Ветряками погоняя

Наибольшая польза от Expo-2017 состоит не в рекламе Астаны и Казахстана как брендов, а в улучшении транспортной инфраструктуры и сервиса внутри страны. Наиболее позитивный сценарий предполагает форсированное внедрение новейших энергетических технологий

Ветряками погоняя

Ровно две недели назад президент РК Нурсултан Назарбаев подписал указ №436, согласно которому создана государственная комиссия «по подготовке и проведению международной специализированной выставки Экспо-2017». Значимость комиссии подчеркивает состав ее участников: глава — премьер-министр Серик Ахметов, его замы — вице-премьер Кайрат Келимбетов (он же был председателем оргкомитета заявки Expo 2017-Astana), аким Астаны Имангали Тасмагамбетов, а также еще 7 министров, глава госагентства и замглавы администрации президента. «Времени осталось для реализации такого проекта мирового уровня немного. Это высокое доверие необходимо оправдать четкой организацией всех необходимых работ и мероприятий», — по-деловому отреагировал новоявленный глава комиссии на следующий день, 27 ноября.

То, что на решение задач проведения Expo-2017 направлен фактически весь передний край казахстанского истеблишмента, не удивляет: во-первых, мероприятие международное; во-вторых — на него выделяются средства, сопоставимые с нынешним годовым бюджетом столицы РК.

Астана выиграла право проведения Expo-2017 к своему 20-летнему юбилею, который бы уже сам по себе являлся мероприятием государственного значения; ну а теперь любимые астанчанами юбилейные празднества с каражоргой будут проходить в условиях выставки, которая будет проводиться на юго-западе столицы с 10 июня по 10 сентября 2017 года. Задача политической элиты страны на Expo-2017 — провести еще одно грандиозное мероприятие для раскрутки Казахстана и его молодой столицы на мировой арене. Однако вряд ли Астана превратится в центр туризма, как ее предшественники — хозяева Expo Сарагоса и Ёсу. Поэтому, если говорить о пользе мероприятия, то пара отраслей экономики, в которых стоит ждать улучшений, — транспорт и энергетика.

Мировая, да не та

Хотя программа по информированию населения о том, что такое Expo, в Казахстане прошла довольно успешно (редкая региональная газета не отметилась публикацией о том, насколько важное это мероприятие и почему оно жизненно необходимо казахстанской столице), следует немного подробнее рассказать о том, что же мы выиграли.

Говоря о мировых выставках, следует различать мировые (World Expos; официальное наименование — International Registered Exhibitions) и международные специализированные (МСВ; International Expos; официальное наименование — International Recognized Exhibitions) выставки. В Казахстане об этом почти не пишут, но разница между двумя типами выставок значительна.

Как отмечается в информационных материалах Международного бюро выставок (BIE), мировая выставка проходит раз в 5 лет, и ее тематика должна быть связана с явлением, представляющим всемирный интерес. Город, который принимает выставку, должен быть довольно известен сам и стремиться к совершенствованию или полному обновлению своего прежнего реноме. Длится такая выставка 6 месяцев, и площадь ее не ограничена.

Важно, что участники мировой выставки обязаны выстроить павильоны, где будут выставляться на свои собственные деньги. Свежие примеры таких выставок — японская Аичи-2005 и китайская Шанхай-2010, получившие на площадках в 173 и 523 гектара 22 и 73 млн посещений соответственно. Кстати, шанхайская выставка стала рекордной по количеству участвующих стран — 246. Но и обычно на такие выставки меньше 100 стран-участниц не собирается. Понятно, что и уровень прямых затрат, и прибыль городов-хозяев мировых выставок несопоставим с МСВ (к примеру, шанхайцы получили 12 млрд долларов прибыли при общих затратах в 48 млрд). К этому следует добавить, что города-хозяева таких выставок, как правило, и до выставки являются крупными туристическими центрами.

Международная специализированная выставка, всегда посвященная специфической теме, хронологически находит себе место между двумя мировыми. Город-хозяин выставки подбирается из числа городов, не обласканных мировой славой. МСВ вдвое короче всемирной выставки и проводится на территории площадью не более 25 гектаров. Интересной особенностью МСВ является то, что организатор всячески помогает строительству павильонов, если не напрямую, то освобождая их от налогов и другого рода выплат. Последние МСВ проходили в испанской Сарагосе в 2008 году и корейском Ёсу в 2012 году. Испанская выставка в итоге отчиталась 5,6 млн посещений, корейская — 8,2 млн.

Резюмируя сказанное: первый тип — это и есть те самые всемирные выставки, о которых нам сообщают учебники истории, туристические брошюры и девять из десяти статей об Expo в казахстанских СМИ (вроде лондонской 1851-го с ее Хрустальным дворцом, парижской 1889-го с Эйфелевой башней и брюссельской 1958-го с Атомиумом). Всемирные выставки вдвое длиннее, вдесятеро шире и собирают минимум в четыре раза большую аудиторию, чем МСВ, которая пройдет в Астане.

Future Fame

В 2017 году Астана проведет, возможно, не самое большое и не самое знаменитое мероприятие в своей истории (ожидается около 5 млн посещений, но посетителей будет, вероятнее всего, меньше — 2 млн, большинство из которых — астанчане; для справки: на освоение целины в 1950-х в эти места приехало свыше 2 млн человек), но вполне отвечающее целям и задачам города на Ишиме — прославиться, насколько это сейчас возможно. И, судя по нынешнему содержанию проекта, решить эту задачу окажется проще, чем заработать на туристах.

Тема заявки Астаны действительно актуальна и оригинальна не только в связи с ростом доли возобновляемых источников энергии (ВИЭ) в мировом энергопотреблении, но и потому, что Центрально-Азиатский регион, что у европейцев, что у азиатов, ассоциируется ни с чем иным, как с энергоресурсами. Другой вопрос — что это совсем не ветер и не солнце, а широко известная маслянистая горючая жидкость.

Что бы ни говорилось скептиками, а здесь есть интрига. Если б новейшие технологии ветроэнергетики были презентованы, к примеру, Бельгией, которая по производительности труда (следовательно, и по наукоемкости производства) входит в десятку мировых лидеров, было бы неудивительно. Другое дело — когда инновационные ветряки презентует один из прославленных экспортеров нефти.

С другой стороны — казахстанская столица действительно невероятно изменилась за последние 10 лет, и очевидно, что к двадцатилетию городу нужны свои пара месяцев мировой славы, а не те на республиканском уровне несколько дней в соответствии с законодательством. Между прочим, «юбилейный» аргумент для МСВ является весомым. К примеру, парижская выставка 1889 года прошла в год столетия Великой французской революции, а выставка в американском Сан-Антонио в 1968 году, Hemisfair’68 — в год 250-летия техасского города.

Как и у всех городов, принимавших МСВ, астанинская выставка Future Energy в реальности займет больше площади, чем дается по правилам. На 25 гектарах расположатся лишь выставочные павильоны более 100 стран и 10 международных организаций, тогда как весь выставочный городок займет 113 гектаров — специально зарезервированный участок на юго-востоке столицы по Аллее тысячелетия. Из 113 гектаров только чуть более 40 будет занято строениями. Остальное место планируется отвести под открытые общественные места. Согласно опубликованному проекту, площадь оборудуют камерами, глазами которых выставку увидят 2 млрд интернет-пользователей по всему миру (проект Digital EXPO). На территории Expo будет обеспечен свободный доступ к Wi-Fi. «EXPO Центр», как уже стали называть это место сотрудники оргкомитета, находится вблизи кольцевой автодороги и нескольких магистральных улиц, от которых легко добраться как до центральных административных зданий, так и до аэропорта и железнодорожного вокзала.

Точно пока определены лишь площадь и общие черты проекта выставки, а план мероприятий еще предстоит составлять специальному органу, который сейчас создается правительством РК. Как рассказал СМИ 27 ноября этого года ответсекретарь МИД РК Рапиль Жошыбаев, этим органом будет «государственная корпорация с участием соответствующих ведомств РК». Кто войдет в состав руководства этой компании, определится после «расширенного совещания с участием всех заинтересованных госорганов» (по-видимому, госкомиссии. — «ЭК») в середине будущего января.

Корейский опыт

Анализ астанинского проекта МСВ логичнее проводить в сравнении с предыдущим аналогом — Expo-2012 в Ёсу, завершившимся всего несколько месяцев назад. И вот ключевые позиции, которые могут быть интересны в таком контексте: каких расходов требует проведение этого мероприятия, какой доход можно получить от туристов в выставочный год и в дальнейшем, а также — что будет с объектами Expo после сентября 2017 года.

Предполагаемые расходы на выставку в Астане уже неоднократно назывались: 1,25 млрд евро (1,6 млрд долларов), из которых лишь 20% — государственные средства, а остальное — деньги частных инвесторов. При этом непонятна структура расходов по отраслям, так как нет объединенного опубликованного плана работ.

По данным открытых источников, общие затраты на проведение Expo-2012 в Ёсу чуть превысили 1,3 млрд долларов. Правда, лишь десятая часть их пошла непосредственно на обустройство выставочной площади, тогда как остальные деньги были потрачены на благоустройство пространства вокруг города и внутри него. От линий, соединяющих с Сеулом, до портового городка с населением в 300 тыс. человек (по меркам 50-милионной Кореи это очень немного) была построена скоростная железнодорожная магистраль, отремонтированы автодороги, мосты и набережные, выстроен третий в Корее океанариум. Наиболее замечательным строением Ёсу стало бетонохранилище, в котором под Expo установили самый большой в мире орган.

Следует заметить, что корейцы тратили много денег на ремонт инфраструктуры внутри города, тогда как в случае Астаны, где дорожно-мостовое хозяйство поддерживается в хорошем состоянии (и нет предпосылок, что через 5 лет оно придет в негодность), большая часть средств пойдет на расширение пропускной способности железнодорожного и аэровокзала, а также на строительство легкорельсовой дороги от вокзалов к выставке. Однако если под Expo будут строиться высокоскоростные магистрали, косвенные расходы на проект заметно возрастут.

Второй интересующий всех вопрос — насколько оправданно заявленное количество посетителей выставки. Чисто географически позиции двух городов несравнимы. И пускай на предварительном этапе официальные лица казахстанской стороны говорили о 2,5 млрд человек, живущих в приграничных Казахстану России и Китае, а также в относительно близкой Индии, — все это было убедительно лишь как дополнительный предвыборный аргумент, когда мы уже видели, что большинство избирателей склоняется в нашу сторону.

Expo-2012 посетили 8 млн человек (первоначально ожидалось 10 млн) — притом что в радиусе 2 тыс. километров проживают не менее 700 млн человек, а в радиусе 2 тыс. километров от Астаны и 200 млн не наберется. Также стоит напомнить, что плотность населения в Корее — почти 500 человек на квадратный километр, а в Казахстане — примерно в сто раз меньше. Большое расстояние между регионами ограничивает внутристрановой туристический поток. К этому следует добавить, что Астана исторически не является туристическим центром.

Каков же будет экономический эффект от прибытия туристов на Expo-2017? Начнем с того, что, вероятнее всего, из предполагаемых 2 млн посетителей 800 тыс. — сами астанчане. Остальные — приезжие, но иностранных туристов среди них меньшинство. Предположим, что иностранные туристы заполнят половину из 25 тыс. мест (как планирует оргкомитет Expo-2017 Astana), приготовленных для прибывающих в столицу РК на Expo, и каждый турист проведет в городе минимум 4 дня — это около 300 тыс. за весь период. Это потолок выставки. Тем более что даже портовый Ёсу в густонаселенном районе не дотянул до полумиллиона визитеров-иностранцев, остановившись на отметке 440 тысяч.

Так вот, если каждый иностранный турист потратит за время своего пребывания в городе хотя бы 1 тыс. долларов, в таком случае отобьются только госрасходы на проведение выставки. Время покажет, насколько достижим этот показатель и выйдет ли проект в плюс в итоге. В том же Ёсу оргкомитет планировал получить доход от продажи билетов на уровне 150 млн долларов, а получил втрое меньше.

Какой эффект от выставки Астана получит в будущем — самый сложный вопрос, ответить на который без популизма сегодня вряд ли кто способен. «Наш город окружает более пятидесяти островов. Раньше мы не знали, как на этом можно заработать. Сейчас нам дали главное: мировую славу и инфраструктуру, без которой невозможно развивать туризм. Через восемь лет мы планируем принимать до десяти миллионов туристов ежегодно», — рассказывал телеканалу «Эксперт» мэр Ёсу Ким Чун Сок, оптимизму которого астанчане могут только позавидовать.

Что до поствыставочного существования объектов Expo, то пример Ёсу является одним из самых показательных. Из сообщений СМИ и записей блогеров явствует, что большую часть выставочного городка начали активно сносить уже в сентябре, оставив только бетонохранилище со знаменитым органом, железнодорожную станцию и океанариум (бесплатный во время выставки; а сегодня на этот объект можно попасть только за 20 долларов). Жилые площади сейчас на стадии распродажи местным жителям.

Казахстанские чиновники предполагают, что в Астане на месте выставки будет Центр научных исследований и Музей науки, а жилые апартаменты продадут населению. Если к первому скептики еще предъявят претензии, то второе вполне логично, учитывая рост столичного населения. «В будущем данный объект, по замыслу казахстанских градостроителей, должен стать не просто выставочным комплексом, а также выполнять функции культурологического центра, в котором должны располагаться несколько музеев, объектов культуры, где будут проводиться мероприятия, концерты, постановки», — рассказал одному из казахстанских сайтов Сергей Щербак, глава комитета торговли МЭРТ РК.

Выставочно-промышленная синергия

Эффект от выставки может быть куда более значительным, если увязывать задачи проектов Expo с перспективными задачами различных отраслей экономики РК. К примеру, решение инфраструктурной проблемы связано с развитием и улучшениями сразу в нескольких видах транспорта.

Во-первых, в авиаперевозках, которыми на выставки традиционно доставляется большое количество посетителей. На прошлой неделе правительство уже начало работать над исключением казахстанских авиакомпаний из черного списка ЕС. Еще один фронт работы — расширение пропускной способности аэропортов: пассажиро- и грузопоток растет и естественными темпами (например, за последние два года пассажиропоток растет в среднем на 20% в год). Помимо этих мер правительству стоит разработать что-то вроде программы развития авиатранспорта, с тем чтобы расширить и диверсифицировать рынок.

Второй вид транспорта, требующий, пожалуй, даже больших вложений — железнодорожный. Напомним, что до 2015 года правительство планирует связать скоростным движением все крупные города РК. Однако это только первый шаг в развитии пассажирских железнодорожных перевозок, за которым должны следовать проекты по внедрению высокоскоростных магистралей хотя бы на ключевых перегонах. В феврале прошлого года глава НК «Казахстан темир жолы» Аскар Мамин и министр железных дорог КНР Шэн Гуанцзу подписали меморандум о сотрудничестве в строительстве высокоскоростной дороги Астана — Алматы. Магистраль позволит сократить время поездки между городами с 13 до 4 часов. По данным КТЖ, проект находился в стадии подготовки к разработке ТЭО. Было бы неплохо приурочить запуск магистрали к Expo-2017.

Другое направление, в котором вполне реалистичен прогресс, — ВИЭ. Само по себе забавно, что тему «зеленых технологий» на Expo поднимает город, где недостаток энергетической мощности компенсируют строительством третьей пылеугольной ТЭЦ: имеется в виду ТЭЦ-3, завершить строительство которой как раз планируется в 2018 году. (Надо полагать, трубы ни одной из трех ТЭЦ не будут видны иностранным визитерам выставки. Если же они узнают, что в нескольких сотнях километров отсюда находится одна из крупнейших в мире пылеугольных станций — Экибастузская ГРЭС-1, а по соседству с ней другая — ЭГРЭС-2 с самой высокой в мире дымовой трубой, у интуристов возникнет здоровый когнитивный диссонанс.)Однако если Казахстан хочет через 5 лет похвастаться разработками в ветроэнергетике или гелиоэнергетике, развитие этого сегмента прикладных исследований необходимо форсировать. Научное исследование — процесс, требующий времени и терпения; чтобы получить результаты в 2017 году, приступать к разработке и внедрению НИОКР необходимо уже сейчас.

Развитие ВИЭ в РК сегодня находится в «ножницах»: с одной стороны — дороговизна производства единицы энергии относительно угля не позволяет активно внедрять альтернативные генераторы, с другой — обязательства по сокращению эмиссий CO2 на 15% от уровня 1992 года к 2025 году (при росте энергопотребления в экономике) и необходимость показать нечто оригинальное на Expo-2017. Если повести дело должным образом — грамотно сформулировать и поставить задачи перед НИИ, собрать пул ведущих мировых специалистов — можно добиться очень интересных результатов по повышению эффективности альтернативных генераторов. К этому следует добавить законотворческую работу — с тем, чтобы Казахстан подходил к 2017 году, имея на руках работающие преференции для «зеленых» производств. Стоит ли говорить о том, что компетентным органам РК необходимо выйти на новый уровень мастерства в промышленном шпионаже, который был и остается одним из основных инструментов трансферта технологий и, в конечном счете, модернизации локомотива мировой экономики — Юго-Восточной Азии (да и СССР 1930–60‑х годов).

«Для нас Expo должен стать мегапроектом, выгоду от которого получит каждый регион. Это даст мощный импульс инновационному развитию страны, — убеждал на недавнем совещании акимов Нурсултан Назарбаев. — Многие казахстанцы своими глазами смогут увидеть экономику будущего, к которой мы стремимся. Это станет поворотным пунктом для Казахстана: начать новую страницу в экономическом развитии». Намерения хоть и амбициозные, но реалистичные. Остается спланировать и реализовать их.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики