Как именно нам не повезло

Интеллектуальная фантастика, альтернативная история знаменитого Арнольда Тойнби

Тойнби А. Дж. Роль личности в истории
Тойнби А. Дж. Роль личности в истории

Историк-профессионал строит такие гипотезы регулярно — и регулярно отбрасывает как недостаточно обоснованные. А писатель не отбрасывает, потому что такого уровня проработанности гипотез у него просто не может быть. И потому выстроить такую работу может лишь историк, наделенный большим писательским даром.

В книге нет теории, это живые рассказы о ходе той истории, которой нет и не было. Возьмем для примера историю про отсутствие Александра Македонского. Мы довольно хорошо знаем историю с его участием. Но допустим, что в молодости он был казнен по воле отца, Филиппа. Что тогда было бы?

Тойнби рисует удивительной детальности картину средиземноморской истории без Александра. Рассматривает реальную историю, последовательно выбирая на возможных развилках тот вариант, который был бы наиболее вероятен, если бы не гений Александра. Там в близкой перспективе — сражения Македонии с Персией, победы, образование Цизевфратской Азии. То есть греки победили бы и без Александра. Но тогда натиск македонцев обращается преимущественно на запад, ими завоеван Рим. Образуется новый мир, в котором правят Карфаген — на юге, Персидская держава — на востоке и Великая Македония — в центре, на севере и западе. Так выглядит мир без Александра в воображении Тойнби.

Однако самым интересным оказывается не само политическое разделение — этот мир совсем иначе устроен. Централизованные государства не выживают в этом мире, их раздирают восстания провинций и непрерывные войны. Все крупные государственные образования погибают. Более выгодной оказывается полисная структура. Древние государства остаются государствами лишь по названию, они делятся на города-государства, полисы. Эти небольшие городские общины и являются по-настоящему суверенными. Почти все вопросы решаются на уровне полисов.

Такой порядок сулит мир. Ведь большие империи воюют за подвластные территории, а города — нет. И тут начинается совсем нам не знакомая история Европы — мирная, без столкновений государств, ведь стран в нашем смысле почти не существует, есть лишь рыхлые союзы полисных общин. Зато в этом мире очень много значат культурные объединения, благодаря отсутствию жестких границ мир более един, чем у нас, в нем единая культура с общей религией: иудаизм владеет миром Средиземья, и все говорят на едином международном языке — арамейском.

Вторая альтернативная история раскрывается совсем рядом с первой. Допустим, Александр Македонский не умер рано и властвовал над миром еще более тридцати лет. Тут, по мнению Тойнби, мировая история пошла бы совсем другим путем. Первое великое объединение стран и народов не распалось бы так быстро, мировым языком опять-таки стал бы арамейский, но в великом плавильном котле средиземноморских народов евреи утратили бы самобытность, слились с финикийцами, и иудаизм не стал бы заметным явлением в мировой истории.

Великая империя правит на земле, трансокеаническое судоходство в руках финикийцев, великих коммуникаторов мировой истории. Они же, первые изобретатели бумажных денег, создают новый экономический мир векселей и банков еще в IV веке до нашей эры. Короче говоря, свободный экономический мир в огромной империи Александра, в которой нет войн, развивается очень быстро, в отношении экономики и техники история идет много быстрее, чем в нашей реальности. Мировой религией стал буддизм, в смягченной греками Эпикуром и Зеноном форме завоевавший и западные провинции империи. В этом варианте мы встречаем еще до начала новой эры открытую Америку, пароходы и паровозы, созданные гением Герона и организаторским даром императора Александра XIII, философствующих буддистов в Греции, мирный труд… Китай завоеван при Александре, все цивилизованные общества мира входят в империю, которая быстро уходит в непредставимое нам будущее.

У Тойнби получается, что только походы Александра и ранняя его смерть привели историю к варианту с империями, государствами и решающей ролью силы. А другой вариант истории вел в мирное, культурное будущее, где наука и техника развивались очень быстро.

Христианства в альтернативных мирах Тойнби не возникло — видимо, как раз эту мировую религию он полагал невоспроизводимой случайностью. Войны тоже кажутся случайностью — в реальностях Тойнби это тормоз прогресса (а не мотор), и появляются они только из очень неудачного подбора исторических фигур.

Сценарий-инвариант для Тойнби довольно прост: система раздробленных политий древности должна быстро объединиться, должно возникнуть мирное политическое пространство и после этого — быстрое развитие. Вот тут стоит блок. В сценарии Тойнби история очень быстро достигает нашего времени, нашего уровня техники и науки, вся наша история за последние две-три тысячи лет кажется историку сплошной проволочкой для достижения мирного сосуществования людей с высоким потенциалом науки и техники. А дальше что? В общем, ничего дальше не просматривается, только непрерывный технический прогресс. Получается, мы сейчас, в XXI веке, живем уже за пределом мечтаний Тойнби, после конца воображаемой истории. Наша реальность более фантастична, чем самые смелые мечты.

Автор иронизирует: наша история невероятна, невозможно в Древнем мире провести слонов через Альпы, поход Ганнибала на Рим невозможен. Неправдоподобны Ганнибал, Александр Македонский, Иисус Христос, Юлиан Отступник, Жанна д’Арк. Наша история не реалистична, логичны лишь выдуманные истории.

Альтернативные истории интересны тем, что они явно утверждают. И тем, о чем они явно молчат. В них просматриваются ограничения нашего времени — и поэтому видно, какого именно будущего не будет.

Тойнби А. Дж. Роль личности в истории. — М.: Астрель. 2012. — 222 с. Тираж 3000 экз.

Статьи по теме:
ВВП

Инвестбум, свинченный вручную

Обладая чуть более 4% населения Казахстана и создавая менее 3% республиканского ВВП, Кызылординская область является одним из лидеров по инвестиционной активности и темпам социально-экономических преобразований

Спецвыпуск

В поисках главного

По мере того как годовые отчеты становятся полнее и информативнее, компаниям все важнее выделить и донести до заинтересованных сторон ключевые сообщения

Экономика и финансы

Призрак бедности

Основными последствиями девальвации тенге стали рост инфляции и снижение доходов населения, что негативно отразилось на многих отраслях экономики, связанных с потребительским спросом

Экономика и финансы

Создаем критическую массу

Факторинг может стать эффективным решением ряда проблем с финансированием бизнеса, однако этот сегмент еще должен пройти этап формирования устойчивой базы развития и устранения барьеров для роста