О серьезности игр

О серьезности игр

Журналисты любят экспертов и «как бы экспертов». Первых, наверное, любят меньше, вторых – чуть больше. Потому что общение с первыми требует знания темы и определенной собственной профессиональной подготовки, со вторыми – только внимания и соблюдения неписаных норм травоядного общежития. Любят за то, что и у тех и у других можно занять мыслей, за сложность словесных конструкций, являющуюся свидетельством несомненной компетентности, и за многое другое. Но главное – за то, что у некоторых экспертов всегда есть ответ на любой вопрос. Готовность или неготовность дать комментарий по любому событию, вне зависимости от собственной информированности, и есть, кстати, критерий отличия эксперта от «как бы эксперта» – честный специалист не скрывает ограниченность своих познаний. Но, увы, в быту полезнее, да и в общении приятнее именно «как бы эксперт». Такой специалист, уверенно гадая на политической или любой иной кофейной гуще, делает туманные, а потому и вполне безопасные для всех выводы. Или смело реконструирует ход событий, понимая, что никто проверять и перепроверять корректность его рассуждений, скорее всего, не будет. Ни коллеги, соблюдающие корпоративную этику, ни тем более сами журналисты. А из-за чего, собственно, как не из-за нехватки времени/желания/возможности докопаться до сути явления обращается корреспондент к эксперту?

Логично предположить, что из такой как бы экспертной деятельности произрастает как бы журналистика. Которая, в свою очередь, служит питательной средой для других как бы экспертов – откуда как не из средств массовой информации можно черпать в любых количествах собственную компетентность. Получается почти биологическая замкнутая цепочка, обеспечивающая существование обоим видам.

Безусловно, вопрос наличия или степени этой самой «какбысти» надо рассматривать применительно к каждому конкретному случаю, поэтому я никак не хочу одним махом очернить все уважаемое экспертное сообщество Казахстана. Но думаю, очень многим журналистам знакомы мудрецы, которые подобно Ходже Насреддину не боятся быть уличенными в невежестве, ибо знают, что в некоторых спорах «побеждает всегда тот, у кого лучше привешен язык».

Интересным для меня было узнать, что извлечения из статей со ссылками на как бы экспертов используются при подготовке отчетов и прогнозов в организациях солидных или мнящих себя таковыми. Другими словами, находятся люди, которые всю эту игру в аналитику, экспертность и журналистику принимают всерьез настолько, что готовы изменять свои планы в соответствии с рекомендациями сторонних и зачастую безразличных и безответственных наблюдателей. Хотя насчет серьезности восприятия можно опять сослаться на классический текст. Несмотря на сильные подозрения в мошенничестве и невежестве, проверка чужой компетентности чревата не всегда приятными последствиями, так как «подозрение не есть уверенность, можно и ошибиться». Но вот о собственном крайнем невежестве некоторые, как и тот мудрец, прекрасно знают, и спорить не осмеливаются. Все бы ничего, но вот как бы решений принимать обычно не получается – ведь такое вторжение в окружающую жизнь уже напрямую отражается на реальной действительности, чем и обнаруживает свою относительную ценность.

Есть от чего впасть в пессимизм. Правда, один исследователь социальных систем как-то указал мне на очень оптимистический в такой ситуации факт. (Целиком и полностью принимаю на свой счет собственные замечания о нехватке желания и возможностей при разборе сути явлений. Но тем не менее...) Игра во что бы то ни было есть неотъемлемая часть обучения и самообучения. По мере освоения правил игры ее участники все больше и больше превращают ее из деятельности непродуктивной, хотя и занимательной, в деятельность все менее условную и более продуктивную. Ведь вживание в социальные роли происходит на начальных этапах и в форме игры.

При таком раскладе, чем серьезнее играющие относятся к участию в игре, тем им же лучше. Сторонний умник, указывающий участникам на незначительность и легкомысленность их деятельности, поступает не то чтобы непедагогично, а просто-напросто глупо. Он не только обидит играющих, но и может в зародыше убить возможность развития ситуации, которое бы привело к возникновению осмысленной деятельности. В общем, поголовная сознательность на отдельных этапах развития общества может быть не только бесполезна, но и опасна.

Кстати, известный теледеятель Владимир Рерих не раз указывал на опасность разрушения мифов, чем проявил себя как нестандартный для нашей страны мыслитель. Ну или, как минимум, человек образованный и не ленящийся изучать зарубежные достижения. Собственно, эта идея принадлежала не только, безусловно, весомому в стране журналисту. Этнографы и социологи давно подметили необходимость существования для нормального функционирования общества ряда незыблемых представлений. Господин Рерих призывал только к осторожности в обращении с массовым или групповым сознанием. Причем делал это вполне профессионально, приводя в качестве ярчайшего примера поведение средств массовой информации в перестроечное и постперестроечное время.

Разделить оптимизм упомянутого исследователя мне мешало только одно наблюдение из области житейского опыта. Все, как известно, играли во врачей, в водителей, в «войнушку», но не все потом стали медиками, шоферами или военными. Да и как определять ту грань, которая отделяет игру от деятельности, направленной на внешний результат? Притом что само определение игры, а тем более приведенное здесь, очень неточно и спорно.

Есть ли у страны время на игры в любых областях, пусть даже таких «несерьезных», как журналистика и общественная мысль, которые есть не что иное, как необходимая рефлексия самого общества. Это можно проверить только экспериментально. Но такой опыт нам дорого обойдется.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее