Дефицит конкретики

Редакционная статья

Дефицит конкретики

Войти в число 50 наиболее конкурентоспособных стран мира. Построить 100 школ и 100 больниц. Наконец, создать 30 корпоративных лидеров. Цифры, прозвучавшие в поручениях президента, не носят директивного характера. Понятно, что если лидеров в итоге окажется не 30, а 25, программа по их созданию не будет провалена. Лишь бы они действительно были лидерами, желательно – не по объему льгот и преференций, полученных от государства, а по уровню конкурентоспособности, то есть эффективности управления и качеству продукции.

В этих цифрах видится попытка преодолеть один из главных дефицитов нашего государства – дефицит конкретики. Как заявил недавно президент, итог реализации многих госпрограмм один – успешное освоение бюджетных средств. Результат работы институтов развития – содействие развитию. После чего проводится анализ ситуации и разрабатывается программа содействия дальнейшему развитию. Или повышению экспортных возможностей. Да мало ли хороших задач можно поставить перед собой? А вот ответа на вопрос – какая новая отрасль возникла в результате этого содействия – мы не услышим. Как не услышим и о конкретных новых заводах или инженерных лабораториях. Потому что ничего нового не возникло. И чем «Казына» принципиально отличается от коммерческого банка, не вполне понятно.

Андрею Макаревичу легко петь «не стоит прогибаться под изменчивый мир», а на деле не успеешь войти в этот самый «цивилизованный мир», как ты уже стал тем, чем тебя хочет этот мир видеть. А видеть тебя он хочет, как это ни обидно, сырьевым придатком, а вовсе не лидером в создании наукоемких технологий. Так что выбора нет – придется «прогибаться» под международные рынки. То есть играть по правилам, которые там приняты. От этого, собственно, и зависит судьба нашей экономики – сможем ли мы максимально успешно войти во все те рынки, где у нас есть шансы закрепиться. И никто, кроме «Казыны», не сможет профинансировать и наладить практическую связь между наукой и производством. И цифра «30» применительно к корпоративным лидерам звучит как призыв к появлению чего-то конкретного, каких-то результатов, о которых можно не только услышать (конкурентоспособность повысилась, эффективность выросла), но и увидеть.

Пока частный бизнес будет размышлять над тем, стоит ли ему вступать с государством в партнерские отношения, госхолдинги «Самрук» и «Казагро» должны будут поставить нужное число добровольцев из числа нацкомпаний. Возможно, им придется также подбирать и зарубежных партнеров для них.

Ожидается, что в результате выращивания корпоративных лидеров произойдет обновление инфраструктуры, оборудования, используемых технологий. Может быть, так оно и случится. Хотя почему-то возникает ощущение, что вся модернизация отечественной экономики и подгонка ее под международные стандарты станет подготовительным этапом на пути к переходу всех привлекательных активов в руки транснациональных корпораций. Конечно, для нас уже и ENRC стала почти родной. И налоги все платят в наш бюджет. Но все же хотелось бы, чтобы будущие лидеры национальной экономики были представлены хоть несколькими казахстанскими компаниями.

Пока что в корпоративной сфере нам гордиться особенно нечем. Оптимизм внушают лишь цифры из посланий президента. Полдюжины партий, три десятка корпоративных лидеров – что еще нужно для того, чтобы уверенно двигаться к первой полусотне наиболее конкурентоспособных государств?

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее