Инфекция для финансов

Чрезмерное государственное вмешательство и высокая инфляция – два главных фактора дестабилизации финансовых рынков. Так считает лауреат Нобелевской премии-2003 Роберт Энгел

Нобелевская премия по экономике редко достается эконометристам – то есть тем, кто может описать экономику с помощью формул и моделей. Среди избранных – профессор Нью-Йоркского университета Роберт Энгел, получивший в 2003 году награду за разработку принципиально новой эконометрической модели (так называемой ARCH), которая оказалась полезной для прогнозирования колебания цен на финансовых рынках. Энгел доказал, что финансовым рынкам планеты свойственна низкая волатильность (амплитуда колебаний курсов и котировок. – «Эксперт») в процессе роста рынка и высокая – в фазе спада.

О финансовых рынках и особенностях его анализа корреспонденты «Эксперта» и беседовали с профессором Энгелом.

– В последних своих выступлениях вы пытаетесь раскрыть новую тему «Что экономическая наука должна сказать Уоллстрит?». Надо понимать, что она обращена ко всему мировому финансовому рынку?

– Экономическая наука помогает Уоллстрит оценить компании и выбрать лучшие объекты для вложений. Если Уоллстрит работает хорошо, она обеспечивает для компании наилучшее размещение ресурсов. Финансовые рынки дают нам фантастическую возможность перенаправлять ресурсы от одной компании (или сектора экономики) к другой. Однако мы должны внимательно следить за тем, работают ли они эффективно…

– Вы считаете, в работе мировых финансовых рынков что-то не так?

– Я думаю, что финансовые рынки сегодня работают довольно хорошо, кроме тех случаев, когда правительства слишком активно вмешиваются в их функционирование. Что касается ошибок рынка, то одним из примеров таковых принято считать пузырь на рынке интернеткомпаний. Дело не в том, как функционировал рынок. А в том, что все считали потенциал этих компаний огромным и поэтому так много вкладывали в их акции. В результате инвесторы сильно переоценили возможности интернеткомпаний. Точно так же дело обстоит с потоками капиталов между государствами. Когда кажется, что возможности страны очень велики, туда идут деньги. Если ожидания не оправдываются, капитал уходит. Государства жалуются на такую нестабильность, однако я не думаю, что система, которая перебрасывает ресурсы туда, где больше всего возможностей, плоха.

– Почему в мае прошлого года произошел отток капитала с развивающихся фондовых рынков?

– Отток средств из акций происходил во всем мире, а не только на развивающихся рынках. Просто инвесторы переместили свои деньги из более рисковых в менее рисковые активы. К этому их подтолкнул сильный разогрев фондового рынка на протяжении последних лет. На самом деле спад на рынке был не такой большой по сравнению с ростом, который этому предшествовал. Это была краткосрочная коррекция в ответ на повышение процентных ставок Федеральной резервной системой США, Европейским центральным банком, а также центральными банками некоторых других государств. Как вы видите, фондовые рынки развивающихся стран уже восстанавливают свои позиции.

В ходе прошлогодней майской коррекции обнаружилось, что связь между фондовыми индексами разных стран усиливается, когда они начинают падать

– Не считаете ли вы, что глобальная ликвидность снизится в результате повышения ставок?

– Нет, я думаю, что ликвидность, то есть общий объем транзакций на финансовом рынке, будет увеличиваться благодаря росту мировой экономики. Многие эксперты считают, что долгосрочные ставки сегодня так низки из-за того, что ликвидность слишком высока.

– Какой урок извлекли экономисты из прошлогодней майской коррекции на фондовых рынках?

[inc pk='2193' service='media']

– Все мы убедились в уязвимости рынков перед финансовыми инфекциями. Термин «инфекция» (англ. – contagion) используется для описания ситуаций, когда без видимых причин один за другим начинают падать финансовые рынки разных стран. То есть зависимость между ценами на рынках разных стран оказывается более значительной, чем можно предположить. Это качество особенно характерно для развивающихся рынков. Один из фактов, которые мы обнаружили в ходе прошлогодней майской коррекции, – корреляция между ценами увеличивается, когда они начинают падать. Если цены на двух рынках начинают падать, вероятность того, что в следующий момент они будут двигаться в одном направлении, возрастает.

– Можно ли предсказать появление инфекции?

– Инфекцию можно предсказать, если отслеживать устойчивость экономической системы в целом. Когда устойчивость падает, возрастает вероятность инфекции. Основные причины колебаний на финансовых рынках – макроэкономическая нестабильность и высокая инфляция.

– Существуют ли эконометрические методы, которые могут предсказать движение денежных потоков?

– Эконометрические методы позволяют смоделировать цены на финансовых рынках, а не сами потоки. Движение денежных потоков отслеживают инвесторы. Они пытаются предвидеть, какие страны, сектора или компании в будущем будут на высоте. Инвесторы отслеживают прошлые тенденции и оценивают перспективы, учитывая менеджмент компании, защиту прав инвесторов в стране, систему трудовых договоров и т. д. Они не всегда делают правильный выбор, но именно они предопределяют движение капитала.

– Может ли эконометрика помочь выяснить, каковы активы – недооцененные или переоцененные?

– Эконометрика проливает свет на связи между событиями на рынке, но не дает ответов на все вопросы. С помощью эконометрики вы вряд ли сможете определить, насколько недооценены или переоценены активы. Иначе, согласно концепции эффективных рынков, если бы кто-то мог точно предсказать цену активов, он этим уже воспользовался бы. Эконометрика не может сработать лучше, чем инвесторы, хотя они активно ее используют. Дело не в слабости эконометрики, а в невероятной способности финансовых рынков впитывать информацию.

– Международные финансовые организации (прежде всего Международный валютный фонд и Всемирный банк) на развивающихся рынках показывают себя не с лучшей стороны. Их прогнозы не сбываются, а рекомендации расплывчаты и сомнительны с точки зрения их эффективности. Не считаете ли вы, что система международных финансовых организаций нуждается в реорганизации, ведь они создавались более шестидесяти лет тому назад?

– Легко критиковать международные финансовые организации. Да, они очень часто не правы, но в целом они хорошо работают. Меня никто еще не смог убедить, что эти институты должны быть изменены. Если посмотреть на недавние финансовые кризисы, то их причины неочевидны, и дело не в том, что, скажем, МВФ не смог их предвосхитить.

– Сегодня доллар правит бал на мировом валютном рынке. Останется ли американская валюта главной персоной на финансовом рынке?

– Тот факт, что доллар – основная валюта на финансовом рынке, не является результатом политики Соединенных Штатов. Просто исходя из финансовых обязательств контракты удобнее подписывать в этой валюте, а не другой. В будущем, я думаю, доллар как валюта контрактов будет частично замещаться евро, иеной и юанем. Сегодня мировая финансовая система во многом зависит от Китая. Ведь политика этой страны привела к сегодняшнему дисбалансу между долларом и юанем. Если китайцы пойдут на дальнейшую ревальвацию юаня, доллар девальвирует еще больше, и это поможет Соединенным Штатам снизить торговый дефицит.

– Продолжится ли, на ваш взгляд, ралли на рынках сырья, учитывая возрастающий спрос?

– Сейчас на этих рынках идет коррекция, однако поверьте: спрос на сырье повысится из-за роста мировой экономики. Поскольку этой весной цены были очень высоки, думаю, мы придем к новой точке равновесия – с ценами немного ниже весенних.

– Как глобальные изменения на фондовом рынке отображаются на методах его анализа?

– Новые методы создаются постоянно. Например, появились статистические методы для управления рисками как на развитых, так и развивающихся рынках, а также новые методы для анализа экстремальных значений и их распределений (например в случае резких скачков цен).

– Сейчас растет спрос на аналитиков, однако их предложение ограниченно. Какой должна быть университетская подготовка отличного финансового аналитика?

– Хорошими финансовыми аналитиками становятся люди с математическим образованием. Чтобы сократить время обучения на рабочем месте, университеты должны преподавать одновременно математику и финансы. Кроме того, обучение на работе идет легче, если у человека есть экономическая подготовка, поскольку он понимает, как функционирует экономика.

[inc pk='397' service='table']
Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности