Жизнеутверждающий пессимизм

Время интуитивных финансовых решений безвозвратно уходит в прошлое. Современные финансовые институты и компании реального сектора, заинтересованные в привлечении инвестиций, должны вывести на новый уровень свой риск-менеждмент, что позитивно отразится на финансовой устойчивости Казахстана в целом

Жизнеутверждающий пессимизм

Национальный банк очень часто упрекают в излишнем консерватизме и осторожности, особенно когда речь идет об ужесточении пруденциальных нормативов в отношении тех или иных профессиональных участников. А между тем, отвечая за макроэкономическую стабильность, он пытается балансировать на грани риска и здравого смысла. Когда риски умеренны, Нацбанк берет тайм-аут и просчитывает пессимистичные сценарии. Когда риски возрастают, эти сценарии воплощаются в практику. Самое главное, как заявил в своем эксклюзивном интервью «Эксперту Казахстан» председатель Национального банка Анвар Сайденов, нужно научиться предвосхищать события и принимать адекватные решения.

Стабильность и риски

– Анвар Галимуллаевич, Национальный банк и Агентство финансового надзора впервые подготовили национальный отчет «О финансовой стабильности Казахстана». Какие цели вы перед собой ставили?

– Подготовка такого отчета – широко распространенная международная практика, причем подобные документы готовят как развитые страны, так и страны с транзитной экономикой. Опыт развитых и развивающихся стран мира показывает необходимость проведения комплексной оценки вопросов финансовой стабильности, а также широкого освещения угроз для финансовой стабильности и рисков финансовой системы с точки зрения представления субъектам финансового рынка и их клиентам профессиональной аналитической информации и взгляда регулирующих органов на тенденции экономического развития.

Поэтому речь о том, что и нам надо готовить такой отчет, шла уже давно. Программой либерализации валютного режима в РК на 2005–2007 годы была определена необходимость реализации данной практики в Казахстане. Причем это рекомендовали делать и международные финансовые организации, прежде всего МВФ.

Сама финансовая система является очень важным элементом национальной экономики с учетом тех средств, которые через нее проходят и которые она перераспределяет. Очень большое влияние оказывают заимствования банков прежде всего на внешнюю позицию страны. В функционировании финансовой системы потенциально существует очень много рисков, которые через различные передаточные механизмы оказывают большое влияние на экономику. Так что оценка рисков, угроз, анализ того, какие существуют возможности для их снижения или полной нейтрализации – это очень важно.

В целом отчет о финансовой стабильности Казахстана ориентирован на всестороннюю оценку экономических рисков для финансовой стабильности, оценку макроэкономических факторов, определяющих финансовую стабильность в увязке с реальными и финансовыми показателями корпоративного сектора, сектора домашних хозяйств, финансового сектора, а также оценку способности финансовой инфраструктуры обеспечивать бесперебойное функционирование финансовой системы. Безусловно, при этом большое внимание уделяется анализу уязвимости экономики.

Первый наш опыт подготовки такого отчета, хотя это было сложно сделать, я считаю удачным. И сейчас нам необходимо поставить это на постоянную основу и самое главное – делать выводы, что необходимо предпринимать правительству, регуляторам финансового рынка. Определиться в вопросе, какие должны быть системы риск-менеджмента и в самих финансовых институтах. Ведь, если говорить о финансовой стабильности, надо распространять эти риски на корпоративный сектор, реальный сектор. В первом отчете у нас не хватило на это ресурсов.

– Наверное, в этом активное участие должно принимать правительство?

– Да. А пока этот отчет готовили Нацбанк и АФН. Очень важный, довольно проработанный блок подготовило АФН, в котором оно оценило различного рода риски финансовой системы, разных финансовых институтов.

– Основной вывод отчета: в целом финансовая система в настоящее время находится в диапазоне финансовой стабильности. А какие риски, по вашему мнению, являются наиболее существенными для финансовой устойчивости?

– Их несколько. Во-первых, это высокий уровень косвенных рисков банков, связанных с несоответствием валюты активов и обязательств корпоративного сектора экономики и населения. Во-вторых, увеличение долгового бремени физических лиц, опережающее рост располагаемых доходов населения. Ряд сегментов кредитного рынка растет бурными темпами. Потребительское кредитование с точки зрения невозврата наиболее рискованное. Хотя банки свои возможные потери закладывают и за счет маржи их перекрывают. В мире потребительское кредитование предусматривает определенный процент дефолта в силу своей природы, потому что оценка платежеспособности производится очень быстро и не всегда достаточно качественно. Стремительно растущий сегмент кредитного рынка является предметом беспокойства, поскольку платежеспособность населения становится основным фактором риска.

Экономический рост достаточно высокий, и кредитные ресурсы, предоставляемые банками физическим лицам и предприятиям, – важный компонент такого роста. Вопрос в том, когда риски начинают преобладать над теми плюсами, которые экономика получает

Мы хотим добиться от банков адекватной оценки рисков, так как цели могут быть разные – например, занять определенное место на рынке, увеличить свои активы, чтобы подняться выше в классификации банков, поэтому банки могут проводить экспансионистскую политику по привлечению депозитов, выдаче кредитов, по ускорению обслуживания. Что мы сегодня и наблюдаем. Конкурентная борьба за перспективные сегменты розничного рынка достаточно жесткая. По корпоративным клиентам эта борьба менее острая, потому что они уже перераспределены. Поэтому самое главное – чтобы была адекватная оценка рисков.

В-третьих, высокая зависимость платежеспособности основных заемщиков банков, в частности, в строительстве, торговле, операциях с недвижимостью от сохранения факторов, обеспечивающих высокий потребительский спрос и препятствующих существенной корректировке цен. В настоящее время около 30% кредитного портфеля наши банки имеют в виде залога недвижимость. У нас есть требования по системе управления рисками. И мы ввели требование к аудиторам, чтобы одним из компонентов их аудиторских отчетов являлась такая оценка. В первую очередь это касается аудиторских отчетов банков, а в перспективе – и других финансовых институтов.

– Является ли риском растущая внешняя задолженность банков?

– Безусловно, это риск. Но мы понимаем, что высокий уровень внешней задолженности банков будет сохраняться в силу потребности финансовых институтов в рефинансировании своих внешних обязательств. При этом анализ степени адекватности восприятия рисков показывает, что финансовые институты больше ориентируются на текущие факторы, обеспечивающие прибыльность и развитие бизнеса, но недостаточно полно оценивают потенциальные угрозы, что является наиболее серьезным фактором риска в среднесрочной перспективе.

Необходимо развивать рынок производных инструментов. Пока кривой доходности нет, эта задача усложняется. Нужны бенчмарки, на которые бы ориентировался рынок
[inc pk='2202' service='media']

И хотя банки рост внешней задолженности мотивируют тем, что для удовлетворения спроса на кредитные деньги внутри страны у них есть доступ к достаточно дешевым и длинным ресурсам за рубежом, все-таки это высокий риск. Может быть, у каждого конкретного банка есть система оценки контроля за такой задолженностью, и они оценивают риски. Но если брать ситуацию в целом, то объем внешней задолженности превышает ряд параметров, который по методике Всемирного банка относится к рискованным. Например, пройдена планка 80% абсолютного внешнего долга к ВВП. Это данные III квартала, а по итогам года она может оказаться еще выше. Причем одновременно наблюдается увеличение кредитных и рыночных рисков банков, связанных с экспортом банковского капитала в страны с более высоким уровнем риска.

Одним из компонентов первого национального отчета является стресс-тестинг, который АФН уже проводит определенное время с учетом внешних заимствований банков или, наоборот, с учетом активов, которые наши банки имеют за рубежом. Например, проводился стресс-тестинг на предмет того, что будет с казахстанской банковской системой, если в России разразится масштабный кризис, каковы будут потери. Там очень тревожные цифры получались. Конечно, это пессимистический сценарий, но, в принципе, я думаю, что регуляторы должны исходить из наихудшего развития событий, чтобы суметь предвидеть риски и суметь подстраховаться.

– Несет ли риски для экономики страны все увеличивающаяся межфирменная задолженность?

– Межфирменная задолженность – самый основной компонент внешнего долга, но банки этот разрыв сократили и по объемам заимствований вплотную приблизились к межфирменной задолженности. Так, на конец сентября 2006 года межфирменная задолженность оценивалась в 24,1 млрд долларов, увеличившись за 9 месяцев 2006 года на 4,9 млрд долларов. Удельный вес межфирменной задолженности в общем объеме валового внешнего долга Казахстана составлял более 40% на конец сентября 2006 года, в то время как на конец 2005 года этот показатель превышал 44%. Относительное снижение удельного веса межфирменной задолженности связано с опережающими темпами роста внешнего заимствования банковского сектора, объем которого на конец сентября 2006 года составлял 23,6 млрд долларов, или 39,6% валового внешнего долга (35% на конец 2005 года).

Рост объемов межфирменной задолженности связан прежде всего с реализацией крупных инвестиционных проектов по разведке, разработке и развитию инфраструктуры нефтегазовых месторождений – Кашаган, Карачаганак и Тенгиз, а также с прокладкой новых маршрутов транспортировки углеводородов. По состоянию на конец сентября 2006 года более 74% межфирменной задолженности приходилось на долговой капитал, привлеченный от иностранных прямых инвесторов для финансирования трех крупнейших инвестиционных проектов – Тенгизского, Карачаганакского, Северо-Каспийского и связанного с ними проекта Каспийского трубопроводного консорциума.

Тем не менее к межфирменной задолженности я бы относился спокойно, поскольку риски минимальны, и это задолженность внутри одной компании, второе – она носит долгосрочный характер, это прямые иностранные инвестиции. В то же время, несмотря на отсутствие риска дефолта, определенный потенциал негативного воздействия межфирменного долга остается – в кризисной ситуации межфирменный долг способен создавать дополнительное давление на валютный курс, поскольку иностранные инвесторы могут начать конвертировать и вывозить внутренние активы предприятий.

– Какие задачи по обеспечению финансовой стабильности вы рассматриваете как приоритетные?

– Первый отчет о финансовой стабильности акцентировал внимание на наиболее существенных факторах уязвимости финансовой системы, обсуждение которых должно привести к поиску более эффективных инструментов регулирования рисков. В рамках отчета также определены основные направления дальнейшей работы, заключающиеся в необходимости реализации более комплексного и системного подхода к анализу проблем и выработке решений, более тесной координации регулирующих органов. Данную задачу можно обозначить как приоритетную, ее реализация намечена на 2007 год. В частности, Национальным банком в целях повышения уровня взаимодействия и организации работ на межведомственном уровне по регулированию рисков субъектов финансовых отношений было предложено разработать и подписать Меморандум по вопросам финансовой стабильности между Нацбанком, АФН и правительством. Данный документ должен регламентировать компетенцию органов в части регулирования рисков для финансовой стабильности, процедуры информационного взаимодействия, формат проведения регулярных консультаций по вопросам финансовой стабильности, подходы к реализации согласованных мер воздействия, в том числе в случае возникновения непосредственных угроз для финансовой стабильности, а также принципы применения инструментов реагирования на риски для устойчивости финансовой системы.

Управляемая инфляция

– Инфляция в 2006 году оказалась выше прогнозного уровня. Судя по текущим тенденциям, все идет к ускорению инфляции. Каковы ваши прогнозы?

– Инфляция растет уже три года. Но она не выше прогнозного уровня. При прогнозировании этого показателя мы используем сценарный подход. В 2006 и 2005 годах инфляция была в рамках того сценария, который реализовывался. Мы его называем сценарием высоких цен на нефть. Верхняя граница этого сценария как раз и составляла 8,4%. Годовая инфляция (декабрь к декабрю) в 2006 году была на этом уровне. А среднегодовая – 8,6%.

В принципе, набор мер по борьбе с инфляцией достаточно стандартный, и мы собираемся в этом году использовать тот же арсенал. Возможными мерами могут стать увеличение объемов операций Нацбанка на открытом рынке (выпуск краткосрочных нот, привлечение депозитов от банков), повышение официальных ставок (официальная ставка рефинансирования, ставка по привлекаемым депозитам), повышение нормативов МРТ. Одним словом, будут предприниматься все необходимые меры вне зависимости от того, какие факторы оказывают влияние на динамику инфляции.

– По каким причинам растет инфляция?

– В основном из-за притока экспортной выручки, заимствований банков. В страну поступает большое количество валюты, и мы вынуждены ее покупать и таким образом выпускать в обращение тенге. Мы интенсифицировали наши стерилизационные усилия по связыванию излишней массы. Это дало эффект в основном во второй половине года, когда мы стали применять очень жесткие меры.

Среди других факторов роста инфляции следует выделить высокий уровень совокупного спроса, формирующийся в результате увеличения доходов населения, предприятий, государства, а также обусловленный притоком иностранной валюты за счет экспорта, иностранных инвестиций и внешних заимствований казахстанских предприятий; превышение темпов роста реальной заработной платы над ростом производительности труда; увеличение издержек производства и низкий уровень конкуренции на отдельных рынках товаров и услуг.

– Введение второго блока увеличения МРТ было отложено на неопределенный срок. Когда банкам ожидать дальнейшего ужесточения?

[inc pk='2203' service='media']

– Сейчас мы проводим анализ. Подготовили несколько вариантов новых расчетов. Я думаю, в I квартале повышения МРТ не произойдет, потому что процесс принятия решения достаточно длительный. Их надо принять и утвердить в Минюсте, дать время банкам, чтобы они скорректировали свои позиции. С другой стороны, те нормативы, которые сейчас действуют и для внутренних обязательств, иных обязательств, достаточно жесткие. Все банки их выполняют, но скрип слышен. Они вынуждены держать большие остатки на наших корсчетах.

Пока повышать нормативы МРТ нет необходимости, потому что значительную долю ликвидности мы с рынка изъяли. Посмотрим, какова будет динамика инфляции первые месяцы. И как будет складываться тренд. С точки зрения внешних заимствований банки объявили очень большие планы на этот год. Темпы роста снизились, но они все равно значительные. По предварительным оценкам, в прошлом году банки привлекли около 15 млрд долларов на внешних рынках капитала.

– Как здесь соблюсти баланс между заинтересованностью банков в развитии собственного бизнеса и теми рисками, которые возникают при заимствовании больших объемов? Может быть, нужно рисковать, чтобы банковская система становилась все более конкурентоспособной?

– Я согласен, банковская система растет очень быстрыми темпами. Посмотрите на рост активов, рост кредитного портфеля, тут вопрос в том, как оцениваются риски и каким образом сдерживать резкий рост активов. Оценить, где эта точка отсечения и АФН необходимо жать на тормоза, очень сложно. Понятно, что экономический рост достаточно высокий, и кредитные ресурсы, предоставляемые банками физическим лицам и предприятиям, – важный компонент такого роста. Вопрос в том, когда риски начинают преобладать над теми плюсами, которые экономика получает.

– Какие меры, на ваш взгляд, необходимо принимать Нацбанку и правительству, чтобы сдержать рост инфляции?

– Если ситуация на рынке будет развиваться неблагоприятно, Нацбанк пойдет на дальнейшее ужесточение денежно-кредитной политики. Правительству со своей стороны необходимо предпринимать меры, направленные на недопущение необоснованного роста цен на основную группу товаров и услуг для населения, на пресечение ценового сговора, недобросовестной конкуренции, злоупотреблений субъектами рынка своим доминирующим положением. Кроме того, следует развивать торговую инфраструктуру, конкурентную среду на товарных рынках.

Наряду с данными мерами требуется усиление мер долгосрочного характера, предполагающих развитие отечественного производства и повышение предложения товаров и услуг, стимулирование роста производительности труда, особенно в ненефтяных секторах экономики, а также проведение более сдержанной фискальной политики, направленной на ограничение роста расходов бюджета.

Больше свободы

– Какую тактику присутствия на валютном рынке выбирает Нацбанк в этом году? Будет ли увеличиваться его коэффициент участия?

– В целом мы хотели бы наше присутствие снизить, но это приведет к тому, что большой приток валюты скажется на факторах в сторону укрепления тенге. В прошлом году укреплению национальной валюты Нацбанк достаточно серьезно противодействовал – он по-прежнему является крупным участником валютного рынка. Этому помог новый механизм формирования Национального фонда, когда мы получили большие средства для того, чтобы выходить на рынок и приобретать валюту. Данный механизм будет использоваться и в будущем, но хотелось бы, чтобы рынок был более свободным. Хотя, с другой стороны, мы считаем, что излишней волатильности, то есть резких скачков номинального курса в течение короткого промежутка времени, допускать нельзя. Хотелось бы, чтобы тренд был рыночным, но он был более сглаженным.

В 2007 году Нацбанк будет придерживаться режима плавающего обменного курса тенге, то есть динамика номинального курса тенге к иностранной валюте на внутреннем валютном рынке будет определяться в зависимости от спроса и предложения. Мы не будем устанавливать ориентиры или коридоры колебания курса тенге, а будем реагировать только на те изменения, которые могут привести к значительному изменению инфляции и нестабильности на финансовом рынке.

– Значит, можно говорить о том, что тенге будет укрепляться?

– Я бы не был так категоричен. Например, бывают периоды, когда доллар укрепляется почти без нашего участия. Это такой рынок, который позволяет его участникам в какой-то период времени создавать спрос в разные стороны.

Я скажу так: если наше присутствие будет менее ярко выраженным, то тенденция укрепления тенге будет более ярко проявляться, хотя и не исключено, что в те или иные промежутки времени будут действовать другие тенденции.

– Как может отразиться на валютном рынке снятие ограничений по целям приобретения иностранной валюты на внутреннем валютном рынке?

– С отменой с января 2007 года данных ограничений покупка иностранной валюты стала доступной не только для юридических лиц, осуществляющих операции с нерезидентами, но и для остальных предприятий-резидентов, не вовлеченных во внешнеэкономические операции. С появлением новых участников на внутреннем валютном рынке существует риск увеличения волатильности соотношения спроса и предложения на иностранную валюту, так как количество краткосрочных операций спекулятивного характера на внутреннем валютном рынке может вырасти. В то же время предприятия-экспортеры и ранее имели возможность активно участвовать в операциях на внутреннем валютном рынке, поэтому в качестве новых участников валютного рынка будут выступать, прежде всего, предприятия несырьевого сектора. Их потенциал в проведении операций по купле-продаже иностранной валюты в объемах, способных существенно повлиять на внутренний валютный рынок, относительно невысок, что в значительной степени ограничивает риски, связанные с либерализацией операций на этом рынке.

Определенные ожидания мы всегда связывали с тем, что более либеральный режим позволит создать дополнительный спрос на доллар и таким образом нейтрализовать какую-то часть экспортной выручки. По логике, это должно снять напряжение с валютного рынка. Но пока сложно сказать, оправдаются ли наши ожидания.

Диверсификация резервов

– Намерен ли Нацбанк в 2007 году диверсифицировать золотовалютные резервы страны, как это делают другие государства?

– В основе текущего эталонного валютного распределения золотовалютных активов лежат следующие принципы: сохранность, ликвидность, доходность. В соответствии с данными принципами и на основе реального распределения долей объемов ВВП среди развитых стран формируется оптимальная корзина валют, которая корректируется с учетом ожидаемых доходностей по отдельным странам, корреляции между ними и различных факторов риска. Возможное изменение эталонной корзины валют предусмотрено на ежегодной основе.

Что касается диверсификации, то мы ее начали давно. В золотовалютном портфеле доллар составляет меньше половины – 45%. Годом ранее он был в районе 50%. Это снижение происходит постепенно на протяжении ряда лет. Поэтому я считаю, что с точки зрения валютных рисков портфель диверсифицирован. Евро составляет 30%, фунты стерлингов и японская иена – по 10%, и 5% – австралийский доллар. Это если брать валютный портфель. Портфель золота у нас вырос в абсолютном значении – и в весовом выражении, и валютном, потому что цены на золото в прошлом году подросли.

– Диверсификация идет в сторону евро и золота или других валют тоже?

– Других валют. Мы не концентрируемся только на евро.

– Будет ли решаться задача увеличения резервов, так как сейчас они минимальны?

– Практика накопления международных резервов в период благоприятной внешней конъюнктуры характерна для большинства стран с формирующейся рыночной экономикой и особенно тех стран, которые испытали последствия валютных и банковских кризисов. При этом оценка оптимального уровня резервов должна строиться исходя из баланса издержек хранения резервов в период финансовой стабильности и потенциальных выгод от их использования в случае наступления кризисов. Соответственно, для стран, специфика экономик которых сильно зависит от конъюнктуры мировых цен экспорта и внешнего финансирования, потенциальные плюсы от более высокого уровня международных резервов выше.

Один из выводов отчета – накопленный уровень золотовалютных активов все-таки недостаточен для того, чтобы в случае каких-то кризисных явлений минимизировать риски, которые могут усилиться в финансовой системе. И это несмотря на то, что за прошлый год ЗВА увеличились более чем в два раза. Они составляют более 19 млрд долларов. И если к этому приплюсовать средства Национального фонда, то активы страны достаточно высоки. То есть текущий уровень ЗВА находится на уровне, достаточном для сглаживания умеренных ценовых внешних шоков на мировых товарных рынках, а также поддержания минимального уровня внешней ликвидности. Но мы будем и в дальнейшем повышать накопления международных резервов, что в целом отвечает политике по обеспечению финансовой стабильности страны.

Золотая середина

– Какие убытки несет Национальный фонд в связи с двойной конвертацией валюты?

– В рамках принятой концепции формирования и использования средств Национального фонда на среднесрочную перспективу поступления средств в Национальный фонд осуществляются как в национальной валюте, так и в долларах США. Однако если в прошлом средства в иностранной валюте сначала поступали в республиканский бюджет и только затем направлялись в Национальный фонд, то сейчас средства поступают напрямую в Нацфонд. При этом для отражения в государственном бюджете данные средства проходят через двойную конвертацию. Средства в иностранной валюте поступают на специально открытый счет в иностранной валюте НФ в Нацбанке, затем реконвертируются в тенге и перечисляются на контрольный счет наличности комитета казначейства Министерства финансов. После отражения на данном счете данные средства в тот же день переводятся на тенговый счет Национального фонда, конвертируются в иностранную валюту и зачисляются в стабилизационный портфель фонда.

Данное зачисление средств в иностранной валюте в Нацфонд осуществляется в течение одного рабочего дня, в связи с этим он не несет никаких расходов из-за отсутствия курсовой разницы. Потери были, когда Минфин в условиях укрепления тенге очень долго накапливал суммы на счетах казначейства, а потом переводил нам.

– Доходность Нацфонда по-прежнему невысока?

– По предварительным данным, в результате управления активами Национального фонда в 2006 году доходность составила 8,67%. Доходность с момента создания фонда по 31 декабря 2006 года достигла 34,46%, что в годовом выражении составляет 5,44%.

– Как вы можете оценить результаты управления Национальным фондом?

– Доля, которой управляет Нацбанк, в целом растет. Всего активами фонда управляют 13 компаний. Стабилизационным портфелем мы управляем полностью, потому что инструменты денежного рынка не такие сложные и наиболее ликвидные. Портфелем облигаций также управляем сами. А вот портфель акций находится в управлении других внешних управляющих компаний. Когда мы сравниваем результаты работы, наши дилеры находятся посередине. Не самые лучшие, но и не самые худшие.

Потенциал фондового рынка

– В прошлом году значительно увеличилась активность на рынке акций. В каком случае здесь может произойти кризис?

– Оборот на фондовом рынке увеличился в два с лишним раза. Это положительное явление. Рост рынка начался с низкого уровня и низкой ликвидности. Я думаю, что институциональные инвесторы, НПФ, ПИФы вносят свой вклад, происходит все большее вовлечение физических лиц.

Что касается кризиса рынка акций и потенциальных рисков для инвесторов, то необходимо отметить, что, во-первых, стабильный рост экономики Казахстана и усиление интеграции с западным сообществом постепенно приводят к переоценке инвесторами рисков по вложениям в казахстанские активы.

Во-вторых, при применении такого инструмента инвестирования, как IPO, его надежность дополнительно возрастает благодаря жестким условиям допуска первичных публичных акций на торги на фондовых биржах развитых стран. В первую очередь это требование о создании высокого уровня открытости компании и поддержании его после проведения IPO.

К тому же необходимо учитывать, что первые казахстанские компании (медная корпорация «Казахмыс», АО «KazakhGold», АО «Разведка Добыча «КазМунайГаз»), осуществившие IPO, относятся к добывающему сектору экономики, и в складывающихся условиях высокого уровня мировых цен на сырье это также является определенным гарантом безубыточности вложений иностранных инвесторов.

В декабре 2006 года состоялось успешное размещение IPO Народного банка Казахстана. Спрос на его акции многократно превышал предложение. Это размещение акций на данный момент – самое успешное среди банков во всем регионе.

Приведенные факторы обусловливают интерес к казахстанским IPO со стороны как внутренних, так и иностранных инвесторов.

При этом, по оценке экспертов, число казахстанских компаний, которые в самом ближайшем будущем выйдут на IPO, составляет 30–40. Причем первым эшелоном будут прежде всего компании финансового сектора, а также компании добывающей промышленности и телекоммуникационного сектора, уже имевшие опыт выхода на зарубежные рынки в качестве заемщиков.

– Но коррекция возможна?

– В некотором смысле она неизбежна, поскольку рынок находится в стадии становления. Однако таких обвалов, которые происходят на Западе, пока не будет.

– А что может сделать Нацбанк для активизации фондового рынка?

– Необходимо развивать рынок производных инструментов. Пока кривой доходности нет, эта задача усложняется. Нужны бенчмарки, на которые бы ориентировался рынок. Таким бенчмарком мы хотим сделать ноты.

– Как вы оцениваете платежеспособность населения в настоящее время? Смогут ли простые граждане стать активным игроком на фондовом рынке?

– В прошлом году среднедушевой денежный доход и зарплата в реальном выражении выросли более чем на 10%. Это показатели, которые косвенно характеризуют кредитоспособность населения. И учитывая, что бюджетом предусмотрено дальнейшее повышение зарплаты, пособий, и то, что зарплата растет более высокими темпами, чем производительность труда, у населения есть свободные средства для инвестиций.

– Но ведь национальные сбережения у нас недостаточны, хотя активы банков увеличиваются…

– Действительно, норма сбережений у нас не такая, как в развитых экономиках. Поэтому и растет инфляция. Население больше потребляет, чем сберегает. Когда растут доходы низкооплачиваемых слоев населения, они тут же повышают норму потребления, а не сбережения.

– Условно говоря, когда население станет жить богаче, тогда и инфляция будет поменьше?

– Наверное, да, если все упростить. Средний класс важен не только с политической точки зрения, но и для макроэкономической стабильности.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики