, Астане, Караганде, Талгаре и в Парке информационных технологий. Целевой аудиторией будут студенты и корпоративные клиенты, – считает Санджар Жунусов. – Один из вариантов выхода из проекта – развитие производства софта или продажа стратегическому партнеру. Таким образом, проблем с выходом из проекта не будет».

По сути, первые казахстанские фонды рискового финансирования вынуждены взять на себя часть работы по выстраиванию венчурной инфраструктуры. Примечательно, что в феврале-марте будет создана первая казахстанская ассоциация венчурных капиталистов. По идее инициаторов новая структура должна лоббировать интересы венчурного бизнеса и решать принципиальные проблемы отрасли в целом.

[inc pk='400' service='table']
Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?