Зло творят живые

Зло творят живые

Гильермо дель Торо приобрел статус режиссера жанра мистики и ужасов, стартовав в Голливуде хитами «Мимикрия» и «Блэйд-2» и продолжив картинами «Хронос», «Мутанты», «Хеллбой: Герой из пекла». Теперь он взялся за съемку мистической кинотрилогии о гражданской войне в Испании, которую открыл в 2001 году «Хребет дьявола». На наши экраны фильм вышел сразу после демонстрации второй части трилогии «Лабиринт Фавна», снятой в 2003 году. Показать более раннюю работу прокатчиков вдохновил успех «Лабиринта», который они посчитали более зрелым, законченным и зрелищным по сравнению с первой картиной цикла. Выход «3993» – заключительной части трилогии – запланирован релизом на 2009 год.

События «Хребта дьявола», как и «Лабиринта», происходят в Испании при фашистском режиме Франко. Только тайна, вокруг которой закручивается интрига фильма, теперь не таинственный лабиринт, а призрак, вздыхающий в подвале у заброшенного колодца. Главный герой «Хребта» уже не маленькая Офелия, блуждающая в зазеркалье, а мальчик-сирота. Испытания на его долю выпадают не по воле некоего загадочного Фавна, а в силу обычных пацанских разводок на «слабо». Беспокойный дух обретает реальный облик в глазах начитавшегося комиксов Карлоса. Прием дель Торо схематичен: Испания, гражданская война, ребенок, которому открывается потусторонний мир. Одиночество ребенка – видимо, главная причина мистических галлюцинаций героев обоих картин. Герои трилогии, дети, демонстрируют стойкость характера и мужество.

Режиссер нагнетает ситуацию с помощью войны, которая становится метафорой и задает интеллектуальный контекст картине. Он размышляет о ценностях, попранных взрослыми, при этом сохраняя за ребенком чистоту помыслов и силу духа.

Если в «Лабиринте Фавна» присутствует четко выстроенная режиссерская концепция, то в «Хребте дьявола» концепции как таковой нет. Есть только намеки, догадки, подозрения. Фильм становится физически тяжело смотреть, когда по воле сюжета и следуя букве избранного жанра, режиссер то проходится ножом по лицу ребенка, то изрешетит осколками стекла детские спины, то разметает взрывом залитые кровью, обугленные тела. Однако мистический триллер в большей степени исполнен поэзии, нежели банальных приемов устрашения. Солнце, плавящее пространство снаружи, резко контрастирует с мраком и плесенью закоулков и подвалов. Призрак мальчика Санти одинок и печален, он не хочет пугать, а хочет сообщить своим друзьям, что их ждет. Несмотря на мистический антураж картины, вывод дель Торо до боли реалистичен и банален – бояться надо не мертвых, а живых! Призраки – всего лишь бестелесные духи. Дела и намерения живых людей гораздо страшнее.

 

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?