Испытание обрывом

Выборы президента не положили конец острой конфронтации в американской политике. Сложившийся расклад сил практически исключает масштабные компромиссы по самым принципиальным вопросам

Здравомыслящие республиканцы не успели забыть о результате выборов и на лобовое столкновение с Обамой не идут, однако реальных стимулов для сотрудничества с президентом-демократом у них немного
Здравомыслящие республиканцы не успели забыть о результате выборов и на лобовое столкновение с Обамой не идут, однако реальных стимулов для сотрудничества с президентом-демократом у них немного

Пока специалисты спорят, насколько тяжелые последствия может иметь для американской и мировой экономики так называемый фискальный обрыв, американские СМИ и политики в один голос заверяют обывателей, что обрыв станет катастрофой. Такая постановка вопроса вынуждает республиканцев и демократов продемонстрировать готовность забыть о разногласиях и пойти на компромиссы ради спасения страны. Однако оснований считать подобные компромиссы вероятными пока мало — основные параметры современной политической системы США исключают их практически полностью.

Время пришло

О фискальном обрыве «Эксперт» уже писал (см., например, «Нестрашный обрыв», № 47 за этот год). Тем временем экономисты, финансисты и предприниматели продолжают интересно и аргументированно спорить о том, будет ли обрыв, если он случится, таким уж большим бедствием — или, возможно, именно он позволит Соединенным Штатам победить государственный долг, в долгосрочной перспективе ставящий под сомнение жизнеспособность американской экономики, да и государства в целом. Однако в публичном пространстве доминирует точка зрения, что обрыв станет катастрофой: рост налогов сократит покупательную способность населения и инвестиции; сокращение государственных расходов приведет к росту безработицы и негативно скажется на государственных программах, необходимых для развития экономики.

Вопрос ставится и политически. Существует как минимум общественный консенсус относительно того, что обрыв плох, следовательно, политики должны найти возможность его избежать. Если они не сумеют этого сделать, то весь мир увидит, что Америка неуправляема. В этом случае снижение высшего кредитного рейтинга США S&P может оказаться цветочками. Ясно, что такая постановка вопроса, особенно если учесть, что с ней согласны и республиканцы, и демократы, задает для американских политиков очень высокую планку — сегодня в Америке постоянно говорят, что настало время принимать непростые решения, определяющие будущее страны.

Таким образом, угроза фискального обрыва, даже если она преувеличена, оказывается серьезнейшим стимулом определить основные параметры социально-экономического развития США, одновременно вспомнив, что такое сотрудничество республиканцев и демократов. Но беда в том, что американские политики перестали сотрудничать не из-за какой-то личной неприязни друг к другу или вдруг поразившего их опасного вируса — современный раскол в американской политике имеет фундаментальные объективные причины.

Расходы не по средствам

Сегодня американские политики оказываются под постоянным наблюдением — многочисленные каналы кабельного телевидения должны чем-то заполнять эфир, например обильной и не всегда качественной информацией о позициях политиков по различным вопросам налогообложения и социального обеспечения. И почти любую попытку пойти на уступки ради достижения компромисса какая-то часть избирателей воспринимает как предательство. Особенно это заметно в вопросах сокращения расходов. Речь сегодня идет не просто о необходимости более осторожного выделения средств на те или иные государственные программы. Реформирования требует вся социальная система, а сокращению могут подлежать крупнейшие статьи госрасходов, дающие работу многим бюджетникам.

Во время предвыборной кампании Барак Обама атаковал Митта Ромни и республиканцев за готовность сократить социальные обязательства государства, но выборы миновали, и сегодня трудно отрицать, что реформа всех социальных программ неизбежна. Особенно это очевидно, если оценивать программы по соотношению расходов и результата — при зачастую рекордных расходах на социалку американские образование, медицина и система социально-пенсионного обеспечения, согласно различным исследованиям, раз за разом демонстрируют весьма умеренные результаты на фоне не только развитых, но и некоторых развивающихся стран.

Однако ясны и причины, по которым эти реформы в США традиционно называют третьим рельсом политики: любой политик, соглашающийся на реформы, рискует вызвать недовольство избирателей. Пенсионеры традиционно активно участвуют в политической жизни; страховые, фармацевтические и медицинские компании, получающие миллиардные прибыли благодаря гигантским программам государственного медицинского страхования для малоимущих и пенсионеров, имеют достаточно денег на лоббистские кампании, разрушающие любые планы реформ, направленных на изменение статус-кво. Неопределенности добавляет принятая при Обаме программа общей реформы системы здравоохранения.

Если говорить о сокращении расходов, то над политиками особенно грозно нависает громада ВПК. Дело не только в том, что и оборонка способна нанять хороших лоббистов и сократить пожертвования в избирательные фонды наиболее решительным политикам-реформаторам. Сотрудники предприятий ВПК сами по себе составляют значительную силу, пойти против которой американские политики не решаются. В этом смысле показательно, что американцы, подлежащие увольнению в случае автоматического сокращения бюджетных расходов на обеспечение безопасности, не получили в законодательно установленный срок уведомлений о грядущем в новом году увольнении.

Ситуация получилась трагикомическая. Логика вроде бы понятна: мало кто в Вашингтоне верит, что серьезнейшее сокращение бюджета, решение о котором было принято в августе прошлого года с целью поднятия потолка госзаимствований, действительно произойдет. Но тем не менее Америка претендует на статус правового государства — закон о сокращении никто пока не отменил, уведомления об увольнениях должны были разослать. В реальности все объясняется простейшими политическими мотивами — рассылка уведомлений должна была произойти прямо перед президентскими выборами, многие работники предприятий ВПК проживают в Виргинии, одном из немногих американских штатов, от результата голосования в которых зависел исход выборов. Понятно, что Белый дом не мог допустить подобной рассылки, способной увеличить поддержку Митта Ромни.

Против налогов

Если так трудно сокращать расходы, то, казалось бы, американским политикам следует искать компромисс вокруг повышения налогов. Ясно, что никто не любит отдавать заработанное государству. Однако в теории решения в рамках демократической политической системы принимаются по воле большинства граждан, следовательно, поднимать налог нужно самому богатому меньшинству. В реальности же все обстоит иначе. Наиболее богатые американцы умело используют особенности американской политической системы для того, чтобы не допустить повышения своих налогов. Значительную помощь в этом им оказывают политические неправительственные организации, прежде всего уже вошедшая в историю США как одна из самых влиятельных политических сил современности организация «Американцы за налоговую реформу».

Ее основатель и президент Гровер Норквист сегодня, пожалуй, входит в десятку наиболее прозорливых и влиятельных деятелей Вашингтона. Вся его карьера убеждает в том, что особенности современной американской политической системы, которые Норквист мастерски использует, практически полностью исключают компромисс двух партий, необходимый для удержания на краю фискального обрыва. Прежде всего влияние Норквиста базируется на его понимании не только нужд не желающих платить налоги миллиардеров, но и особенностей рядовых республиканских активистов.

Пожертвования богачей идут на проведение кампаний с участием рядовых республиканцев для оказания давления на конгрессменов, большинство которых подписали предложенное Норквистом обязательство не повышать налогов. Если они не выполнят это обещание, то «Американцы за налоговую реформу» и другие похожие организации сумеют организовать голосование против этих политиков на праймериз, в которых участвуют главным образом те же самые радикальные республиканские активисты. Трудно найти более яркий пример деструктивного проявления особенностей американской политической системы (праймериз, двухпартийность) в современных условиях (кабельное телевидение, социальные сети для мобилизации активистов).

На краю обрыва

Норквиста не нужно демонизировать, помимо его хватает как прореспубликанских организаций, выступающих против повышения налогов, так и сторонников демократов, твердо уверенных, что более зажиточные сограждане должны платить за блага для малоимущих. Но опасность фискального обрыва сегодня очевидна — все большее число политиков из обеих партий допускают возможность смягчения своих традиционных позиций, несмотря на громкие протесты избирателей.

Авторитетные республиканские сенаторы говорят, что не будут жертвовать благополучием страны ради соблюдения антиналоговых обязательств Норквиста, некоторые республиканские конгрессмены-новички и вовсе не собираются подписывать этих обязательств; демократы аккуратно рассуждают о реформе социальной системы. Пока команда президента предлагает договариваться на следующих принципах: сохранение существующих льготных ставок налогообложения для всех американцев с общим годовым доходом ниже 250 тыс. долларов (иногда говорят даже о доходе ниже 1 млн) при одновременном начале реформы пенсионной системы, например, повышении возраста пенсионеров, получающих бесплатную медицинскую помощь, с 65 до 67 лет.

Здравомыслящие республиканцы не успели забыть о результате президентских выборов и на лобовое столкновение с Обамой не идут. Тем более что, если не делать вообще ничего в главной для них налоговой сфере, налоги вырастут для всех — и для среднего класса, и для миллиардеров. Однако реальных стимулов для сотрудничества у них не много. Недаром некоторые республиканцы, например, говорят: мы, конечно, нарушим обещание, данное Норквисту, но только в случае, если демократы согласятся на серьезное реформирование пенсионной системы. При этом едва ли демократы пойдут на такой шаг.

Впрочем, даже если компромисс будет достигнут, он не решит двух принципиальных проблем, стоящих перед американским обществом. Во-первых, политическая система устроена таким образом, что нынешние конгрессмены будут наказаны за этот компромисс — активисты двух партий обеспечат на следующих выборах победу политиков, более внимательных к требованиям радикалов. Во-вторых, что еще важнее, пока нет принципиального ответа на вопрос о дальнейшей судьбе социального государства в США, да и на Западе в целом. Советский Союз исчез, идеологическая угроза для капитализма миновала, западные бизнесмены находят непритязательных работников в Китае и развивающихся странах. Зачем же тогда нужны пенсионная система, доступное образование, медицина и многочисленные социальные выплаты в существующем сегодня объеме?

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?