Воспитать пайщика, взрастить эмитента

В паевые фонды потянулся массовый вкладчик, а потому сильного оттока денег из ПИФов из-за возможного снижения доходности управляющие не предвидят. Главной задачей, которой нужно уделять внимание в 2007 году, по мнению профучастников рынка, является развитие культуры инвестирования, а также партнерство с государством в популяризации индустрии коллективного инвестирования

«Эксперт Казахстан» провел круглый стол, его главной темой стало обсуждение итогов 2006 года и перспективы развития паевых фондов в 2007 году. Участниками круглого стола были Ардак Нурахаева (УК «Казкоммерцинвест»), Гульнара Оспанова (УК «ТуранАлем Секьюритис»), Дмитрий Жеребятьев (УК «Сентрас Секьюритиз»), Жарас Искаков (УК «REAL-INVEST.kz»), Ерлан Койшибаев (УК «КИТ-Финанс»).

– Как вы оцениваете итоги 2006 года, за счет чего происходил рост активов паевых фондов?

Дмитрий Жеребятьев (УК «Сентрас Секьюритиз»):

– Год для индустрии паевых фондов сложился достаточно успешно. Количество фондов увеличилось более чем в два раза. При этом рост ПИФов связан в первую очередь не с возможностями фондового рынка, а с теми налоговыми льготами, которые предоставляют паевые фонды.

Если посмотреть на сухие цифры, то на начало года активы фондов составляли 29 млрд тенге, на конец года – около 100 млрд, и результат можно считать очень позитивным. Общий рост активов, вероятно, был вызван тем, что многие пайщики пришли с целью оптимизации налогообложения, но при этом в фонды потянулся и розничный вкладчик. Это знаковое явление, интерес к рынку с их стороны огромен. На наш рынок уже заходят крупнейшие российские управляющие компании. Несомненно, это повлияет на рост активности местных инвесторов и, скорее всего, внесет изменения в структуру инвестиций, вследствие чего можно ожидать появления новых фондов.

Что касается доходности, то картина здесь достаточно пестрая. Управляющие компании принесли своим клиентам от 10 до 100% годовых, это как раз и есть преимущество коллективных инвестиций, когда инвестор может сам определять свои инвестиционные риски и выбирать того управляющего, который, по его мнению, может заработать нужную доходность.

На развитие паевых фондов в 2006 году благоприятное воздействие оказал рынок акций. В течение всего года позитивное изменение цен различных акций наблюдалось в диапазоне от 3 до 400%. И те инвесторы, которые предпочитали агрессивные стратегии, были в большом выигрыше.

Свое достаточно весомое слово сказали и прошедшие IPO коммерческих банков, а также подарки от государства в лице размещений бумаг «РД «КазМунайГаз» и «Казахтелекома». Проблема этого года заключается в том, что подобных больших IPO больше не будет. И перед РФЦА стоит важная задача привлечь эмитентов, ведь инвесторам важно услышать от государства четкую программу размещения доли госпакетов на фондовой бирже.

В качестве итога хочется отметить и хороший приток населения в ПИФы благодаря усилиям самих управляющих. К сожалению, со стороны государства поддержки в этом вопросе не было, и мы ждем, что в 2007 году государство хотя бы в рамках РФЦА начнет нам помогать в популяризации рынка коллективных инвестиций, ведь законодательные ограничения по распространению информации закрытых фондов по-прежнему существуют. В целом прогнозы на 2007 год более сдержанные.

– Правильно ли говорить о том, что основной рост активов шел за счет розничных инвесторов?

Дмитрий Жеребятьев:

– К сожалению, пока нет. Мы делаем ставку на розничных инвесторов, потому что в конечном итоге мелкий и средний бизнес должен приносить больше денег.

– На ваш взгляд, кто из эмитентов был лидером, а кто разочарованием года?

Дмитрий Жеребятьев:

[inc pk='2194' service='media']

– Огромный рост показал банковский сектор, акции почти всех организаций, и в первую очередь тех, кто выходил на первичное размещение, показали заметный рост. Например, акции Каз?коммерцбанка выросли почти в три раза, Народного банка еще больше.

Из неприятных событий можно отметить инициативный делистинг акций «Казцинка».

Инвесторы негативно отнеслись к этому случаю, и нужно серьезно ставить вопрос о том, что делать инвесторам, если компания добровольно уходит с биржи. Ведь законодательно процедура защиты прав инвесторов не прописана. И те прецеденты, которые мы продолжаем наблюдать, например заявление «Мангистаумунайгаза», имеющего 2% акций в обращении, о возможном рейдерстве и который в качестве защиты просит провести делистинг своих бумаг, снижают привлекательность фондового рынка.

Из небанковского сектора можно выделить бумаги «Казахтелекома», «РД «КазМунайГаз», а также «Казахмыса». Правда, несколько настораживает большой разброс цен этих бумаг под конец 2006 года и сегодняшняя коррекция, очевидно, что здесь не обошлось без влияния пенсионных фондов. Но это уже вопрос стратегии развития всего фондового рынка, нужно ли пенсионные фонды напрямую запускать в РФЦА?

Сегодня банки и пенсионные фонды доминируют на рынке. В 1998–2001 годах за счет пенсионной системы развился кастодиальный и управляющий бизнес, и поскольку рынок был абсолютно неликвиден, идеи подпустить к пенсионным активам брокерские компании не было. Также и потому, что комиссионные заработки для брокеров были не очень большие. Сегодня НПФ – достаточно серьезные институты, и комиссии у них привлекательные даже по сравнению с российскими компаниями. Поэтому возникает вопрос, не получится ли так, что когда пенсионщики придут на РФЦА, то станут и там основными игроками?

Сегодня пенсионные фонды работают на KASE через брокера, так же как и управляющие компании, хотя УК при желании могут совмещать свою деятельность с брокерской. Это нормальная практика, ведь мы выходим на международные рынки через тех же посредников, и мало кто стремится купить на Лондонской или Нью-Йоркской биржах собственное брокерское место. Во-первых, это дорого, во-вторых, мы доверяем тамошним брокерам, потому что эти рынки понятны и ликвидны. Несколько крупных брокерских компаний представляют наших клиентов по всему миру.

Если разбавлять оптимизм прошлого года, то не все инвесторы получили равный доступ к предлагаемым инструментам. Например, при IPO «РД «КазМунайГаз» заявки инвестиционных фондов удовлетворялись 1:7, в то время как пенсионных фондов 1:1. Та же ситуация произошла и с некоторыми другими размещениями. Объяснений со стороны регуляторов не последовало.

Но, мы думаем, это объяснимо тем, что когда-то пенсионные фонды находились на вторых ролях, а сейчас они основные инвесторы в стране. И уверены, что инвестиционные фонды со временем станут такими же весомыми игроками на финансовом рынке Казахстана. Это вопрос времени, ведь мы проходим за год огромные периоды в своем развитии. Надежду дает тот факт, что инвестиционная база мировых фондов в два раза больше, чем банковская.

– С чем был связан резкий скачок активов управляющих компаний в третьем квартале 2006 года более чем на 450%. Например, в России такие события происходили на фоне активного притока иностранных денег.

Дмитрий Жеребятьев:

– Приток активов создали местные инвесторы. У нас сегодня, к сожалению, пока еще нет иностранных портфельных инвесторов, и ликвидность на рынке обеспечивается в первую очередь банками и пенсионными фондами. Но потихоньку, благодаря тому же массовому размещению акций «Казахтелекома», в игру вступают частные лица, и четверть счетов, которые открываются у паевых фондов, это брокерские счета физических лиц.

– В прошлом году большой процент денег вкладывался в российский рынок. Однако доля бумаг-нерезидентов в общем портфеле постепенно снижается. Где сейчас большая доходность: на зарубежных рынках или же в Казахстане?

Ардак Нурахаева (УК «Казкоммерцинвест»):

[inc pk='2195' service='media']

– Как уже заметили некоторые участники круглого стола, этот год был успешным для основной массы паевых фондов. По ощущениям, все-таки основную доходность показали казахстанские бумаги. Мы также имели интерес к инвестированию средств в российские инструменты, но в связи с коррекцией на российском рынке у нас произошли изменения в портфеле. И сейчас основная часть бумаг покупается в Казахстане.

Надежды на новых инвесторов

– По вашим прогнозам, какова будет разумная доходность в 2007 году?

Ардак Нурахаева:

– Оптимизм этого года будет гораздо сдержанней. Рост, который показали основные фонды в 2006 году, вряд ли повторится в 2007-м. Доходность в 80% годовых, скорее всего, недостижима, и стабилизация доходности очевидна. Думаю, средний показатель доходности в 2007 году будет на уровне 25–30% в год.

– Каким образом прогнозируемая не очень благоприятная ситуация 2007 года скажется на стратегии развития управляющих компаний?

Гульнара Оспанова (УК «ТуранАлем Секьюритис»):

– По нашим ожиданиям, казахстанский фондовый рынок продолжит свое динамичное развитие 2–3 года, возможно, с постепенным замедлением темпов (в сравнении с очень успешным 2006 годом). При этом стоит отметить, что усиливающаяся конкуренция заставит управляющих расширять линейку продуктов, и у пайщика появится выбор не только приемлемых уровней риска и доходности, но и предпочтения специфических инвестиций (отраслевой, географической и других).

– Насколько интересны для вас акции госкомпаний, входящих в госхолдинг «Самрук», по которым предполагается в 2007 году провести ряд IPO, ведь многие из этих компаний абсолютно непрозрачны и незнакомы инвесторам?

Дмитрий Жеребятьев:

– Интерес и оценка инвесторов будут зависеть от каждой конкретной компании, а также позиции самого холдинга: насколько грамотно он будет позиционировать своих подопечных. Несмотря на некоторые нюансы, интерес к бумагам госкомпаний есть, посмотрите на примеры первичного размещения «РД «КазМунайГаз» и российской «Роснефти». Другое дело, что пока еще государство не сделало каких-либо конкретных заявлений по возможным IPO, не определило перечень компаний-претендентов. Поэтому сегодня очень сложно оценивать, как сложится 2007 год в этой части. Нам бы очень хотелось в ближайшее время услышать от правительства, что это будут за компании, какая часть пакетов будет продана, так как на внутреннее размещение, видимо, дадут не очень большой объем, и заинтересовать инвесторов можно будет, четко выстроив стратегию размещения.

Гульнара Оспанова:

[inc pk='2196' service='media']

– Многие компании, входящие в «Самрук», знакомы инвесторам: население каждый день сталкивается с продуктами и услугами той или иной государственной компании, что придает дополнительный стимул к приобретению их акций. Примером выступает размещение акций АО «Казахтелеком», которое с большой уверенностью можно назвать весьма успешным.

Прозрачность госкомпаний – это другой вопрос, поскольку в данный момент им нет необходимости предоставлять внутреннюю информацию широкому кругу публики. И IPO этих компаний приведет к их прозрачности и публичности, ведь не секрет, что тот же Казахтелеком выступает одной из наиболее прозрачных компаний на казахстанской фондовой бирже. Но было бы слишком оптимистичным предполагать, что сразу много компаний из госхолдинга «Самрук» выйдут на IPO в 2007 году, это достаточно длительный процесс: необходимо подготовить компании для соответствия требованиям той или иной биржевой площадки.

Мы ожидаем, что пиковыми будут 2008–2009 годы, когда произойдет IPO большинства интересных компаний, входящих в «Самрук».

– Если доходность ПИФов в 2007 году будет не такой высокой, как в прошлом, то за счет чего будет формироваться мотивация потенциальных вкладчиков в паевые фонды?

Дмитрий Жеребятьев:

– Не наша задача привлекать доходностью. Человек, пришедший за доходностью, через два месяца уйдет из ПИФа. Наша задача привлекать доверием к управляющей компании и к возможностям самой индустрии коллективного инвестирования.

Подобная ситуация сложилась и в России, когда инвесторы по итогам 2005 года получили доходность в размере 60% годовых, после чего в 2006-м в ПИФы было помещено огромное количество денег. Та же «Тройка» за первые девять месяцев собрала 500 млн долларов. И у российских коллег тоже существовали большие опасения, что волна инвестиций отхлынет, притом что рынок ПИФов в России уже имеет шестилетнюю историю. Этого не произошло. Наши пайщики ориентируются на российский рынок, ведь благодаря информационной близости мы сильно завязаны и наши потенциальные инвесторы много информации берут из российских СМИ. И в этой части задача управляющего – вести пропаганду индустрии паевых фондов, с тем чтобы привлечь интерес казахстанцев к этим инструментам. Для этого мы создали пул управляющих компаний, чтобы популяризовать индустрию паевых фондов.

Информационно нас ограничивает законодательство, например, закрытые фонды, составляющие львиную долю паевых фондов, не имеют права публично раскрывать свою доходность. Хотя есть резолюция конгресса финансистов Казахстана, что государство должно проводить соответствующую разъяснительную работу. Тем более что прецедент уже есть, в 1998 году правительство агитировало людей вкладывать деньги в банки, а в 2000 году на средства Всемирного банка проводилась информационная кампания пенсионной реформы.

– По вашим оценкам, какие инструменты могут выстрелить в 2007 году?

Жарас Искаков  (УК «REAL-INVEST.kz»):

– Надежда опять на банковский сектор, на IPO других банков, которые позволят УК получить высокую доходность. Основные надежды в этом плане на развитие РФЦА и инструменты, которые планирует выпустить на рынок госхолдинг «Самрук».

Наш прогноз доходности на нынешний год – в размере 18–20% годовых. Что касается активности инвесторов, то прогнозы здесь более оптимистичны. По своему опыту знаем, что, несмотря на отсутствие активной рекламы наших фондов, новые вкладчики появляются ежедневно. И это при низком уровне информированности. В дальнейшем, по моему мнению, должна возникнуть цепная реакция, но это будет не в текущем году. Основная часть наших клиентов – физические лица, эта тенденция сохранится и в дальнейшем, поскольку с начала текущего года льготы для юридических лиц по обложению доходов, полученных от инвестиций в ПИФы, отменены. Иными словами, корпоративным клиентам теперь выгоднее вкладывать деньги в паи посредством физических лиц.

Дмитрий Жеребятьев:

– Думаю, что в 2007 году достаточно перспективными будут многие акции. И это касается не только акций банковского сектора. Очевидно, банковский сектор продолжит развиваться высокими темпами, ему потребуется дополнительная капитализация, так что дивиденды по простым акциям в обозримом будущем вряд ли будут, а вот рост акций вполне возможен. Тем более что дефолт «Валют-Транзит банка» стал для инвесторов холодным душем и показал, что не все так замечательно в банковском секторе, где сейчас находится 7 млрд долларов физических лиц, и индивидуальные инвесторы вполне могут обратить свой взор на фондовый рынок.

Ерлан Койшибаев (УК «КИТ-финанс»):

[inc pk='2197' service='media']

– Сектор розничной торговли достаточно привлекателен, хотя крупных местных игроков пока на рынке нет. Есть филиалы, та же «Пятерочка», но они пока небольшие. Вообще в Алматы нет больших супермаркетов на выезде из города, как, например, в европейских городах. И когда они появятся, это будет показателем того, что рынок розничной торговли достиг качественного развития. Компаниям придется считаться с рыночными реалиями, закон конкуренции заставит их расширяться, завоевывать новые сегменты, консолидировать активы. Этот процесс займет не более двух-трех лет.

Другой привлекательной отраслью является связь, наверняка появятся государственные программы развития коммуникаций, направленные на появление новых операторов, развитие цифровых технологий. Хорошие возможности у пищевой продукции, энергетики. Если посмотреть на «Казатомпром», то многие проекты, сопряженные с атомной энергетикой, перспективны. Может быть, недостаток бумаг связан с тем, что проходит время крупных игроков и наступает время компаний второго эшелона.

– По прогнозам, в 2007 году появятся первые отраслевые фонды. Какие секторы станут привлекательными и хватит ли бумаг для формирования портфеля отраслевого фонда?

Дмитрий Жеребятьев:

– Чтобы сформировать отраслевой фонд, не нужно большое количество бумаг. Например, казахстанский нефтяной сектор вполне может предложить 3–5 видов инструментов, так же как и казахстанская энергетика. Может появиться фонд банковских инструментов. Все очень условно. Никакой революции не произойдет, это лишь вопрос упаковки и продажи. В конечном итоге появление отраслевых фондов никак не повлияет на фондовый рынок, лишь частично может оказать влияние на культуру инвесторов. Отраслевые фонды – одна из возможностей дальнейшего предложения продуктов, например фонды недвижимости.

Ерлан Койшибаев:

– Думаю, для формирования портфеля фонда хватит нескольких бумаг. Но для потребителя это будет новый привлекательный продукт. Если управляющие компании предложат пайщикам отраслевой фонд, например электроэнергетику, то потенциальный инвестор будет интересоваться компаниями сектора, искать о них информацию в СМИ. Он должен с чего-то начинать, приходя к нам, а не просто доверить деньги. Сейчас на денежном рынке работают лишь смешанные открытые фонды, и инвестору с улицы сложно разобраться, в какие бумаги вкладываются деньги, за счет чего происходит диверсификация портфеля и т.д. В этом плане мы не увеличиваем количество бумаг, а просто показываем клиенту четкую стратегию инвестирования, даем возможность самому следить за событиями в отрасли и на финансовом рынке. Ведь если человек работает в определенной сфере, скажем нефтегазовой, она ему близка и понятна, поэтому он охотнее будет вкладывать средства в фонды, инвестирующие в бумаги компаний этого сектора.

Гульнара Оспанова:

– Стоит заметить, что фонды смешанного типа уже представлены в Казахстане – это большая часть из уже существующих. Ситуация в 2007 году вряд ли кардинально изменится: на рынке большая часть также будет состоять из смешанных фондов, появление отраслевых фондов начнется постепенно, и это будут, скорее, тестовые варианты.

Немного об инфраструктуре

– За два года существования рынка коллективных инвестиций лидерство держат закрытые фонды, которые растут гораздо быстрее, чем интервальные и открытые. Когда можно ожидать, что открытые фонды по количеству и объемам активов сравняются с закрытыми ПИФами?

Гульнара Оспанова:

[inc pk='2198' service='media']

– Закрытые и интервальные фонды являются более привлекательными для клиентов, поскольку позволяют получать больший уровень доходности, при этом понижая ликвидность денег. Более высокие доходности данных фондов в первую очередь связаны с низкой волатильностью денежных средств, которая позволяет рассчитывать на долгосрочные инвестиции. Мы считаем, не стоит взвешивать количество закрытых и публичных фондов, поскольку это две различные категории. Кроме того, открытый тип фонда подразумевает частый (согласно законодательству не реже одного раза в две недели) выход пайщика из фонда. Соответственно, управляющая компания открытого фонда должна иметь наработанный опыт, широкую клиентскую базу, ликвидный портфель инструментов.

Дмитрий Жеребятьев:

– В открытых фондах достаточно сложно ежедневно производить учет. Есть риск, что вкладчику можно переплатить либо недоплатить ежедневный доход. Хотя это и небольшие деньги- 10–20 тенге на вкладчика – вопрос в этике компании: решится ли она доплачивать вкладчику из собственных средств. Тем самым формируется культура внутренних расчетов.

Перспектива открытых фондов, на мой взгляд, заключается в возможности продавать паи этих и интервальных фондов на торговой площадке РФЦА, это будет хороший канал продвижения данных продуктов по всей стране. С учетом географической отдаленности опыт той же России показывает, что в отдаленных регионах инвесторам удобнее покупать паи через биржу, а не трансфер-агентов.

Ерлан Койшибаев:

– Две проблемы в 2007 году останутся, во-первых, формирование спроса на паи со стороны инвесторов, а во-вторых, поддержка самих эмитентов, выпуск бумаг, которые инвесторы будут покупать. Управляющие компании зажаты между двумя этими проблемами.

Сейчас шел разговор о том, чтобы местный инвестор инвестировал в казахстанскую экономику, но, насколько мы знаем, масштабы ее по сравнению с мировой и даже российской экономиками, где возможности для получения доходности больше – несопоставимы.

Мне кажется, роль государства в вопросе развития фондового рынка должна быть больше. Приведу пример с проблемой номинального держания, когда Россия не дает нашим управляющим свободно оперировать российскими бумагами на российском рынке.

Со своей стороны «КИТ-финанс» может предложить казахстанским инвесторам выбор: российские бумаги и инструменты развивающихся рынков.

Дмитрий Жеребятьев:

– Хочу напомнить, что вопрос по номинальному держанию больше относится не к Казахстану, а к России, где после кризиса 1998 года запрещено двойное номинальное держание. Мы отдаем себе отчет, что нам проще поменять собственное законодательство, чем пытаться пролоббировать изменение российского, так как сегодня российское законодательство в финансовой части менее подвижно, чем казахстанское.

Однако преимущества казахстанских ПИФов по сравнению с российскими очевидны: наши возможности инвестирования за рубеж гораздо шире. У них такие полномочия имеют лишь фонды банковского управления. Вопрос в том, как нам подстроиться под российский рынок, и мы очень надеемся, что в рамках РФЦА этот вопрос решится.

– Согласны ли управляющие компании с существующими нормами инвестирования или же их нужно сделать более либеральными?

Дмитрий Жеребятьев:

– Так как закон об инвестиционных фондах по объему небольшой, то он работает, особых недовольств нет, есть технические замечания, например зачисление или перечисление денег на выплатной счет в валюте, но они не носят кардинального характера.

Кстати, у пенсионных фондов схожие проблемы, которые стояли еще шесть лет назад. И пенсионщики с тех пор также не продвинулись в решении этого вопроса: они и сегодня не готовы перечислять пенсионные взносы даже в Россию. Говорят, выписывайте доверенность, приезжайте и получайте. По инвестиционным фондам эти вопросы нужно решать, чтобы иметь возможность хотя бы в трех видах валют получать и выплачивать деньги пайщикам. Например, у нас есть пайщики в России, которые доверяют нам больше, чем местным управляющим компаниям, а также пайщики в Киргизии, Турции.

– Раскрываете ли вы структуру портфеля своим пайщикам?

Дмитрий Жеребятьев:

– Мы столкнулись с такой практикой: когда инвесторам показываешь, какие бумаги находятся в инвестиционном портфеле, они более активно начинают вкладывать деньги в паевой фонд. Насколько я знаю, в российском законодательстве такая норма четко прописана, и российские управляющие раскрывают структуру портфеля клиентам.

Но нужно помнить, что это палка о двух концах. С учетом узости казахстанского рынка некоторые вещи показывать не хотелось бы: многие бумаги объективно неликвидны, и это может вводить инвесторов в заблуждение, негативно повлиять на будущую инвестиционную политику компании. Однако наша практика по раскрытию международных ликвидных бумаг в портфеле неплохо влияет на продажи паев.

Если открывать какие-то возможности для рекламы закрытых фондов, то можно требовать раскрывать определенную информацию по инвестиционному портфелю.

Я хотел бы также поднять два важных вопроса, не затронутых дискуссией.

Во-первых, сегодня мы наблюдаем интересную ситуацию, когда государственные служащие, как раз и призванные развивать фондовый рынок, не имеют права инвестировать свои деньги в паевые фонды. Отсутствие таких инвесторов отрицательно сказывается на развитии финансового рынка. Хотя понимание со стороны регулятора и правительства в этом вопросе есть, пока что он практически не решается.

Во-вторых, в отличие от российского рынка у нас до сих пор нет внутреннего рейтингового агентства. И тот же пенсионный рынок от этого серьезно страдает. Независимое агентство могло бы дать инвесторам объективную оценку работы паевых и пенсионных фондов, банков. Иными словами, оно бы не присваивало рейтинг, а составляло некий рэнкинг. На самом деле для индивидуальных инвесторов неважно, какой рейтинг у того или иного пенсионного фонда или управляющей компании. Их больше интересует простая истина: лучше ли та или иная управляющая компания, чем другие, или же нет.

Когда к нам приходят инвесторы и спрашивают, кто наши конкуренты, мы всегда называем именно те компании, которые являются нашими реальными соперниками, потому что знаем, что если мы сегодня солжем и назовем слабых конкурентов, инвесторы нам не поверят и в следующий раз не придут. На рынке распространена ситуация, когда вкладчики фондов под управлением одной УК одновременно являются пайщиками фондов, управляемых другими компаниями, и наоборот. Тем самым рынок получает информацию о том, что делает каждая из компаний, и это нормальная конкуренция. Хотя на цивилизованном рынке информацию о результатах работы управляющего проще всего получить из специализированных рэнкингов.

Кроме того, также важен рэнкинг самой управляющей компании. Когда инвестор уже доверился управляющему, последний сам определит, в какой фонд его запустить, но главным все же остается вопрос, чтобы люди дошли до управляющего. Другое дело, если клиент пришел в управляющую компанию и не купил пай, здесь все претензии нужно предъявлять персоналу компании, ведь считается, если клиент переступил порог офиса, значит, он уже на 80% готов к сделке.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики