Новый президент – новые надежды

Ожидания от курса нового руководства Туркмении у разных стран и политических групп различны. Совпадают они лишь в одном – всем нужна стабильность

Новый президент – новые надежды

Прошедшие 11 февраля выборы нового президента Туркмении завершились результатом, который большинство наблюдателей и экспертов предсказывало еще до их начала. Гурбангулы Бердымухаммедов был избран новым президентом страны. По сообщению Центризбиркома, он набрал 89,23% голосов. Явка избирателей составила 98,65%. Официальные итоги голосования были объявлены в прошлую среду на заседании халк маслахаты (парламента), после чего сразу же началась церемония инаугурации.

Новый президент торжественно пообещал выполнять все свои предвыборные обещания. В самом общем виде они сводились к тому, что он будет следовать дорогой великого Туркменбаши. Впрочем, то же самое обещали и пять соперников Бердымухаммедова, сыгравшие роль статистов в этом политическом спектакле, а затем ушедшие в тень, то есть в президиум заседания парламента. В то же время ряд обещаний (доступ к интернету, восстановление 10-летнего среднего и 5-летнего высшего образования, возможность введения многопартийности) с курсом прежнего лидера Туркмении явно не совпадают. На инаугурации новый президент заявил, что Туркмения будет выполнять взятые ранее международные обязательства, а также сотрудничать с другими странами в сфере поставок энергоресурсов.

Следует ожидать, что роль внешних факторов для Туркмении в скором времени резко возрастет. Важнейшими из них будут газ и географическая близость к Ирану и Афганистану. С поставками туркменского газа связан вопрос об актуальной в последнее время энергетической безопасности (как в российской, так и в европейской интерпретации этого термина). С точки зрения военно-политической безопасности Туркмения в качестве буферной зоны или плацдарма представляет несомненный интерес для Соединенных Штатов, с одной стороны, для Ирана – с другой.

Об этом свидетельствовал уровень, на котором были представлены зарубежные делегации. Президенты – от Казахстана, Украины, Афганистана, Грузии. Премьеры – от России и Азербайджана. Делегацию США возглавлял помощник госсекретаря по вопросам Южной и Центральной Азии Ричард Баучер.

Присутствие генсека ОБСЕ Марка Перрена де Бришамбо можно воспринимать как готовность нового руководства Туркмении возобновить диалог с ОБСЕ по вопросам демократических институтов и прав человека. Первый шаг в этом направлении был сделан, когда на выборы приехала группа экспертов ОБСЕ, именовавшихся порой наблюдателями, но официального статуса наблюдателей не имевших.

Хотя присутствие на инаугурации Гурбангулы Бердымухаммедова лидеров оранжевой и розовой революций можно интерпретировать как признание близости политических режимов Туркмении, Грузии и Украины, представители туркменской оппозиции крайне осторожны в оценках перспектив развития демократии при новом президенте. Страна устала от жизни в условиях самоизоляции и ее неизбежного спутника – экономической депрессии. Необходимость большей открытости внешнему миру в сочетании с экономическим развитием если не отменяют совсем, то отодвигают на второй план задачу политической модернизации.

Надежды на то, что в Туркмении будет что-то меняться, есть у всех. И у граждан Туркмении, и у туркменской оппозиции, живущей сегодня в изгнании. У российского «Газпрома», являвшегося основным партнером прежнего режима, но уже уставшего от непредсказуемости покойного Туркменбаши. У Украины и Грузии, которые в свою очередь устали от непредсказуемости «Газпрома». У Казахстана, который, судя по всему, готов предложить туркменскому руководству экономическое сотрудничество и инвестиции. У Соединенных Штатов, которые были бы рады смене статуса Туркмении с нейтрального на союзнический.

До сих пор не оправдались пессимистичные прогнозы о том, что решение вопроса о власти после смерти диктатора неизбежно перерастет в ожесточенный и, весьма вероятно, кровопролитный конфликт между различными кланами и группировками. Теперь все, кто способен хоть в какой-то мере воздействовать на ситуацию в Туркменистане извне, сделают все для того, чтобы политическая стабильность сохранялась.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее