Маленькие нужды – большие проблемы

Права миноритариев будут нарушаться и дальше, пока законодательство не станет более совершенным и не будет создан общественный механизм защиты их прав

Маленькие нужды – большие проблемы

Парламент страны принял законодательные поправки, касающиеся защиты прав миноритарных инвесторов. Необходимость их принятия была вызвана не только практически повсеместным нарушением элементарных прав миноритариев, когда последние не могут получить в компании необходимую информацию или участвовать в общем собрании акционеров, но и желанием государства привлечь на фондовый рынок широкие слои населения, после чего количество миноритариев увеличится в десятки раз, а вместе с ними вырастут и конфликты с мажоритарными акционерами.

По нарушителям – законом

Конфликт мажоритариев и миноритариев во многом обусловлен спецификой их статуса: если крупных акционеров больше интересует дальнейшая капитализация бизнеса, то для основной массы мелких акционеров главным является получение прибыли в виде дивидендов. Отсюда возникают противоположные взгляды на стратегию развития компании: заключение той или иной сделки, кредитную и инвестиционную политику.

Для получения четкого механизма защиты прав мелких акционеров нужен был законопроект, который бы создавал государственным органам правовую базу для быстрого и эффективного реагирования на нарушения прав инвесторов. А также ужесточил бы ответственность должностных лиц акционерных обществ за ущемление интересов миноритариев, тем самым трансформировав менталитет крупных владельцев акционерных компаний к более позитивному отношению к владельцам мелких пакетов.

Ведь как показывает практика, в Казахстане основная причина успеха финансового сектора связана с тем, что многие нововведения вводились правительством в принудительном порядке: именно «решением сверху» была проведена пенсионная реформа, а сейчас получают стимулы для развития страховой и фондовый рынки. И для того чтобы в стране привилась лучшая практика корпоративного управления, также нужен был принудительный подход в виде закона.

Однако заставить абсолютно все компании разом стать открытыми невозможно. Последние пять лет внедрения норм корпоративного управления показали, что количество обществ с корпоративным управлением не переросло в качество этого управления. До сих пор часть листинговых компаний не приняла кодекс корпоративного управления, а многие из тех, кто его принял – скопировали его с модельного образца, не потрудившись даже внести индивидуальные статьи.

Большие нарекания со стороны участников рынка вызывает и качество корпоративного управления компаний с государственным участием. Это признают и сами чиновники. По словам председателя правления АО «Самрук» Сауата Мынбаева, еще рано утверждать, что роль совета директоров в части стратегического планирования и контроля за деятельностью национальных компаний действительно стала определяющей, что во все национальные компании привлечены действительно высококлассные независимые директора. По его мнению, это связано с установленным размером вознаграждения для независимых директоров, который не всегда позволяет привлечь высококвалифицированных специалистов. Кроме того, холдингу «Самрук» «пока не совсем удалось организовать в национальных компаниях эффективную службу внутреннего аудита, по сути, не заработали комитеты по назначению персонала при советах директоров, хотя по форме эта работа сделана».

Оно и понятно, ведь корпоративное управление нужно далеко не всем акционерным обществам, а только тем, кто собирается привлекать деньги на открытом рынке. Однако даже успешные и открытые компании грешат нарушением прав миноритариев, если им это на данный момент выгодно. Хрестоматийный пример – медный гигант «Казахмыс» в 2002 году не позволил миноритариям участвовать в покупке акций дополнительной эмиссии, размыв тем самым их доли. Поэтому новое законодательство предлагает развивать корпоративное управление в определенной части акционерных обществ – публичных компаниях, которые по замыслу разработчиков должны стать эталоном высокой репутации и взаимовыгодного общения с акционерами, культуры принятия внутрикорпоративных решений. К публичным компаниям отнесены общества, соответствующие двум условиям: во-первых, размещающие свои акции среди неограниченного круга лиц, в том числе на внебиржевом рынке, а во-вторых, 30% акций которых должны обращаться на бирже и при этом каждый миноритарий имеет не более 5% от пакета акций. И главное, что на рынке уже есть претенденты на это звание – коммерческие банки, а среди реального сектора – «Разведка и добыча “Казмунайгаз”».

Для того чтобы заинтересовать эмитентов в получении такого статуса, присваивать который будет АФН, для публичных компаний предполагается ввести налоговые льготы, например, меньшая ставка при уплате подоходного налога или же дисконты.

Кроме того, публичная компания должна будет раскрывать корпоративную информацию на корпоративном веб-сайте, иметь штатного корпоративного секретаря, который бы выстраивал внутрикорпоративные отношения между обществом и акционерами.

Безусловно, данные меры не создадут сразу сильного рычага для защиты прав миноритариев. Однако эксперты считают, что это первые шаги и нужен ряд дальнейших последовательных и системных действий по ужесточению законодательных требований к публичным компаниям, только тогда данный институт будет работать.

Половинчатые нормы

Однако участники рынка остались недовольны новым законом, ведь из того, что предлагалось рабочей группой по корпоративному управлению при АФК, в законопроект попало только 15%. Как оказалось, законодатели еще не готовы принять более радикальные поправки. «Вроде бы как закон о защите прав миноритарных акционеров, но реально присутствующие нормы защиты составляют всего 20–25% общей массы закона», – утверждают эксперты.

Например, не вошла в законодательство инициатива рабочей группы сделать институт независимых директоров прерогативой исключительно публичных компаний. На сегодняшний день в Казахстане имеется 2 372 акционерных общества, большинство из которых непубличные по сути. Чтобы выполнить нормы по присутствию в совете директоров независимых членов (норма – 1/3 совета директоров), на первом этапе необходимо около тысячи независимых директоров. Набрать такое количество квалифицированных и реально независимых специалистов маловероятно, поэтому вполне возможно, что большая часть независимых директоров таковыми реально не являются и исполняют свои функции формально.

Остальную часть поправок составили изменения, касающиеся прав и обязанностей участников хозяйственного товарищества, штрафные санкции за «неуказание ставок вознаграждения банками в договорах с клиентами и при распространении информации о величинах вознаграждения» и др., что, конечно же, является важным для других сегментов финансового рынка, но никак не относится к защите интересов миноритариев.

Рефери не определен

Помимо неполного законодательства нерешенным остается вопрос: кто должен стать арбитром между эмитентом и инвестором?

Изначально планировалось, что отслеживать качество корпоративного управления тех же листинговых компаний будет фондовая биржа, однако у нее совсем другие профессиональные задачи, к тому же такая «общественная» нагрузка ей вовсе не нужна. АФН – регулирующий орган, который не должен стоять на стороне какого-то одного из участников рынка.

В идеале посредником в спорах акционеров и общества должен быть суд или арбитраж, где заседали бы непререкаемые для рынка авторитеты. Однако, учитывая, что большинство судебного корпуса слабо разбирается в нюансах фондового рынка, а также коррумпированность судебной системы, давление, оказываемое на судебные органы, этот вариант отпадает.

К тому же будем объективны, прецедентов, когда миноритарий выиграет дело у крупной компании, не будет – слишком неравны возможности.

Пока что участники рынка возлагают надежды на специализированный суд РФЦА, однако и там есть своя ложка дегтя – данный субъект подчиняется Верховному суду РК. И условно говоря, если участник спора недоволен решением данного суда, он обращается в Верховный суд, где уже вступает в свои права общая судебная система с ее проблемами.

Поэтому вероятно ожидать, что защиту миноритарных интересов возьмут на себя сами участники рынка. Уже сегодня управляющие компании, оперирующие собственными средствами и деньгами своих клиентов, в том числе страховыми резервами, а также пенсионные фонды покупают все больше акций. И спекулятивные операции потихоньку сменяются на продолжительное держание этих бумаг на своих счетах, а значит – обладание основными правами миноритарных акционеров. И если мелкие владельцы акций – физические лица разобщены, то институциональным инвесторам с юридическим статусом объединиться гораздо легче.

По мнению управляющего директора компании «Сентрас Секьюритиз» Ерлана Балгарина, работа с эмитентами должна больше касаться институциональных инвесторов, которые должны стать основной движущей силой по защите прав миноритариев. Например, вокруг управляющего активами могут объединяться даже акционеры, не являющиеся клиентами этой компании. Консолидировав свои пакеты, миноритарии могли бы проводить согласованную политику посредством выборов своего представителя в совет директоров.

В целях консолидации мнений миноритариев участники рынка предлагали внести в законопроект положение, согласно которому миноритарии могли бы перед собранием акционеров проводить свои предварительные собрания. В данном случае независимые регистраторы, ведущие реестр акционеров общества, рассылали бы таким акционерам приглашения. Однако данная идея не нашла отклика у законодателей.

Кроме того, для защиты прав миноритариев почти не задействованы общественные институты.

«Для решения защиты прав миноритариев, на мой взгляд, лучше всего обращаться к рынку через СМИ, и в этом случае четвертая власть окажет большую услугу, нежели остальные три ветви власти, – считает Ерлан Балгарин. – Поскольку на этом этапе развития рынка, а это займет 2–3 года, мы должны озвучивать свои проблемы, связанные с реализацией своих прав. Чем больше о своих правах будут знать акционеры, тем быстрее пойдет процесс их защиты. От объема позитивных или негативных новостей должна зависеть репутация компании, а вместе с ней и стоимость компании на рынке. Когда цена акции будет зависеть от той или иной информации о компании, тогда можно будет говорить, что механизм корпоративного управления работает».

В любом случае, будет ли это касаться создания какой-либо ассоциации по защите прав миноритариев или каждый миноритарий будет решать свои проблемы самостоятельно, защита интересов мелких акционеров – дело будущего. Для того чтобы слова стали делом, нужен определенный новостной фон, чтобы нарушения становились достоянием гласности и находились на публичном рассмотрении. Чем меньше профессиональные и не профессиональные миноритарии будут стесняться говорить о своих правах, тем быстрее эмитенты начнут обращать внимание на проблемы миноритариев.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности