Мантры о светлом будущем

Экономическая политика страны должна претерпеть кардинальные изменения. В борьбе с инфляцией следует перенести акценты с монетарной ее части на немонетарные, сосредоточив все усилия на повышении предложения товаров и услуг

Мантры о светлом будущем

В конце января правительством и Национальным банком принято и опубликовано совместное заявление об основных направлениях экономической и социальной политики и прогнозе экономических показателей на 2007 год. Документ рабочий, особых открытий не сделано. Все усилия государственных органов, ответственных за инфляцию, планируется направить на решение пяти основополагающих проблем: обеспечение макроэкономической стабильности, повышение благосостояния населения, дальнейшую модернизацию и диверсификацию экономики, развитие государственно-частного партнерства и эффективную интеграцию в мировую экономику. Задачи эти, безусловно, глобальные, и потому представления о том, как их реализацию сделать осязаемой здесь и сейчас, после прочтения документа не возникает. Но становится понятно, что рост цен на товары и услуги не только необратим, но и мало управляем. Инфляция превращается в самый важный показатель экономической состоятельности государства, которым нужно не только оперировать, но и профессионально управлять.

Все выше и выше

Если макроэкономическая ситуация в целом по стране позитивна, то инфляция имеет явно повышательный тренд. С 2001 по 2004 год этот показатель в годовом выражении удавалось удерживать в пределах 6 – 7%. Но за последние пять лет наметилось усиление инфляционных процессов в экономике, и уровень инфляции все чаще стал выходить за прогнозный коридор, устанавливаемый правительством и Нацбанком. В 2005 году годовая инфляция (декабрь 2005 года к декабрю 2004-го) составила 7,6%, а в 2006-м – уже 8,4% (при этом среднегодовая инфляция достигла потолка в 8,6%).

«Инфляционное давление присутствует, оно усиливается, но я бы не сказал, что инфляция выходит из-под контроля, – заявил «Эксперту Казахстан» председатель Национального банка Анвар Сайденов. – Мы постоянно изучаем динамику инфляции и реагируем на нее. Например, в мае прошлого года среднегодовая инфляция составляла 9%. Затем рядом мер, прежде всего Национального банка, и за счет повышения нормативов по минимальным резервным требованиям и активной стерилизации мы увеличили выпуск нот и привлечение депозитов – нам удалось сбить инфляцию до того уровня, на который она вышла по итогам года».

В настоящий момент в обращении находится нот Нацбанка на сумму около 800 млрд тенге. Однако и этого объема недостаточно. По мнению аналитика казначейства Банка ТуранАлем Юрия Храмцова, «выпуск нот Нацбанка не может быть в принципе эффективным при преимущественной покупке им иностранной валюты, поступившей из сырьевого сектора и от инвестиций, если постоянно не наращивать объемы нот и, следовательно, государственные расходы на оплату по процентам. После погашения (обычно ноты выпускаются на 28 дней) деньги снова оказываются в экономике, и эффект от короткой стерилизации почти нулевой».

Аналитики БТА считают, что на фоне высокой срочности нот и существующей скорости наращивания денежных агрегатов при ожидаемо неизменной скорости обращения денежных средств можно говорить о существенных проблемах с инфляцией в республике. Увеличение денежной массы повышает потребительский спрос, а конкурентная среда в торговле и открытость границы для торговли, как считает г-н Храмцов, уже не позволяют компенсировать рост спроса за счет реального роста доходов части населения, которые в разы превышают их официальные доходы: «Часть товаров, например недвижимость, не подлежит импорту. Потребительские же кредиты, увеличивая доступность, способствуют повышению спроса, но не предложения».

Между тем специалисты обращают внимание на то, что инфляция в стране рассчитывается по потребительской корзине, существенно отличающейся от потребительской корзины других стран. Например, в индекс потребительских цен США с весом 30% входит арендная плата, которую неявным образом платит человек, покупая квартиру. В Норвегии недвижимость входит в ИПЦ с весом порядка 20 – 25%. В казахстанской потребительской корзине аналогичный пункт отсутствует, несмотря на то что последние пять лет цены на жилую недвижимость в номинальном выражении росли в среднем на 38% в год. Это означает: если ввести соответствующие поправки в индекс, то в настоящий момент инфляция в Казахстане составляет 17 – 20% в год.

О происхождении инфляции

Как считают многие эксперты, высокая инфляция – адекватная расплата за высокий экономический рост, в прошлом году он составил 10,6%. С другой стороны, именно рост потребительских цен способен нивелировать экономические успехи страны, поскольку рост инфляции на 1% «съедает», по разным оценкам, от 1 до 4% роста ВВП. Поэтому на первый план выходит уже даже не стремление добиться интенсификации экономического роста (самое интересное, что он априори обеспечен высокой мировой конъюнктурой на сырьевые товары), а именно борьба с инфляцией, которая может закрепить успехи на экономическом поле.

Год назад правительство пыталось объяснить природу инфляции огромным объемом иностранных займов – дескать, именно коммерческие банки повинны в повышении темпов инфляции, поскольку их политика заимствований не поддается государственному регулированию. Даниал Ахметов, будучи премьер-министром, отмечал, что в структуре инфляционных процессов монетарные факторы занимают 42,2%.

Вопрос расчетов монетарной и немонетарной части инфляции – из разряда дискутируемых. По мнению экспертов, можно поставить себе цель и с одинаковым успехом доказать, что монетарная составляющая – 20 или, например, 80%. «Я считаю, что грубым показателем монетарных факторов является базовая инфляция, – говорит Анвар Сайденов. – Центральный банк России во многом считает базовую инфляцию адекватным отражением влияния монетарных факторов. У нас это не так, поскольку мы немного очистили индекс потребительских цен от наиболее волатильных компонентов». В целом, считает глава Нацбанка, подсчет монетарных и немонетарных факторов бесперспективен, просто надо сосредоточиться на других показателях причин инфляции: «Очевидно, что растет разрыв между совокупным спросом и совокупным предложением товаров и услуг в целом по экономике. Нам что-то надо делать с предложением, снимать административные барьеры, снижать издержки».

За снижением доли расходов на социальные программы сложно усмотреть умысел правительства и его стремление таким образом воздействовать на инфляцию

По мнению начальника аналитического отдела АТФБанка Айтолкын Курмановой, инфляция у нас многофакторная, она вызвана и инфляцией спроса и предложения, и государственными расходами, некоторыми монополиями, повышением тарифов и расширением денежного предложения. Поэтому, полагает аналитик, «государству необходимо разрабатывать комплекс мер, а не концентрироваться на отдельных сегментах (например, борьбе с внешними заимствованиями банков), исправлять в целом деформированную структуру экономики, особенно товарные рынки».

Юрий Храмцов тоже считает, что в целом необходимо сделать так, чтобы увеличение спроса было скомпенсировано увеличением предложения. В плане импортируемых товаров это делается за счет создания конкурентной среды с многочисленными участниками. С товарами же, которые нельзя импортировать, – сложнее. Здесь надо увеличивать производительность труда, а следовательно, тратить деньги на фундаментальное образование (физика, математика, химия), то есть те специальности, которые дают знания, необходимые для производственных нужд, и улучшать здоровье населения, т.е. заботиться о здравоохранении и готовить врачей хорошего уровня.

«Действительно, определенная дилемма между скоростью наращивания денежных агрегатов и развитием экономики существует, – считает г-н Храмцов. – Но чем больше денег в экономике, тем легче найти финансирование для проектов, а чем больше вновь выпускается денег в экономику, тем выше инфляция. А если брать в расчет также реальную возможность выхода цен на некоторые товары на уровень выше среднемировых, приходим к выводу, что ключевым моментом в возможности удерживания разумного уровня инфляции является эффективность переваривания средств экономикой страны. Для этого нужны в необходимом количестве человеческие ресурсы, способные быть ключевыми технически ориентированными фигурами в решении производственных задач, и здоровая среда, свободная от лишних посредников (актуальная задача, в частности, для рынка недвижимости) и коррупции».

Декларация развития

В 2007 году правительство и центральный банк намерены удержать инфляцию в коридоре 5 – 7% при росте ВВП на 8,6%. Что же для этого они предполагают сделать?

Нацбанк обязуется усилить влияние денежно-кредитной политики на инфляционные процессы. Она будет существенно ужесточена, если на банковском рынке будет наблюдаться избыточная ликвидность, а в экономике усиливаться инфляционное давление.

Основными инструментами регулирования ставок вознаграждения на финансовом рынке, а также стерилизации избыточной ликвидности банков останутся краткосрочные ноты и депозиты в Нацбанке. Нацбанк по-прежнему будет ежеквартально рассматривать уровень официальной ставки рефинансирования и в случае необходимости оставлять ее на месте или двигать вверх. Ставка рефинансирования взаимоувязывается с депозитными ставками. Будут сужаться границы коридора ставок по операциям, определяемого ставками по привлечению депозитов и предоставлению займов.

Правительство со своей стороны планирует продолжить работу по дальнейшему развитию оптовых рынков сельхозпродукции, принципиально бороться с недобросовестной конкуренцией, ценовыми сговорами и злоупотреблениями на монопольных рынках, контролировать ценообразование компаний-монополистов.

Как оно это намерено сделать – в документе не прописано. Обозначены лишь конкретные действия в области экономической политики в целом и налоговой в частности. Правительство планирует усилить сотрудничество государства и частного сектора с целью создания новых товаров и услуг, принять меры по содействию продвижения экспорта отечественных товаров на внешние рынки, стимулировать малые и средние предприятия производственного и инновационного профиля. Будет уделено внимание развитию регионов и агропромышленного комплекса. А для повышения экономической эффективности планируется внедрение методики оценки производительности труда по отраслям.

Каких-либо прогнозных параметров при этом не приводится ни по одному экономическому показателю. Зато, декларируя усиление социальной направленности путем увеличения расходов на развитие образования, здравоохранения, социальной защиты населения и т.д., даются конкретные цифры. Так, например, расходы республиканского бюджета на образование составят 1,1% к ВВП, здравоохранение – 0,8%, а на финансирование социальной сферы будет выделено 6,2%. Но если цифры растут в абсолютном выражении, то их доля к ВВП по сравнению с 2006 годом значительно снизилась (в расчет взяты прогнозные показатели на 2006 год). Эти затраты в прошлом году составляли 3%, 2,5 и 7,6%, соответственно. Доля расходов на социальную сферу в общем объеме расходов республиканского бюджета снизится с 37,9 до 34,4%.

Подсчет монетарных и немонетарных факторов бесперспективен, просто надо сосредоточиться на других показателях причин инфляции

За снижением доли расходов на социальные программы сложно усмотреть умысел правительства и его стремление таким образом воздействовать на инфляцию. Расходы на здравоохранение и образование не являются фактором роста инфляции, другое дело – социальные выплаты, повышение зарплаты. Напротив, социальные инвестиции в перспективе могут дать эффект качественного экономического роста за счет притока в экономику квалифицированных кадров. Поэтому правительству следует перевести свою экономическую политику на более высокий уровень, разработав реальную программу повышения предложения на рынке товаров и услуг.

[inc pk='399' service='table']
Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?