Цветы-невидимки

Цветы-невидимки

Фильм «Невидимые дети» был создан при поддержке ЮНИСЕФ, а его премьера стала одним из главных потрясений Венецианского кинофестиваля. Цифры доклада ЮНИСЕФ о положении детей по всему миру рисуют страшную картину. Половина детей, рождающихся в развивающихся странах, не регистрируется, что делает их невидимыми для государств и их политиков. Другие становятся невидимыми, так как лишены родительской защиты. 171 млн – работает в условиях, близких к рабству, 143 млн детей – сироты, десятки миллионов живут на улице, 1 млн находится в местах лишения свободы.

Впечатляет список режиссеров с разных концов света, которых пригласили для участия в интернациональном проекте «Невидимые дети». Каждый эпизод раскрывает беды одного географического региона. Джон Ву представляет Китай, Ридли Скотт – Великобританию, Стефано Венерузо – Италию, Катя Лунд – Бразилию, Мехди Шареф – Африку, Эмир Кустурица – Сербию и Черногорию, а Спайк Ли – США. Проект объединяет семь коротких новелл – семь попыток посмотреть на мир глазами «невидимых» детей (детей войны, детей, находящихся в колониях, детей, больных СПИДом). Авторы фильма попытались донести проблемы «забытых» детей до сознания взрослых всего мира, сделать их более «видимыми». И хотя результаты получились не равнозначными (художественная ценность коротких киноисторий может быть оценена по-разному), но общая идея проглядывает довольно четко: в мире агрессии и стяжательства страдают самые незащищенные – дети. Знаменитых режиссеров вполне можно узнать по их фирменным стилям, особенно предсказуем здесь Кустурица, который решил не хитрить и привычно дал «кустурицы» – в его новелле фигурирует все тот же трагикомический цыганский бурлеск с выпивкой и бегающими по проселочной дороге оркестриками.

Знаменитый Ридли Скотт и его дочь Джордан предложили оригинальную трактовку темы детских страданий. Взрослые должны вспомнить, что и они были детьми и ими же в душе и остаются. Дети не стреляют друг в друга, им легче друг друга понять. Герой короткометражки Скоттов – фотограф – никак не может оправиться от испытанного на войне эмоционального потрясения и в воображении возвращается в детство. С друзьями-мальчишками он переносится на поле боевых действий, где внезапно в шуме взрывов и автоматных очередей воюющие взрослые становятся детьми и выходят из руин, чтобы объединиться для новой жизни. Кустурица не менее оригинально раскрыл тему детского рабства. Цыганенок Урос несколько лет провел в тюрьме; выйдя на свободу, он мечтает о том, чтобы вновь оказаться за решеткой: на воле его ждет деспот-отец, который снова заставляет мальчишку воровать. Для таких детей мир – тюрьма, а за колючей проволокой свободы порой больше, чем на воле в рабстве у взрослых.

Алжирец Мехди Шарeф и бразильянка Катя Лунд (сорежиссер Фернанду Мейреллиша в «Городе Бога») рассказывают о детях своей родины, и в их взгляде отчетливо чувствуется давняя боль человека, наблюдавшего за подобными событиями неоднократно. Немногословная, аскетичная новелла Шарефа «Танза» повествует об африканских детях, втянутых в непрекращающийся территориальный конфликт, суть которого ни они сами, ни даже взрослые его участники никак не могут понять до конца. 12-летнего Танзу местная банда посылает подложить в школу бомбу. Очутившись в классе, мальчик садится за парту и вспоминает, как когда-то писал на доске домашнее задание. И, кажется, впервые в окружении, подобающем ребенку, а не под градом пуль и грохотом снарядов, он спокойно засыпает с мечтой о детстве прямо на связке динамита. Новелла Лунд – о мальчике и девочке, зарабатывающих себе на жизнь сбором мусора в обширных трущобах Сан-Паулу. Маленькие герои часами роются в мусорных кучах, чтобы затем получить за найденные жестяные банки несколько монет. Кстати, в фильме снялись дети, реальные обитатели этих трущоб, сыгравшие самих себя. А Катя Лунд несколько дней ни на шаг не отходила от своего главного героя, 14-летнего бразильца, чтобы узнать, как он живет. На фоне контраста бедных хибар окраин города и вздымающихся рядом сияющих небоскребов центра рассказывается история уличных детишек.

В новелле «Христовы дети Америки» Спайк Ли продолжает рассуждать о социальных проблемах черных из самых неприглядных гетто, поднятых им ранее в предыдущих больших картинах. Его короткометражный фильм – о девочке, которая живет в Бруклине в семье наркоманов. Заразившись СПИДом от родителей, она постоянно подвергается гонениям не только со стороны детей, сверстников из школы, но и взрослых, их родителей. Она перестает быть изгнанницей лишь в кругу себе подобных, в группе психологической поддержки для подростков, больных СПИДом. В динамичной новелле Стефано Венерузо о простых мальчишках Неаполя гармонично уравновешены жесткость и поэтичность. В финальной ее части они приезжают в заброшенный луна-парк на окраине города – чтобы сбыть местному торговцу краденые часы и заодно прокатиться на карусели. Последний эпизод фильма снят китайским режиссером Джоном Ву. Несмотря на простоту сюжета и простоту художественного приема (противопоставление бедности и богатства), его короткий фильм «Сонг Сонг и Котенок» – наиболее сильный и не может не вызвать слез сочувствия даже у самых стойких зрителей. Сборы от проката фильма «Невидимые дети» пойдут в фонд, созданный ЮНИСЕФ и ООН для борьбы с детским голодом.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности