Побеждающие убедительностью

Астанинская заявка на проведение EXPO 2017 оказалась в выигрыше не из-за качественного ее превосходства над льежской, а благодаря старательности и убедительности казахстанской стороны

Казахстанская делегация при проведении перекрестного допроса журналистами оказалась подготовленнее бельгийской
Казахстанская делегация при проведении перекрестного допроса журналистами оказалась подготовленнее бельгийской

Вечер четверга 22 ноября 2012 года выдался для Казахстана самым светлым в уходящем году. В этот день Астана выиграла право на проведение международной специализированной выставки EXPO 2017 у последнего конкурента, преграждавшего путь казахстанской столице, в одном ряду с Лондоном, Парижем, Порт-о-Пренсом и Сиэттлом, со счетом 103–44. Астана стала первым городом на постсоветском пространстве, который примет всемирную выставку.

Президент РК Нурсултан Назарбаев, чей визит во Францию совпал с итоговым голосованием стран — членов Международного выставочного бюро (BIE) на генассамблее организации, назвал событие очередной победой Казахстана на мировой арене.

«Победа Астаны в острой конкурентной борьбе далеко не случайна. Во-первых, это признание нашей столицы как центра, достойного принять событие всемирного ранга. Во-вторых, выбор в пользу Казахстана говорит о высокой оценке успехов нашего государства и подчеркивает перспективы его развития, как и всего Евразийского региона. В-третьих, победе помогла актуальность предложенной нами темы — «Энергия будущего». И, наконец, главное — выбор Астаны стал плодом усилий всего казахстанского народа», — сказал президент в поздравлении по такому случаю.

После объявления результатов восторженные члены оргкомитета, представлявшие казахстанскую заявку, плакали, смеялись и рукоплескали. А примкнувшие к ним журналисты из Астаны записывали стендапы у Эйфелевой башни и переводили синхроны с иностранными официальными лицами патриотически. К примеру, представитель Уганды Нафибари, комментируя победу Астаны одному из телеканалов РК, начала с предложения «Well, I dont know why they won», которое наши телевизионщики перевели как «Казахстан представил очень сильную заявку».

Итоговому голосованию предшествовала пресс-конференция городов-кандидатов, прошедшая во французской столице двумя днями раньше, 20 ноября. Этот вторник стал предтечей того четверга: изъяны заявки Астаны были замяты убедительностью казахстанских спикеров и антибельгийской агрессией казахстанских журналистов.

Мавры из Алматы

Как ни странно, оргкомитет астанинской заявки, похоже, строже всего готовился не к завершающей презентации, а к той самой, вторничной пресс-конференции двух сторон. Казахстанская сторона не ударила в грязь лицом везде где только можно. Оставался последний обязательный для прохождения рубеж с журналистами, и тут подкачать было нельзя. По-видимому, специально для пресс-конференции из Алматы в Париж выписали журналистов деловых и общественно-политических изданий. Причем важность появления алматинских корреспондентов подчеркивалась еще и тем, что их отправили домой в среду, не дожидаясь развязки.

Задача, которая ставилась перед всеми журналистами — не посрамить Родину. Наш оргкомитет готовился к шквалу неприятных вопросов от бельгийцев. Задача прибывших из казахстанских степей и предгорий мастеров пера — сбить навал бельгийцев и по возможности перейти в контрнаступление. В результате отечественные журналисты выходили на пресс-конференцию с благородной яростью в сердцах, заготовив серии вопросов.

Битва при журналистах

Две заявки сошлись в Foreign Press Center — Paris (внутри дворца Гран-Пале), в небольшом белом зале, уставленном аккуратными красными стульями, с низким потолком и огромными оконными проемами. Событие начиналось в 11 часов утра — время, которое можно назвать «международным пресс-конференционным». На улице — прекрасное, даже немного солнечное парижское утро, переходящее в малооблачный день.

Первое, что удивило после вчерашних алармистских речей — что бельгийских журналистов оказалось даже чуть меньше числом, чем наших. Мелькнула мысль, что хотят взять нас не числом, но умением. Еще одним аргументом в пользу бельгийской хитрости (впоследствии стало понятно, что в действительности это была всего лишь бельгийская пунктуальность) было то, что руководители бельгийской заявки прибыли в конференц-зал едва не самыми первыми и прохаживались на узком, как все в старушке Европе, плацдарме рядом с президиумом.

Импозантный господин в серо-коричневом костюме, бургомистр Льежа Вилли Демейер то и дело поворачивался к собирающейся публике и улыбался. Складывалось ощущение, что этот человек на завтрак съел невероятно вкусную брюссельскую вафлю и даже озабоченные лица казахстанских журналистов не могут испортить ему послевкусие. Его напарник, гендиректор заявки Liege Belgium 2017 Жан-Кристоф Питеркен, внешностью более походящий на шпиона Джеймса Бонда, чем на бюрократа, был, напротив, серьезен и в раздумьях прохаживался мимо президиума.

Диспозиция была такова. Передние места, отведенные для официальных лиц, представлявших заявки, у бельгийцев были полны. Сзади их подпирали рассредоточившиеся по залу патриотически настроенные казахстанские журналисты. С казахстанской стороны чиновничий передок был свободен. Можно было подумать, что они ехали вместе и попали в пробку.

Но дело было не в пробке, а в расчете на внезапность. Представители Казахстана — председатель оргкомитета EXPO 2017 Astana, вице-премьер Кайрат Келимбетов и аким Астаны Имангали Тасмагамбетов — влетели в конференц-зал последними, буквально за минуту до начала события, и соблюдя пунктуальность, и исполненные важности. За ними, как шлейф, ринулись чиновники сопровождения. Казахстанский передний край ожил — можно было начинать.

Усевшись в президиум, г-н Келимбетов сразу перехватил инициативу хорошего настроения у льежского бургомистра. Улыбка его становилась тем обаятельнее, чем больше он смотрел на своих подчиненных в первых рядах — они сияли, и г-н Келимбетов сиял им в ответ. А бургомистр Демейер на фоне нашего вице-премьера даже как-то погрустнел. Стратегическая инициатива в этой психологической битве была нами окончательно перехвачена.

Кино как аргумент

Каждой делегации было дано на презентацию по 10 минут. Начинали бельгийцы, чьей темой было «Connecting the World, linking People, Better Living Together» («Соединяя мир, связывая людей, лучше жить вместе»).

«Наша кандидатура символизирует собой волю, — начал возвышенным тоном г-н Демейер. — Это уникальная возможность мирового сообщества мобилизовать всех вокруг одной темы и засвидетельствовать нашу приверженность единым ценностям». Он заметил, что «Бельгия естественным образом собирает воедино разные элементы. «Она находится в центре путей коммуникаций», — подчеркнул он, и на экране за спиной спикеров вышла картинка, где Бельгия была изображена в центре мира и к ней сходились авиамаршруты со всего света. Такую картинку казахстанцы частенько видят, только уже с другой страной в главной роли.

Жан-Кристоф Питеркен в своем спиче заострил внимание на молодежи: он заметил, что тема ИТ-технологий очень близка молодому поколению, а Бельгия — «молодая динамичная страна». «Это большое преимущество — поддержка молодежи. Нам очень важно мнение молодежи, потому что в 2017 году к нам на выставку придет первое поколение, которое родилось, когда ИТ-технологии уже плотно вошли в нашу жизнь», — сказал он. «И к нам», — хотелось добавить от лица казахстанской делегации.

«Площадка EXPO станет жилым кварталом после того, как закончится выставка. Это неверно — тратить большие деньги ради трех месяцев. Мы хотим инвестировать на тридцать лет!» — восклицал г-н Питеркен, который на родине, вероятно, был кем-то вроде комсорга. Льежская выставка, по его словам, планировала собрать 6 млн участников и 8 млн посещений, а может, даже больше.

Астанинскую тему — «Future Energy» («Энергия будущего», в плане 5 млн посещений) — представлял Кайрат Келимбетов. «В первую очередь хотелось бы напомнить, что наша страна получила независимость 20 лет назад. И за эти годы мы успели стать быстро развивающейся страной со средним достатком. Это заставило нас подумать не только о нашем собственном будущем, но и об ответственности за весь мир, которая лежит на наших плечах», — высокопарно стартовал он.

Пока Кайрат Келимбетов говорил, бургомистр опять было стал улыбаться, но на словах казахстанского вице-премьера об антиядерном вкладе нашей страны ему опять взгрустнулось, а г-н Питеркен — так и вообще сложил руки, как для молитвы, и уставился в одну точку.

Тем временем г-н Келимбетов напомнил об актуальной президентской инициативе «зеленый мост» (развитие зеленой экономики по всему миру), добавил, что с РК соседствуют страны с 2,5 млрд населения, и предложил посмотреть ролик об Астане. Мониторы за спинами председательствующих загорелись синим пламенем символики EXPO 2017 Astana. Фильм сильнее любых слов доказывал, как хорошо в Астане и как там будет еще лучше, если выставка достанется этому замечательному городу. В фильме на астанинских улицах стояли ветряки и разъезжали электромобили; вблизи солнечных батарей зацветали деревья, и на ярко-зеленых павильонах белым оптимистично было написано “LIFE”. Картина настолько увлекла зрителей, что под конец крутить головами начала и пара льежских спикеров.

Подытоживал казахстанское выступление г-н Тасмагамбетов, акцентировавший тот момент, что «Астана — это город, в котором задает жизненный ритм энергия молодости» и что выставочный городок «после EXPO станет зримым образцом города будущего, отвечающего всем параметрам зеленого города». В заключение аким сказал фразу, обреченную стать исторической: «Проведение EXPO 2017 в Астане способно повернуть ход экономических часов не только в РК, но и на ближайшей экономической территории».

Соедини себя сам

На удивление, бельгийские журналисты начали вяло. Первые же два вопроса едва не сбили их с ног: наши журналисты последовательно спрашивали, почему так тяжело получить шенгенскую визу, не повредит ли кризис в ЕС проведению EXPO.

— В Европе кризис. Не лучше ли вложить эти деньги куда-то в другое дело?

— Нам очень лестно слышать ваши советы странам ЕС, — ухмылялся г-н Питеркен и рассказывал, что все эти инвестиции в любом случае очень «нужные, надежные и ответственные».

Бельгийские коллеги поинтересовались, насколько просто попасть в РК — тем более что «авиакомпания “Эйр Астана” включена в черный список в ЕС». На что г-н Келимбетов сочувствующе посоветовал летать европейскими авиакомпаниями и пообещал в ближайшее время решить вопрос с выходом «Эйр Астаны» из указанного black list.

— Что нового для ЕС, имеющего огромный опыт интеграции, в повестке дня бельгийской заявки? — контратаковали казахстанцы.

— Наша тема должна принести пользу не только ЕС, но всему миру, — отвечал г-н Демейер, указывая, что задачей Liege EXPO 2017 будет равномерное распространение научных знаний по всему миру.

Бельгийцы пускали в ход всю свою изобретательность, но она раскалывалась о логику Кайрата Келимбетова. Вопрос о том, как соотносится то, что изрядное количество посетителей в Астану прибудут не самым экологичным воздушным транспортом, он ответил, что и в рамках бельгийской концепции авиасообщению отводится ключевая роль, пока ничего более зеленого человечество не придумало.

— А поддерживают ли вашу идею соотечественники из Фландрии? — казахстанцы били противника в сердце.

Вопрос о фламандцах был весьма актуален, так как, судя по нескольким информационным материалам о заявке Льежа, которые удалось прочесть автору этой заметки, слова «фламандцы» и «фламандский» упоминалось меньше всего, а именно — 1 раз, когда речь шла об одобрении заявки Льежа со стороны фламандцев и указывалось, что они не против. Льеж, судя по этим материалам, выступает как представитель Валлоно-Брюссельской федерации. А последняя может самостоятельно заключать экономические договоры с кем угодно.

Бургомистр ответил коротко и официально: одобрение от всех получено, и Льеж будет рад принять всех.

Пресс-конференция окончилась. Дав несколько интервью, главы казахстанской делегации уехали. Следом умчался шлейф наших чиновников. Их коллеги-бельгийцы, по своему обыкновению, еще долго прохаживались в зале, раздавая комментарии.

«Президент Казахстана приехал усилить вашу заявку. Предстоит серьезная борьба!», — говорили бельгийские журналисты, и мы, естественно, кивали.

Конкурсы за право на проведение статусных международных мероприятий — это не футбол, поэтому в этот раз они могли обыграть нас только в наивности.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики