Удел слабых

Удел слабых

В Киргизии сформировано новое правительство. Премьер-министром избран Азим Исабеков, давний соратник президента Курманбека Бакиева, да и прочий состав кабинета министров практически полностью состоит из числа сторонников действующего президента. Говорятся красивые слова о необходимости развития отраслей промышленности, об улучшении макроэкономических показателей. Однако одной из основных проблем остается громадный (более 2 млрд долларов) внешний долг страны.

Как оказалось, революционная риторика, свойственная киргизским политикам в первые месяцы после государственного переворота в марте 2005 года, не исчезла. Неделю назад довелось услышать, как один из киргизских парламентариев на полном серьезе предложил полностью списать внешний долг страны, который «был образован во времена правления бежавшего президента Аскара Акаева». «Нужно объяснить нашим кредиторам, что у нас произошла революция, принята новая Конституция Киргизии, мы – другая страна, а значит, не можем отвечать по обязательствам «той» Киргизии», – заявил депутат. Что удивительно, присутствовавший на этом заседании первый вице-премьер-министр Данияр Усенов не сказал выступавшему «простите, но вы несете полный бред». Г-н Усенов дипломатично заявил лишь, что государство – по его, Усенова, личному мнению – все же должно выплачивать свои долги. Подобная нерешительность высокопоставленного правительственного чиновника побудила парламентариев создать специальную комиссию, которая займется решением вопроса – действительно ли Киргизия должна платить внешний долг.

Как по заказу, в киргизской прессе появляется сразу несколько материалов о том, что иностранные доноры должны были видеть, кому они дают эти деньги – «проворовавшемуся режиму Акаева». А раз видели, но давали – значит, сами виноваты, возвращать не будем. Известный в узких кругах киргизский историк Виктор Бобров заявил, что внешний долг республики – следствие неудачного научного эксперимента, проведенного экс-президентом Аскаром Акаевым. «Математические модели, которые строил Акаев в Киргизии, автоматически превращались в научный камуфляж для исторически безответственных коррупционных финансовых сделок, ввергших страну в долговую зависимость», – считает г-н Бобров.

Прежде Киргизия подобной смелостью в суждениях не отличалась. Да, в истории были случаи, когда страны отказывались выплачивать внешний долг (не путать с отказом от выплат по ценным бумагам). Помнится, в 2001 году президент Аргентины Адольфо Родригес Саа заявил, что его страна намерена приостановить выплаты по внешним долгам, составлявшим на тот момент 132 млрд долларов. «Это не есть непризнание внешнего долга, скорее, это первый шаг рационального правительства по направлению к верному решению проблемы внешнего долга», – сказал аргентинский президент. Аскар Акаев по пути Родригеса не пошел – Министерство финансов Киргизии лишь периодически сообщало об успешных переговорах с международными финансовыми институтами по списанию части внешнего долга. Да, были экзотические варианты – в частности, Национальный центр развития горных районов Киргизии придумал некий «Стратегический документ по обмену внешнего долга на устойчивое развитие бедных горных государств „Горная инициатива“» , в рамках которого предполагалось якобы списанные деньги перенаправить на развитие страны. Но дальше стадии проектов эти варианты не пошли.

После прихода к власти Курманбек Бакиев как-то обмолвился, что готов сидеть вместе с африканскими вождями, если Киргизии спишут внешний дoлг. Фраза эта появилась в тот момент, когда в Бишкеке активно обсуждалась инициатива о вступлении Киргизии в программу Всемирного банка HIPC, предусматривающую списание большей части внешнего долга в обмен на контроль иностранных финансистов за экономическим развитием страны. Именно тогда первые противники подобной идеи заявили, что не хотят видеть Киргизию в одном списке с отсталыми африканскими странами, также рассчитывающими войти в HIPC. В дальнейшем ситуация лишь обострилась: по стране прокатилась волна митингов «антиHIPC», при этом было понятно, что большинство из митингующих даже представления не имеют о том, какие именно условия предусматривает эта программа. Цель была одна – требование отставки премьер-министра Феликса Кулова, поддержавшего – с оговоркой, что необходимо досконально изучить требования Всемирного банка, – эту инициативу. «Ситуация сложилась так, что сугубо экономическая тема внешнего долга превратилась в объект политических спекуляций. Это означает, что поднятая волна далека от трезвого и ответственного экономического анализа и оценок того, что ожидает нашу страну в ближайшие годы. Вместо аргументов и фактов – митинговые лозунги, вместо альтернативных предложений – оскорбления и ругань», – скажет впоследствии г-н Кулов.

Сейчас Феликс Кулов из правительства ушел, и вступление в HIPC повисло в воздухе. Замкнутый круг – в то время как депутаты говорят, что Киргизия не может платить по своим долгам из-за сложной экономической ситуации, Данияр Усенов убеждает: страна сможет погасить внешний долг за счет возросших поступлений в бюджет, увеличения аренды за использование США авиабазы «Манас», а также за счет минимизации потерь в энергетическом секторе. Популизм чистой воды. Страна погрязла в политических интригах и скандалах вокруг передела собственности, стоит на грани очередной революции, до сих пор не принят бюджет на текущий год, – но так приятно хотя бы на словах казаться сильным и устойчивым. Однако выставлять собственные требования и не позволять себе соглашаться с жесткими условиями других – удел либо реально сильных и реально устойчивых правительств, знающих цену и себе, и своим обещаниям, либо удел слабых, готовых соглашаться впоследствии на уступки в обмен на отказ от ранее громогласно заявленных требований.

Боюсь, что Киргизия не относится к первой категории.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?