Имидж как искусство реализма

Имидж как искусство реализма

Стараясь пресечь деятельность Бората Сагдиева, казахстанский МИД, испробовав советские запретительные методы – протесты, угрозы, оскорбления и народное возмущение, решил наконец использовать другой инструментарий – создать защитно-пропагандистский Комитет международной информации. Однако МИД несколько запоздал. Корпорация ZERE еще год назад объявила открытый конкурс на «создание положительного имиджа Казахстана» и получила 22 проекта, большинство из которых культуру называют важнейшей составляющей этого благородного дела. Что, в общем-то, не является открытием – культура страны по определению является ее лицом, это почти единственная вещь, которая отличает одну страну от другой.

Другое дело, что наше лицо отмечено впалыми щеками недостаточного финансирования, предынфарктными подглазьями пренебрежения, а также старческими морщинами восприятия культуры как исключительно достижений прошлого. Но и тут не все так плохо – Министерство культуры и информации решило добиваться выделения 1% ВВП на поддержку этой дряхлой леди.

Чтобы вовлечь культуру в улучшение имиджа, необходима ее репрезентация на уровне международных стандартов. Важнейшей формой представления страны являются различные интернациональные форумы – фестивали, биеннале, конкурсы и премии.

Чтобы в них участвовать, необходимо иметь интересное искусство и принимать участие в его финансировании. Любой каталог обязательно указывает спонсоров и организаторов, оказавших поддержку участникам. К примеру, каталог Сиднейской биеннале 2006 года содержит благодарности министерствам культуры и министерствам иностранных дел многих стран за поддержку своих художников, а также национальным культурным фондам Японии, Индии, Германии, Англии и Фонду Сороса – за поддержку казахстанцев. Каталог 51-й Венецианской биеннале 2005 года точно так же благодарит разные министерства и фонды, а при упоминании казахстанцев благодарности адресованы киргизской галерее «Курама Арт». Если вспомнить, что нефтяной Казахстан с гордостью называет себя лидером в регионе, то помощь Киргизии, оказанная нашей культуре и страновому имиджу, выглядит более чем парадоксально. Как, собственно, и имя американца Сороса. Таким образом, впечатление, полученное вдумчивым читателем каталогов, являет картину абсолютного игнорирования своего же искусства своей же страной и никаким образом не способствует укреплению имиджа, а, скорее, напротив.

К сожалению, неприглядность этой картины усугубляется тем, что не всегда находится кто-то посторонний, готовый поддержать наше искусство. Так, 1 марта 2007 года откроется 2-я Московская биеннале, в которой Казахстан не участвует. Конечно, Московская биеннале – не самая престижная выставка. Это не столетняя Венецианская или Документа в Германии, и даже не Стамбульская (в которой казахстанцы тоже участвовали отнюдь не благодаря местной поддержке). Но все же это мировой смотр современного искусства в стране, с которой у нас достаточно прочные дружеские отношения и с которой можно было бы договориться. Что Минкульт России и сделал – 22 марта 2006 года на имя министра Ермухамета Ертысбаева послано письмо, в котором заместитель руководителя федерального агентства по культуре и кинематографии Александр Голутва просил «рассмотреть вопрос о содействии…..и частичном финансировании участия казахстанских художников в Московской биеннале». Поскольку главный куратор мосбиеннале Иосиф Бакштейн пригласил меня как директора Центра современного искусства сделать концепцию проекта, то копию прислали и мне. А потом начали звонить и спрашивать, почему наш Минкульт не отвечает. Так началась эпопея улучшения имиджа Казахстана в рамках Московской биеннале. Понимая, что элементарная вежливость требует отвечать на письма, пусть даже отказом, я начала названивать в Астану, в министерство. Безуспешно. Отчаявшись, раздобыла номер мобильного телефона министра. Реагируя на звонок, Ермухамет Кабидинович попросил отправить ему факс и обещал встретиться, когда будет в Алматы. Не встретились. В ответ на следующий звонок сказал, что ищут письмо. На третий звонок просто не снял трубку.

Москва звонила каждые два дня. Уже шли первые заседания кураторов, в группу которых были приглашены мировые знаменитости из Европы, США, Латинской Америки, Азии.

Вот что бы вы, будучи гражданином своей страны, сказали в ответ на вопросы: почему наше государство игнорирует письма, информацию, свое искусство, свое участие в мировом событии, свой положительный имидж наконец?

Страны Скандинавии, которые в V–XVIII веках не создали великого искусства, делают его сейчас: Центр современного искусства в Хельсинки имеет бюджет в 5 млн долларов, по одному от каждой страны. Результат: художники Скандинавии – звезды мировой артсцены. А скандинавские страны – центры искусства, и поток туристов устремляется смотреть не только Мунка – звезду XIX века, но и современных Анну Лийзу Антилла, Карстена Николая и Олафура Элиассона, демонстрирующихся, между прочим, в роскошных, специально построенных музеях современного искусства.

Я делала выставки наших художников в разных странах, видела, с каким интересом и уважением их смотрят, как разрушаются затертые стереотипы «Дикого Востока», и абсолютно уверена, что ничто так не повышает имидж государства, как утверждение того, что у нас есть мыслящее, современное, высокотехнологичное, талантливое искусство. К тому же весьма конкурентоспособное на мировой художественной сцене.

Именно в силу его известности могу предвидеть, что у интернациональной аудитории, не обнаружившей нашего участия на Мосбиеннале, возникнут вопросы. Что ответить моим коллегам? Что мне тоже некоторым образом интересно знать, например, зачем нам Министерство культуры? Или – зачем нам 1% от ВВП? Зачем конкурсы по улучшению имиджа? И наконец – зачем нам имидж? Ведь уже есть один. И заметьте – он создан задолго до и абсолютно без усилий Бората Сагдиева.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее