Индустриальные проекции

Внедрение механизмов проектного финансирования позволит реализовать крупные инфраструктурные проекты, не вписывающиеся в рамки традиционного кредитования. Первопроходцем в этом вопросе, похоже, станет АО «Банк развития Казахстана» (БРК), ведущий активные работы по внедрению нового в РК формата финансирования длинными деньгами под сравнительно небольшой процент

Индустриальные проекции

Консерватизм против мирового тренда. В последние несколько лет активно обсуждается вопрос развития проектного финансирования (ПФ) в Казахстане. О намерении перейти от слов к делу и все-таки на практике использовать механизмы нового для казахстанского рынка инструмента заявил не так давно на пресс-конференции в Астане глава Банка развития Казахстана Нурлан Кусаинов.

Как отметил председатель правления банка, инструмент не апробирован ни одним казахстанским институтом развития; даже международные институты развития не до конца внедрили его в Казахстане. БРК решил восполнить этот пробел и начать «плотно заниматься этим направлением».

Действительно, в нашей стране этот вид финансирования еще не развит. Банки второго уровня относятся к нему консервативно, предпочитая выдавать займы под залог недвижимости и других уже существующих активов, в то время как при проектном финансировании залогом являются будущие активы, которые появятся после реализации проекта.

«Мы будем принимать заявки не меньше чем на 30 миллионов долларов, также сфокусируемся на пяти отраслях, в частности нефтехимии, энергетике, металлургии, машиностроении, транспортной логистике», — отметил г-н Кусаинов. Иными словами — во всех тех отраслях, которые являются слабым местом в казахстанской экономике, и лишь единичные инвесторы готовы браться за реализацию подобных проектов. К слову, такая ситуация вполне стандартна для мировой практики: именно инфраструктурные проекты и привлекают большие объемы проектного финансирования во всем мире и особенно в развивающихся странах, где ПФ выступает в качестве защиты инвесторов при осуществлении крупных проектов путем создания собственной договорной и организационной структуры.

Популярность ПФ в Казахстане во многом будет зависеть от того, насколько грамотно сумеют реализовать пилотные проекты и как быстро подготовят законодательную базу. В мире этот способ начал развиваться еще с 1970-х годов. Пик пришелся на двухтысячные годы: в 2008 году объем проектного финансирования достиг 320,9 млрд долларов, в 2009 году он сократился на 9% — до 292,5 млрд долларов. Несмотря на некоторый спад, цифры впечатляют.

Что у соседей?

Казахстанским инициаторам внедрения ПФ можно обратиться к опыту соседней России, где механизмы проектного финансирования уже апробированы на практике. «Российские банки в качестве обеспечения при ПФ требуют от заемщика пакет его акций или долей, а также поручительство акционеров или учредителей предприятия-инициатора проекта. Оборудование считается низколиквидным активом, поэтому банки временно практически не финансируют бизнес по схеме проектного финансирования, кроме отдельно взятых проектов. Финансирование осуществляется только по схеме прямого кредитования наиболее надежных заемщиков. Если предприятие имеет положительную кредитную историю и давно работает с тем или иным банком, то, как правило, предприятие получает деньги на «пополнение оборотного капитала». Это и есть современная форма проектного финансирования», — объясняет главный экономист УК «Финам Менеджмент» Александр Осин.

Кроме того, при проектном финансировании, продолжает эксперт, фактическим инструментом залога является инвестиционная идея заемщика. Эта идея полностью передается кредитору, который обслуживает ее реализацию. В целом же для формирования устойчивого тренда реализации проектов в области ПФ необходимо наличие развитой законодательной базы гарантий для собственника идеи или наличие государственных инвестиционных или крупных частных средств уже в процессе формирования идеи, в противном случае такие проекты сталкиваются с настороженным отношением бизнеса.

Механизм для стартапов: за и против

Проектное финансирование — это достаточно капиталоемкий для банкиров метод, требующий аккумуляции крупных средств на длительный период. На риск, который заложен уже в самом механизме теоретически, наслаиваются практические риски, связанные с ведением дел в условиях транзитной экономики.

Как отмечает аналитик «Асыл Инвест» Айвар Байкенов, проектное финансирование таит в себе много «подводных камней» именно для кредиторов, тем более в Казахстане, где большинство проектов проваливается еще на стадии зарождения. Заемщиков же настораживает и сам процесс получения этого вида финансирования, который в целом увязан с бюрократическими проволочками, что значительно продлевает сроки рассмотрения заявки. При этом заемщики несут и большие расходы, связанные с подготовкой необходимой документации и оценкой самого проекта. «Объективно, сделки ПФ всегда очень сложно структурировать. Ведь это очень крупные и долгосрочные проекты, с низкой доходностью для инвесторов, длительным сроком окупаемости, недостатком собственного капитала», — вторит коллеге директор департамента исследований Halyk Finance Сабит Хакимжанов.

Действительно, предпроектная подготовка требует значительных вложений собственных средств компаний и растянута по времени. При этом нет никакой гарантии, что в итоге проект будет профинансирован. Поскольку в Казахстане этот метод не развит, статистики о том, какое количество из предложенных проектов доходит до стадии реализации, пока нет. Но, к примеру, в России из 100 проектов лишь 10% отбираются для дальнейшего анализа и лишь 2–3% получают финансирование и реализуются.

«Несмотря на вышеперечисленные факторы, проектное финансирование имеет достаточно много плюсов: среди них в первую очередь хотелось бы выделить минимизацию рисков для создателя проекта, который разделяет их с потенциальным инвестором. Выплаты осуществляются лишь после того, как проект заработает и начнет приносить прибыль, — рассуждает Айвар Байкенов. — В дополнение проект может получить экспертное сопровождение при недостатке опыта у его создателя».

Другая весьма актуальная для экономики РК позитивная черта ПФ: такой вид финансирования хорош в развитии стартапов, ведь, например, банковские кредиты в большинстве случаев не предполагают выдачу займов начинающему бизнесу.

По оценкам наших собеседников, рынок ПФ обладает очень высоким потенциалом роста. «Банки наиболее активно кредитуют торговые предприятия МСБ, доля которых в Казахстане чуть превышает на данном рынке кредитования 70 процентов (по классификации УК «Финам Менеджмент»). Обычные сроки кредитования — до одного года. И лишь компании, имеющие историю взаимоотношений с банками в несколько лет и хранящие в банке-контрагенте депозиты, могут претендовать на более длительные займы. Так что Банк развития Казахстана станет в этом деле первопроходцем», — говорит г-н Осин.

«Участие госбанка в этом процессе должно в первую очередь подать сигнал коммерческим банкам и другим финансовым организациям о том, что проектное финансирование может принести существенные выгоды и что риски достаточно контролируемы в случае правильного подхода и мониторинга реализации проекта, — говорит г-н Байкенов. — Для самого же проекта участие БРК повышает имидж бизнеса и доверие со стороны подрядчиков и будущих клиентов. К тому же БРК имеет достаточный опыт и инструменты для обеспечения успешности, в чем он сам также заинтересован».

Дело за менеджментом

По словам председателя правления БРК, особое внимание будет уделяться тем проектам, которые реально необходимы стране. «Если у заемщиков не хватает собственных средств и залогового имущества, а проект действительно нужный стране, и мы видим, что это реально хороший бизнес, то мы можем заходить в проект, предоставляя деньги не в качестве кредита, а как некий опцион на определенный период», — отмечает Нурлан Кусаинов.

Правда, одной лишь идеи недостаточно для того, чтобы банк выделил финансирование. Поскольку, как уже говорилось выше, ПФ применяется при реализации крупных инфраструктурных проектов либо создании производства товаров, которые еще не имеют аналогов на имеющемся рынке, необходимо очень скрупулезно прорабатывать бизнес-план.

С другой стороны, столь детальная предпроектная подготовка — объективная необходимость, так как банк берет часть рисков на себя. «Эти проекты очень серьезные, для них выстраивается тонкая структура финансирования, и важно, чтобы все стороны исполняли свои обязательства. Если же заемщик отклоняется от графика или от освоения бюджета, или происходит любое минимальное отклонение от проекта, в этом случае БРК оставляет за собой право зайти в проект, взять все под контроль, достроить и возвратить вложенные средства, и только после этого, через какое-то длительное время, у заемщика появляется возможность вернуть свои деньги», — говорит г-н Кусаинов.

[inc pk='1052' service='media']

Наличие грамотной команды — основной критерий любого инвестиционного проекта. С учетом того, что проектное финансирование в большинстве своем предполагает создание бизнеса с нуля, наличие профессиональных менеджеров является главным залогом успеха. Инвесторы и кредиторы прекрасно понимают, что в проекте они в первую очередь инвестируют в людей и уже во вторую — в недвижимость, оборудование, товары.

По словам заместителя председателя БРК Марата Айтенова, за 11 лет работы Банка развития уже образовалась прослойка предпринимателей, которые хорошо себя зарекомендовали. «Когда вы у себя дома проводите ремонт, то сначала узнаете о разных строительных бригадах и выбираете лучшую — ту, которая себя уже зарекомендовала. Так же и мы себя ведем на рынке. Мы уже их знаем, у нас есть портфель. И на Западе считается, что если во главе стоит хороший менеджер, знаток своего дела, то ему можно доверить деньги», — отмечает он.

Правда, г-н Айтенов сетует на то, что до сих пор в Казахстане хромает исполнительская и финансовая дисциплина. «Есть люди, которым вы предоставляете деньги, и они во что бы то ни стало их вернут. Но есть и такие, кто берет кредит, уже зная, что его не вернет», — говорит он.

Укрепить иммунитет

Сейчас БРК рассматривает первый проект — строительство нефтехимического комплекса в Атырау. Напомним, что решение о строительстве первого в Казахстане интегрированного нефтегазохимического комплекса (НГХК) на базе нефтяных попутных газов месторождений Тенгиз, Кашаган и Карачаганак было принято еще в 2005 году. Стоимость проекта тогда оценивалась в 5 млрд долларов, срок реализации — 3 года, а окупаемости — 12–15 лет. Оператором проекта является ТОО «Kazakhstan Petrochemical Industries» (KPI), созданное в 2006 году АО «SAT & Company» совместно с АО «Разведка Добыча “КазМунайГаз”». Запланированная мощность комплекса составляет 800 тысяч тонн полиэтилена и 500 тысяч тонн полипропилена в год. Была разработана и схема реализации продукции, согласно которой крупнейшими рынками сбыта должны стать Китай (400 тысяч тонн) и Европа (300 тысяч тонн). В Казахстане будет реализовываться порядка 100 тысяч тонн, остальное — в России, Украине, Турции, Индии и некоторых странах Персидского залива.

По словам Нурлана Кусаинова, БРК пытался внедрить механизм проектного финансирования в рамках названного проекта. Но возникли трудности, связанные с законодательством. Поэтому Банк развития уже подготовил проект внесения поправок и дополнений в некоторые законодательные акты, в том числе в законы «О Банке развития Казахстана», «О проектном финансировании и секьюритизации».

Действующее законодательство о проектном финансировании и секьюритизации не содержит положений, закрепляющих «иммунитет» залогового имущества. В связи с этим существует риск ареста и реализации имущества заемщика (исполнителя) по требованию третьих лиц, что может сделать невозможным реализацию проекта в целом. В международной практике принято, что никто, кроме кредитора по кредитному финансированию, не имеет права накладывать взыскание на имущество заемщика, пока тот не выполнит все свои обязательства перед кредитором должным образом и в полном объеме. Таким образом, при проектном финансировании основным приоритетом является создание всех условий для успешной реализации проекта и минимизации сопутствующих рисков.

Заинтересованность БРК в этом вопросе вполне понятна, учитывая специфику его деятельности как института развития, финансирующего инфраструктурные «гринфилды».

«Часть проектов, которые банк должен поддержать с целью развития несырьевой экономики, на сегодняшний день не может быть реализована по причине того, что инструменты традиционного кредитования слишком ограниченны для этого. Ряд сложных и капиталоемких инфраструктурных проектов в области энергетики, логистики не подходит под параметры традиционного кредитования», — отмечает, в свою очередь, заместитель председателя правления БРК Даулетхан Килыбаев. Стоит отметить, что в мире за последние 20 лет около 80% проектов в электроэнергетике были реализованы посредством механизмов проектного финансирования.

Правда, лишь созданием благоприятной законодательной базы дело не может ограничиться. Для успешного внедрения ПФ необходима готовность всех стейкхолдеров (заинтересованные участники проекта — акционеры, потребители продукции, кредиторы, реализаторы проекта) играть по этим правилам. Ведь для внедрения на практике совершенно нового финансового инструмента требуются соответствующая квалификация и достаточная правовая, техническая и профессиональная компетенция. Также важно максимально грамотно нивелировать описанные выше «зоны риска» для нового инструмента с учетом особенностей казахстанского рынка.

Однако возможность «открыть дорогу» целому ряду столь необходимых стране сложных инфраструктурных проектов все же заставляет полагать, что игра в этом случае стоит свеч. Необходимость получения такого опыта и внедрения проектного финансирования на казахстанском рынке, ориентированном на форсированную индустриализацию, уже назрела. Для перехода промышленности на более высокие переделы нужны всесторонняя поддержка и высококлассный финансовый сервис. Инновационную экономику не построить без столь же прогрессивных финансовых и инвестиционных инструментов.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности