Память о прошлом

Государство в своем отношении к прошлому Казахстана должно занимать ясную и недвусмысленную позицию по таким принципиальным вопросам, как война с нацизмом. И столь же ясно ее демонстрировать

Память о прошлом

Несколько дней назад министр культуры и информации Ермухамет Ертысбаев в очередной раз доказал, что он является одной из самых неординарных фигур казахстанского политического сообщества. Высокопоставленный чиновник на пресс-конференции в Атырау недвусмысленно охарактеризовал покушения эстонских парламентариев на памятник советским воинам в центре Таллина, как «крупнейшую ошибку».

При этом министр указал, какую именно ошибку в трактовке роли Советского Союза в истории допускают эстонские законодатели: «Сталинская система хотя и лишила независимости Эстонию, но тем не менее предоставила ей политическое государственно-территориальное устройство – Эстонскую ССР. И именно это позволило в сентябре 1991 года провозгласить независимость. В то время как нацистская Германия ставила перед собой цель полного онемечивания всей Прибалтики».

Памятники

Случай если не беспрецедентный, то, как минимум, нетипичный. Официальные лица в республике и за ее пределами привыкли ограничиваться безликими фразами из стандартного торжественного комплекта: «никто не забыт», «низкий поклон», с обязательным присовокуплением слов о вкладе Казахстана в достижение великой победы. При этом почти все идеологические споры вокруг роли Советской Армии в освобождении Европы и его последствий властями республики никак не комментировались. И все конфликты, связанные с судьбой советских военных захоронений и памятников за рубежом бывшего Союза, также решались без участия официальных структур республики.

Стоит отметить, что в случаях, когда ситуация с захоронениями не носила конфликтный характер, позиция наших чиновников была однозначной – поддержка и содействие. Так было, например, в случае с поиском родственников воинов-казахстанцев, погибших в Голландии, когда наше генконсульство и его глава Даулет Батрашев помогли и самим поискам, и организации их визита в Голландию.

Экскурсы в историю с элементами анализа тоже обычно не присутствуют в речах должностных лиц республики. Если, конечно, не считать достаточно формальных выступлений по поводу культурного наследия или судьбоносных событий недавнего времени.

В принципе, и слова министра культуры и информации можно счесть скорее выражением личного мнения, а не официальной позиции руководства республики. Больше никто из представителей власти по этому вопросу не выступал. Не было и сообщений о каких-либо дипломатических шагах Казахстана, связанных с тем, что в некоторых странах собираются сносить памятники его солдатам.

Но вскоре после того как Ермухамет Ертысбаев осудил позицию эстонских парламентариев, с отповедью властям этой прибалтийской страны выступило и одно из молодежных политических движений – Евразийский союз молодежи Казахстана. Сообщение, распространенное активистами этой организации, начиналось словами: «Руки прочь от памятника воину-освободителю и праха советских солдат». 23 февраля активисты Евразийского союза провели в парке 28 гвардейцев-панфиловцев акцию-митинг под оригинальным названием «Никто не забыт – ничто не забыто». При этом, по уверениям молодых политиков, на мысль о проведении подобного демарша их вдохновило не выступление министра культуры и информации, а единственно возмущение кощунственными заявлениями эстонских законодателей.

Попытка измерять прошлое двумя линейками приведет к довольно неприятным последствиям в будущем

– Я лично даже не знаю, кто у нас сейчас является министром информации. Если он также выступил против намерения снести памятник бронзовому солдату – очень хорошо. Но нас на митинг в парке 28 гвардейцев-панфиловцев вывело не стремление поддержать чье-то заявление, а чувство оскорбленного достоинства и уважение к тем, кто сражался в той войне, – заявила Юлия Зайцева, координатор Евразийского союза молодежи Казахстана.

Герои

Но Министерство культуры и информации, проявив в лице своего руководителя принципиальность позиций по одному из моментов истории второй мировой, в отношении к другому вопросу того же исторического периода демонстрирует двойственность стандартов. Кинолента о жизни Мустафы Шокая (Чокаева) – человека, участвовавшего в создании Туркестанского легиона, снимается при поддержке этого ведомства.

Формирование первых частей так называемого Туркестанского легиона началось в ноябре 1941 года при 444-й охранной дивизии вермахта. Для привлечения в ряды создаваемого подразделения военнопленных из числа коренных национальностей Средней Азии из концлагеря был освобожден эмигрант из Советской России, член партии «Алаш-Орда», бывший глава Кокандской автономии Мустафа Шокай.

Целью создания национальных частей в составе вермахта было участие в освобождении советской Средней Азии. Для этих же нужд был создан Туркестанский национальный комитет – будущее правительство освобожденной автономии. Мустафа Шокай, принявший участие в работе по формированию из коллаборационистов подразделений немецкой армии и органа новой администрации, вскоре скончался. По неподтвержденным данным, он был отравлен соратником по Туркестанскому национальному комитету Вали Каюмом.

Естественно, фигура врага советской власти, перешедшего на службу нацистской Германии, не могла не остаться незамеченной в эпоху массового переписывания истории. Мустафу Шокая, как и многих деятелей, именуемых в советских исторических трудах предателями, теперь попытались понять и оправдать.

Характерная цитата из рецензии на исторический труд «История Туркестанского легиона в документах»: «В последнее десятилетие ХХ века стала заметной гуманизация общества, что в свою очередь требует глубокого осмысления и изучения истории, анализа и переоценки событий, явлений, формаций, прежних идей и идеологий. В этой связи обращение к проблемам Туркестанского легиона Б. Садыковой является вполне закономерным, своевременным поиском». Другими словами, в связи с приключившейся гуманизацией общества вполне можно произвести переоценку тех, кто воевал на той стороне. Претендуя при этом на причастность к победе над мировым злом, которое та самая сторона и представляла.

По словам Сатыбалды Нарымбетова, режиссера кинокартины о драматической судьбе запутавшегося интеллигента, все тоже было не столь однозначно. В частности, как уверяет мэтр отечественной кинематографии, причастность Мустафы Шокая к созданию Туркестанского легиона не более чем советский пропагандистский миф. Более того, этот последовательный противник советского режима отказался сотрудничать с нацистами после посещения концлагерей. Все эти открытия, как неоднократно сообщал в своих интервью Сатыбалды Нарымбетов, базируются на изучении доселе засекреченных источников.

Позиция

Да, возможно, участие Мустафы Шокая в создании национальных частей вермахта из его земляков, попавших в плен, было незначительным. Может быть, он действительно отказался впоследствии от сотрудничества с властью нацистской Германии. Но ведь он все-таки принял, пусть даже в самом начале, предложение этой самой власти, и тем самым стал коллаборационистом – пособником врага. Вполне вероятно, что осознание последствия этого выбора заставило его раскаиваться.

Но даже из отрекшихся предателей не должно получаться героев. Ведь, как знает любой, кто воспитывался в советской патриотической традиции, бывший предатель в лучшем случае получает право на жизнь. Это, конечно, при условии черно-белого, без полутонов, взгляда на историю того времени. Судя по изложению истории в школе и заявлениям официальных лиц, Казахстан является наследником упомянутой традиции. Мы тоже потеряли многих и отдали многое для победы над угрозой всему человечеству. Воины-казахстанцы защищали Москву и штурмовали рейхстаг. И как тогда можно оправдывать тех, кто по любым соображениям оказался на стороне фашизма? В этом случае слова о великом подвиге станут откровенной ложью и лицемерием.

Отношение к не столь уж значительной в масштабах великой войны фигуре – серьезный показатель состояния идеологической мысли. В конце концов, по мнению ряда политиков из некогда братских республик, в том, чтобы служить в рядах СС, ничего зазорного не было, если это делалось из антисоветских убеждений. Здесь можно провести корректную аналогию с желанием обелить белоэмигранта Мустафу Шокая – ведь последний на службу Третьему рейху пошел именно из стремления бороться с ненавистной советской властью.

Собственно, все споры вокруг вопроса, освобождала или порабощала Советская Армия Восточную Европу, сводятся к одному – кто же был победителем в войне с нацизмом. Если после исчезновения германского гнета пришел советский, а он не менее, если не более ужасный, то какой же тогда Советский Союз освободитель? Этим, наверное, и объясняется странное молчание западной общественности в ответ на марши ветеранов СС по улицам прибалтийских и украинских городов. Обычно щепетильный в вопросе холокоста Запад не сильно возражает против идеализации деяний всевозможных легионов и эсэсовских дивизий, прославившихся истреблением еврейского населения на оккупированной территории СССР. Ибо такой подход к истории вычеркивает из списка полноправных победителей только Советский Союз.

Выступление Ермухамета Ертысбаева пока было только частным случаем открытого выражения недвусмысленной позиции по столь важному вопросу истории. Хотелось бы, чтобы такая же недвусмысленность установилась и в умах остальных государственных мужей. Иначе следующим поколениям народа Казахстана будет трудно определиться – победили мы в той войне или нет?

Без решения этого частного, безусловно, вопроса нельзя говорить о создании жизнеспособной идеологии казахстанского общества, того, что называется казахстанской идентичностью. Как показывают социологические опросы, Великая Отечественная война считается населением бывшего Союза одним из наиболее значимых событий истории, предопределившим судьбу современного мира и, более того, сформировавшим воззрения на мировую политику многих поколений людей. Попытка измерять прошлое двумя линейками приведет к довольно неприятным последствиям в будущем.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики