Как Серикболсын Абдильдаевич помирился с Владиславом Борисовичем

После объединения коммунисты завершат превращение КПК в системную партию, украшающую собой левый фланг партийного поля, смоделированного в «Ак орде»

Как Серикболсын Абдильдаевич помирился с Владиславом Борисовичем

25 марта лидер Коммунистической партии Казахстана Серикболсын Абдильдин и лидер Коммунистической народной партии Казахстана Владислав Косарев объявили о том, что их партии намерены объединиться. Ожидается, что в новой партии будет около 150 тыс. членов. По техническим причинам этот процесс займет какое-то время – сначала обсуждение в первичках, потом – областные конференции с выдвижением делегатов на объединительный съезд, который уже должен положить конец трехлетней раздвоенности компартии. Символичным объединение было бы в начале лета, в канун 70-летия Коммунистической партии Казахстана, но это уж как получится. Впрочем, уже сегодня товарищи Абдильдин и Косарев призывают относиться к КПК и КНПК как к единой партии.

Забыв взаимные обиды

В совместном заявлении руководители двух партий указали в качестве причин своего решения желание «занять достойное место в политическом поле современного общества». На пресс-конференции, анонсирующей предстоящее объединение, они отметили, что идеологических противоречий между двумя партиями нет, а о личных они готовы забыть во имя интересов народа Казахстана. Надо полагать, народ будет тронут. Что же касается личных разногласий и взаимных обид, то в свое время они стали главным поводом для раскола КПК.

В том, что партийный проект выступает способом решения личных конфликтов, удовлетворения личных амбиций, ничего необычного нет. Так разделялся «Ак жол», так создавались многие новые партии. Формальным поводом для недовольства «диктатурой Абдильдина» стала кооптация в декабре 2003 года в состав ЦК Толена Тохтасынова, являвшегося в то время депутатом мажилиса и председателем исполкома движения ДВК. В конце февраля 2004 года состоялось заседание группы членов ЦК КПК, на котором было принято решение о формировании новой политической партии, стоящей на принципах марксизма-ленинизма.

Вопрос о будущем лидере объединенной партии пока не поднимался, но нет сомнений в том, что им станет Серикболсын Абдильдин
[inc pk='2174' service='media']

Тот факт, что новая компартия появилась накануне парламентских выборов, без труда преодолев ценз массовости и пройдя регистрацию в Минюсте, наводил на мысль о том, что это проект администрации президента. А последующее выдвижение внезапно вступившего в КНПК Ерасыла Абылкасымова кандидатом в президенты только укрепляло в этой мысли. Если следовать этой логике, то и предстоящее объединение если не спланировано, то, по крайней мере, санкционировано «Ак ордой». Следовательно, вписывается в представления государственной власти о новой партийной системе. Компартия – старый политический бренд, ставший непременным атрибутом многих европейских стран, уже не ассоциируемый с угрозой революции и диктатурой пролетариата. В соседней России КПРФ достаточно органично вписывается в любые проекты по укреплению вертикали власти. Да и у нас прошло время умножать партии, настало время их объединять. Для государства-корпорации одной из важных задач становится снижение транзакционных издержек, тем более что оно собирается взять на себя бремя финансирования политических партий. Желательно, чтобы партий стало меньше – как провластных, так и оппозиционных. Поэтому совершенно прав Владислав Косарев, заявивший: «Время – самый строгий и справедливый судья – заставило нас подняться выше тех недоразумений, которые у нас происходили три года назад».

Единая компартия – это образцово-показательный левый фланг партийного поля. Она заслуживает того, чтобы предоставить ей «достойное место», подразумевающее и парочку депутатских кресел для ее лидеров, словом, всего, что делает политическую партию системной.

Ради этой высокой цели можно и забыть о личных разногласиях. Пресс-конференция показала, что партийные лидеры прекрасно дополняют друг друга. Серикболсын Абдильдаевич был, как обычно, вальяжен и снисходителен, Владислав Борисович – энергичен и напорист. Товарищ Абдильдин напомнил о славном прошлом КПК, товарищ Косарев – о великом будущем международного коммунистического движения. Лидер КПК был добродушно авторитарен: «С объединением тянуть не надо», лидер КНПК – демократичен: «Мы будем следовать воле партийных масс». Остается только пожалеть, что место первого секретаря в компартии всего одно, а слить Абдильдина и Косарева в один флакон невозможно.

Единая компартия может рассчитывать не только на достойное место в политическом поле, но и на пару депутатских кресел в мажилисе

Хотя вопрос о будущем лидере будущей партии на пресс-конференции остался без ответа, спрогнозировать партийную карьеру Абдильдина и Косарева нетрудно. Первый станет, точнее, останется первым секретарем, второй станет (вновь, как три года назад) секретарем вторым, но места в мажилисе, вполне вероятно, получат оба.

Судьбы нас сплотили общие

На пресс-конференции ассистировавший Косареву Тулеш Кенжин заявил, что КНПК не намерена блокироваться ни с партией «Ауыл», ни с Партией патриотов. На выборы в маслихаты партия пойдет самостоятельно. Кандидаты в депутаты уже определены, сейчас разрабатывается электоральная стратегия. Программа-минимум – получить не менее четырех депутатских мандатов в каждом из регионов страны. Тулеш Кенжин подчеркнул, что КНПК стала единственной из всех оппозиционных партий, сумевшей провести своих людей в маслихаты на довыборах в 2006 году. Видимо, все это было сказано исключительно для того, чтобы продемонстрировать самодостаточность КНПК, а также то, что предстоящее объединение – не брак по расчету, а единственно следование воле народных масс.

При чем тут «Ауыл» и Партия патриотов, стало понятно 29 марта, когда Гани Касымов и Гани Калиев объявили, что создают блок «Бирлик» («Единство») для участия в выборах в маслихаты осенью этого года. О возможном объединении «патриотов» и «сельчан» в единую партию в совместном меморандуме не говорится. Но не потому, что это объединение под вопросом, наоборот, никаких сомнений в едином будущем двух партий нет. Просто, следуя государственной логике повышения эффективности управления и сокращения дублирующих функций, слиянию подлежат и прочие партии – «Адилет» и «Руханият». Даже при создании «Нур-Отана», в который были допущены лучшие из лучших, лишь «Асар» удостоился чести отдельного, а не группового слияния. Гражданскую и Аграрную партии объединяли уже хором. Поэтому не случайным является заявление Гани Калиева, что создаваемый блок «открыт для сотрудничества в той или иной форме». Патриотам, сельчанам, а также сторонникам справедливости и духовности уготована общая судьба, о чем «Эксперт Казахстан» писал еще в ноябре прошлого года (№ 43 от 20 ноября 2006 года).

Объединение КПК: взгляд слева

Конечно, происходящее сегодня объединение любых партий – это этапы одного и того же процесса – моделирования государством партийной системы, оптимальной для нынешнего курса на повышение эффективности управления. Однако история о том, как Серикболсын Абдильдаевич помирился с Владиславом Борисовичем, стоит особняком. Они, являясь коммунистами, теоретически должны были быть принципиально вне системы. Поскольку, действуя в ее рамках и на ее условиях, они фактически участвуют в построении в Казахстане капитализма.

Отныне, подчеркнул Абдильдин, в Казахстане будет одна коммунистическая партия. Правильнее было бы сказать – одна зарегистрированная. Ведь еще до ухода из КПК Косарева со товарищи от нее фактически отделился Алматинский горком во главе с первым секретарем Арсением Аполимовым. Они официально именуются Алматинским горкомом КПСС. Поскольку сегодня на просторах СНГ коммунистических партий существует великое множество, поясним – имеется в виду Коммунистическая партия Советского Cоюза, возглавляемая Олегом Шениным. Коммунисты-аполимовцы немногочисленны, однако имеют свою структуру в регионах, поддерживают контакты с российскими единомышленниками. Сотрудничают с близким к ним по взглядам Социалистическим сопротивлением Казахстана.

Они не являются союзниками ни «системных» коммунистов, ни других партий, провозглашающих себя оппозиционными по отношению к нынешнему режиму. Причина – в сути их, если так можно выразиться, претензий к власти. Системные оппозиционеры считают ее главной виной то, что она не включила их в свои ряды (и не позволила тем самым вести страну в правильном направлении). Соцcопровцы и «аполимовцы» – то, что она принесла в Казахстан антинародный и антигуманный капитализм.

Как заявил Рымбек Алибеков, секретарь по идеологии Алматинского горкома КПСС, «системные» коммунисты давно уже превратились в социал-демократов, поэтому все их расколы и слияния к коммунистическому движению не имеют никакого отношения. Предел их стремлений в служении народу – это получение депутатских кресел. А лидер Соцcопра Айнур Курманов так прокомментировал предстоящее слияние компартий: «Ну что может произойти, если два трупа объединятся в один? Больше вони будет, только и всего. Это же комики. Партии эти уже давно в глубокой коме».

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики