Мигранты остаются внутри

Иммиграция части работоспособного населения из одних стран и потребность в иностранной рабочей силе в других становятся одной из структурных особенностей экономики Азии. И главной задачей правительств азиатских государств сегодня является разработка эффективной единой системы контроля над региональными миграционными потоками

Мигранты остаются внутри

Трудовая миграция – это процесс, который одновременно является и вызовом, и новыми возможностями для всех азиатских стран. Само понятие «трудовая миграция» все чаще ассоциируется с экономическим ростом и общим развитием этого региона планеты. Помимо собственно предоставления новых возможностей самим мигрантам, она предоставляет возможность странам, как донорам, так и реципиентам, смягчить профессиональный дисбаланс и избыток или недостаток рабочей силы на внутренних рынках, одновременно предоставляя возможность для усиления не только экономической, но и социально-культурной интеграции региона.

Ресурсы на марше

Иммиграция рабочей силы не является новым явлением для Азии, но за последние два десятилетия этот процесс претерпел изменения, выведшие ее на количественно и качественно новый уровень. Например, в ее орбиту все чаще вовлекаются женщины. Несмотря на большие внутренние ресурсы рабочей силы, растущие экономики некоторых азиатских стран необратимо идут по пути, пройденному до них Западом и нефтедобывающими странами Персидского залива: импорт рабочей силы для поддержания высоких темпов экономического развития. В категорию «иммигрантских» во многих развитых странах, в том числе и азиатских, вошли такие отрасли, как коммерческая агрокультура, строительство, трудоемкое производство, а также сфера обслуживания и начальные позиции в системе здравоохранения.

По оценкам экспертов ООН, сегодня за пределами стран своего рождения в мире проживает около 180 млн человек, 50 млн из них – в Азии. Международный валютный поток, который составляют денежные средства, заработанные трудовыми мигрантами за рубежом и отправленные на родину, является вторым в мире по величине после нефтяного экспорта. Для экономик многих стран-доноров доходы от заработков их граждан за рубежом составляют значительную часть их валового национального продукта (лидером являются Филиппины с почти 9% в 2003 году).

За последние 20 лет темпы миграции внутри региона составляли в среднем 6% в год. В период между 1995 и 2000 годом 40% от почти 3 млн международных трудовых мигрантов из стран Азии остались в регионе. Почти все они (1,4 млн) работали в таких странах, как Япония, Тайвань, Южная Корея, Сингапур, Малайзия, Таиланд, а также Гонконг. Для сравнения: в 70-х – 80-х годах более 90% азиатских трудовых мигрантов уезжало на заработки в другие регионы планеты. Сегодня в основных странах-экспортерах рабочей силы мигранты составляют в среднем чуть более 4,2% от общей рабочей силы. Исключением являются Сингапур, где доля трудовых мигрантов на внутреннем рынке рабочей силы достигает почти трети, и Малайзия, где иностранцем является каждый восьмой работающий.

Наряду с феминизацией и увеличением объемов денежных средств, вывозимых трудовыми мигрантами на родину, отличительными чертами трудовой миграции в Азии являются ее краткосрочность (подавляющее большинство разрешений на работу выдается на срок до 3 лет), сезонность (например в агрокультурном секторе) и этнический характер многих миграционных потоков, например, вдоль границы Таиланда и Мьянмы (Бирмы) и Лаоса.

Историческая перспектива

Массовая трудовая миграция в Азии началась в 70-х годах, когда нефтяной кризис 1973 года придал существовавшим до него миграционным потокам новые формы и направления. С этого момента доля внутрирегиональной миграции в объеме международной трудовой миграции в Азии начала стремительно расти. 70-е годы прошлого столетия стали свидетелями начала организованной трудовой миграции, которая ориентировалась в страны Персидского залива. В этом потоке доминировали мужчины, занятые на строительстве инфраструктурных проектов в нефтедобывающих районах залива. Приблизительно из 150 тыс. легальных трудовых мигрантов из Азии женщины составляли только 15%.

В 1980-х стремительно развивающиеся экономики Японии, Гонконга, Сингапура, Малайзии и Таиланда стали ощущать недостаток трудовых ресурсов на внутреннем рынке и восполнять его с помощью трудовой иммиграции из сопредельных стран региона. Особенно остро дефицит ощущался в таких секторах, как строительство, плантационное сельское хозяйство, рыболовство, выращивание и переработка риса. Возросла потребность и в трудовых мигрантах-женщинах (к концу декады их доля возросла до 27%). Они стали заполнять позиции, не требующие квалификации, в сфере обслуживания (в том числе и как домашняя прислуга), а также в торговле и здравоохранении. В сферу здравоохранения началась миграция и профессионалов среднего звена, главным образом медсестер. Кроме того, возросла доля женщин-мигрантов в индустрии развлечений. По мнению многих исследователей, именно массовое вовлечение женщин в трудовую международную миграцию и связанные с этим негативные проявления дали начало новой, более конструктивной фазе разработки международных законодательных актов в области защиты прав трудовых мигрантов.

В течение последнего десятилетия ХХ века экономики еще двух стран региона стали нуждаться в иностранной рабочей силе: Южной Кореи и Тайваня. Продолжался рост женской миграции. В некоторых странах, например на Филиппинах и в Индонезии, к концу 90-х численность женщин в общем потоке населения, выезжающего за рубеж в качестве легальных трудовых мигрантов, достигла 60–80%. В отличие от мужской, женская миграция, как утверждают специалисты, меньше зависит от глобальных экономических флуктуаций. В этом отношении показательным стал азиатский финансовый кризис 1997–1998 годов. В то время как потребность в импортной рабочей силе в строительстве и производстве сократилась, отрасли с большим процентом участия женщин-мигрантов (обслуживание, здравоохранение) не испытали значительных колебаний. К началу XXI века стали очевидны еще две тенденции в азиатской региональной трудовой миграции: во-первых, увеличение объемов нелегальной миграции и контрабанды людей и, во-вторых, возрастающий спрос внутри стран-реципиентов на специалистов с высшим образованием и квалифицированных рабочих.

Последнее привело к тому, что с начала нового тысячелетия многие страны-импортеры трудовых ресурсов стали пересматривать свои взгляды на статус допускаемой на внутренний рынок рабочей силы из-за рубежа. Если раньше вся миграционная политика характеризовалась двумя базовыми подходами – временность пребывания и бессемейность мигранта, то сегодня для трудового мигранта с высокими и востребованными квалификациями возможно и разрешение на постоянное место жительства, и иммиграция других членов его семьи. В мае прошлого года произошло событие, которое многие наблюдатели склонны расценивать как поворотную точку в отношении к трудовой миграции в регионе: Южная Корея, первая в Азии, разрешила части своих трудовых мигрантов принимать участие в местных выборах. Правда, для этого требуется прожить в стране как минимум 15 лет. Из полумиллиона мигрантов, легально находившихся в Корее на тот момент, право голоса имели только 6700 человек.

Будет только расти

По некоторым оценкам, число выходцев из Юго-Восточной Азии, легально работающих не в странах своего рождения или постоянного проживания, в 2005 году составило 8,5 млн человек. Численность же мигрантов без разрешительных документов может составить примерно такое же, если не большее, количество. Так, число бирманцев, официально имеющих право работать в Таиланде, составляет 150 тыс. человек. А число граждан Мьянмы, занятых в различных отраслях хозяйства страны нелегально, – 2 млн. Поэтому неудивительно, что руководство стран региона все больше осознает необходимость комплексной взаимосогласованной политики в отношении межгосударственной трудовой миграции, как законной, так и нелегальной. Именно потому, как считают эксперты, одно из центральных мест на прошедшем в середине января этого года саммите Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН) заняло рассмотрение и подписание соглашения о взаимопомощи в регулировании трудовой миграции.

Хотя принятое соглашение оставило за рамками ряд важных вопросов, оно тем не менее обязывает подписавшие его правительства разработать новые законодательные акты, защищающие права трудовых мигрантов. Как правило, изменения в законодательстве в первую очередь производятся в отношении собственных соотечественников, выезжающих за рубеж. Так, власти Филиппин планируют в скором будущем запретить частным агентствам по найму, занимающимся поставкой рабочей силы в другие страны, взимание с потенциальных трудовых мигрантов оплату за свои услуги. Кроме того, повышается размер минимальной заработной платы, которую они могут предлагать своим клиентам.

По прогнозам экспертов Международной организации труда, в течение следующих 10 лет общий объем трудовых ресурсов в странах-экспортерах увеличится примерно на треть, а объемы трудовой миграции, как легальной, так и нелегальной, будут расти в два раза быстрее. Этот процесс приведет к росту негативного отношения к рабочим-мигрантам у коренного населения стран-импортеров, что в свою очередь принудит правительства этих государств к ужесточению миграционного законодательства, особенно в отношении доступа на внутренний рынок страны нелегальной и низкоквалифицированной рабочей силы. Помимо прочего, такие действия будут, по мнению руководства стран-реципиентов, поощрять незаконные действия.

Демографические тенденции и неравномерное экономическое развитие внутри региона позволяют с уверенностью предположить, что трудовая миграция между странами Юго-Восточной и Восточной Азии будет возрастать и в будущем. Если странам региона удастся создать эффективную систему управления этим процессом, он сможет внести значительный вклад в формирование квалифицированных трудовых ресурсов в странах-донорах и снижение в них уровня бедности. Цивилизованная трудовая миграция может стать одним из конкурентных преимуществ стран региона как на индивидуальном уровне, так и на уровне государственных экономик в условиях глобализации.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности