Власть созидающей силы

По мнению Нурсултана Назарбаева, возможны любые изменения в Конституции и политической системе, если они не снизят способность государственной власти к управлению страной. А те, которые послужат ее укреплению, даже желательны

Власть созидающей силы

19 февраля Нурсултан Назарбаев выступил на итоговом, шестом по счету заседании Государственной комиссии по разработке и конкретизации программы демократических реформ. Отдав должное работе госкомиссии, президент напомнил, что именно государственная власть в Казахстане осуществляет продвижение к демократии и вырабатывает алгоритм политических реформ, находясь в конкурентном политическом поле. В этом, по словам президента, «заключается созидающая сила власти».

Учитывая нашу специфику

Самое главное из всего сказанного президентом – это четкое обозначение того, с какой целью, собственно, будут проводиться политические изменения. Эта цель – «наиболее эффективная система управления обществом и государством». Не соответствие требованиям конгресса США, ПАСЕ или рекомендациям БДИПЧ ОБСЕ, а эффективность управления. Следовательно, реформы в политической сфере будут проводиться лишь в той мере, в какой они отвечают задаче повышения эффективности власти. Причем не абстрактной власти, а вполне конкретной – нынешней, казахстанской. Предложения госкомиссии, реализация которых может привести к потере управляемости, будут отвергнуты. Все, в принципе, логично и правильно, за исключением того, что остается открытым вопрос: что ведет к повышению эффективности, а что – к потере управляемости? Например, по мнению политических оппонентов Нурсултана Назарбаева, между демократией и эффективностью госуправления можно вообще ставить знак равенства.

Те, кто ожидал внеочередных парламентских выборов и уже готовился к связанным с этим событием заказам на имиджевую, аналитическую, политтехнологическую и прочую работу, сопровождающую предвыборную кампанию, похоже, могут расслабиться. Предложения госкомиссии по увеличению числа депутатов мажилиса, а также маслихатов президент не отверг, но воспринял скептически, заявив, что лучше придерживаться принципа «не числом, а уменьем». Что касается расширения полномочий парламента и его ответственности, то Нурсултан Назарбаев поддержал следующие предложения: участие в формировании Конституционного совета, Центральной избирательной комиссии и Счетного комитета; согласие на назначение ряда министров; принятие бюджета страны и контроль за его исполнением. Правда, поддержал с весьма существенными оговорками. При формировании Центризбиркома и других органов необходимо обеспечивать «паритет в интересах ветвей власти», без «перекоса в ту или иную сторону». Видимо, половина членов будет назначаться парламентом, половина – президентом. В дополнение к согласию комитетов парламента на назначение министров предложено рассмотреть вопрос о том, чтобы премьер-министр получал поддержку «партии парламентского большинства». Наконец, для сохранения системы сдержек и противовесов «нужно продумать меры, сохраняющие влияние и президента, и парламента на формирование правительства». Поскольку влияние парламента на формирование правительства до сих пор было минимальным, его увеличение лишь предстоит, то речь, надо полагать, идет о том, что именно президент должен получить какие-то дополнительные механизмы влияния на этот процесс. Учитывая, что предложения госкомиссии не стали для президента сюрпризом, можно быть уверенным – «меры, сохраняющие влияние», уже давно продуманы, их предстоит лишь законодательно закрепить.

Равняясь на демократические страны

Резюмирующим можно считать заявление президента, что «в Казахстане должна быть президентская республика, но с более сильным и функциональным парламентом, с развитой и цивилизованной судебной системой». Все предложения «группы Нарикбаева» по совершенствованию судебно-правовой системы были в целом президентом поддержаны. Причем об этих предложениях г-н Назарбаев отозвался как о закладывающих основы для «перехода к судопроизводству современного типа, существующему в большинстве развитых и демократических государств». Поскольку слово «цивилизованный» в нашем политическом дискурсе можно считать синонимом слова «западный», то напрашивается вывод – приведение нашей судебной системы в соответствие с западными стандартами потерей управляемости не грозит.

Президент счел правильным одно из самых спорных предложений госкомиссии, касающееся выделения в сенате квоты для «выдвиженцев Ассамблеи народов Казахстана». Более того, сказал, что «нужно продумать такой же подход для мажилиса». Для Казахстана, во внутренней политике которого межнациональное согласие всегда было абсолютным приоритетом, подобный шаг был бы, конечно, вполне логичным. Но сама идея политического квотирования, особенно если распространить ее на исполнительную ветвь власти, да еще к национальным квотам добавить гендерные, вряд ли найдет широкую поддержку в обществе.

Зато, надо полагать, найдет поддержку идея о финансировании партий из бюджета страны. Хотя, как заметил президент, мы не должны копировать чьи-то модели, но в тех странах, где применяется подобная практика, финансируются не все партии, а лишь те, что провели своих депутатов в парламент, то есть принимают непосредственное участие в управлении государством. Причем чем многочисленнее партия, тем больше ее финансирование. Логично, что «Нур Отан», который является де-факто партией парламентского большинства, в очереди за бюджетными деньгами окажется первой. И в этом тоже заключается созидающая сила власти.

Статьи по теме:
Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом