Лед тронулся

Нурсултан Назарбаев предложил Киргизии экономическую помощь и инвестиции казахстанских компаний в подарочном наборе с советом заниматься не политикой, а экономикой. И то, и другое было с благодарностью принято

Лед тронулся

Наконец-то это произошло. Казахстан открыто и недвусмысленно заявил о своих интересах в Центральной Азии. Это случилось в Киргизии, измотанной непрекращающейся революцией, чередой реформ и контрреформ, борьбой власти и оппозиции, президента и парламента, Севера и Юга. Можно сказать, в «слабом звене» региона. Но практически то же самое, что Нурсултан Назарбаев сказал в Бишкеке, можно бы повторить и в Ташкенте, и в Ашхабаде, и в Душанбе. Хочется верить, что это произойдет. Наверное, форма, в которой Казахстан озвучит свои интересы, будет иной, но содержание – тем же.

Киргизия, которую мы едва не потеряли

Может сложиться впечатление, что Казахстан всегда стремился к созданию в регионе некоего союза, который, с одной стороны, вписывался бы в контекст интеграционных процессов на постсоветском пространстве, с другой – не имел бы своим центром Москву (в отличие от ЕврАзЭС или ОДКБ). Более того – пытался на институциональном уровне закрепить свои лидерские позиции в регионе. Как уже писал «Эксперт Казахстан» (№ 45 от 4 декабря 2006 года), одно из предназначений международных организаций – обозначение сферы влияния страны-лидера. В таком случае совершенно непонятным выглядит то явное пренебрежение, с которым Казахстан до недавнего времени относился к реальному, а не символическому укреплению своих позиций в братской, а затем и союзнической Киргизии.

Посольство Казахстана в Бишкеке всегда комплектовалось «по остаточному принципу» – из тех дипломатов, кто по каким-то причинам не смог попасть в более привлекательные страны. Оно имеет прекрасное, специально для него построенное здание, но маленький штат. Экспертов по стране там никогда не было, впрочем, не было их и в МИДе. Работа в Бишкеке, как и других странах Центральной Азии, никогда не считалась ни престижной, ни ответственной, ни перспективной с точки зрения карьеры. Послом Казахстана в Киргизии 10 лет был Мухтар Шаханов, которого волновали исключительно культурные контакты – встречи с представителями местной литературной элиты. Николай Злобин на страницах этого номера «Эксперта Казахстан» говорит о том, что во внешней политике России национальные интересы подменяются групповыми. Но в казахстанско-киргизских отношениях они фактически упали до уровня даже не корпоративных, а личных интересов. Главный итог казахстанско-киргизского сотрудничества предреволюционных лет – совместная книга Мухтара Шаханова и Чингиза Айтматова «Плач охотника над пропастью».

Практически то же самое, что Нурсултан Назарбаев сказал в Бишкеке, можно бы повторить и в Ташкенте, и в Ашхабаде, и в Душанбе

Наши мажилисмены и сенаторы предпочитали встречаться с депутатами ПАСЕ или Европарламента, а не жогорку кенеша. Возможно, они сами искали для себя задачу потруднее – всем известно, как нелегко убеждать недоверчивых европейцев в неизменности и последовательности нашего демократического курса. Или, что более вероятно, европейские парламентарии сами зазывали своих казахстанских коллег на встречи. Да и братья-киргизы, наверное, визиты в Страсбург или Брюссель предпочитали поездкам в Астану. Тем более что все равно приходилось встречаться в рамках СНГ, ЕврАзЭС, а потом и ОДКБ. Как бы то ни было, о прямых межпарламентских контактах двух стран-союзниц ничего не известно. Потому нет ничего удивительного в том, что депутаты жогорку кенеша отнюдь не рады приходу казахстанского бизнеса, напротив, некоторые бьют тревогу по поводу того, что «казахи все скупят».

[inc pk='2142' service='media']

Как отмечает профессор Киргизско-российского славянского университета в Бишкеке Александр Князев, «в парламенте имеют место гипертрофированно патриотические настроения. Особенно в последнее время, когда происходят попытки переосмыслить основные векторы развития страны, пересмотреть, например, отношения с международными финансовыми институтами, одновременно довольно резко начинает меняться и отношение к внешним инвесторам. Заходят разговоры о национализации тех или иных объектов, особенно «стратегических», на которых уже по десятку лет работают иностранные компании. Эти настроения проецируются и на казахстанский капитал. Если нынешний парламент останется работать до окончания своих полномочий, то есть до 2010 года, ждать каких-то принципиальных изменений не приходится. Хотя в случае скорого роспуска парламента, каковой многими экспертами прогнозируется на предстоящую осень, ожидать в новом парламенте каких-то других настроений оснований я не вижу. Уже по ходу визита со стороны оппозиции прозвучало огромное поле критики по поводу очевидного мезальянса — это относилось и к покровительственным выступлениям Назарбаева, и к поведению Бакиева и некоторым его заявлениям, расцениваемым как не вполне достойные президента».

Уместно будет вспомнить, что с предложением об оказании финансовой помощи (той самой, в размере 100 млн долларов), которое было принято в ходе этого визита, правительство Казахстана выступило еще в конце прошлого года, но получило от тогдашнего главы правительства Киргизии Феликса Кулова твердый отказ. Он обосновывался тем, что «новые власти Киргизии давали обещания не делать новых заимствований». А всего месяц назад киргизское правительство приняло решение о возможности отзыва лицензии у СП «Алтынкен» с участием казахстанского капитала.

Итоги и перспективы нашей экспансии

Впрочем, за стенами жогорку кенеша отношение к казахстанской экспансии в целом терпимое («уж лучше казахи, чем китайцы»), а в северных районах, где присутствие нашего бизнеса особенно заметно – даже благожелательное.

Еще в октябре 2006 года председатель Ассоциации казахстанских инвесторов в Киргизии Бахытбек Желдибаев, отвечая на вопрос киргизского информагентства «24kg» о том, соревнуются ли казахстанские инвесторы за сферы влияния с инвесторами из других стран, сказал: «Практически нет. Мы находимся в более выгодном положении. Во-первых, киргизы и казахи имеют схожие язык, традиции, веру, психологию, рассуждают и думают одинаково. Во-вторых, нам не нужны посредники. В этом наше преимущество перед европейскими, китайскими и российскими инвесторами. Кстати, последним здесь также работается вполне комфортно, но их напора мы пока не ощущаем».

Сегодня Казахстан – главный инвестор в киргизскую экономику. На финансово-кредитном рынке Киргизии лидирующие позиции занимают казахстанские Казкоммерцбанк, Народный банк, Темирбанк, АТФБанк и Альянс банк. Доля наших банков на кредитном рынке Киргизии превышает 50%.

СП «КырКазГаз», создававшееся для обеспечения контроля за поставками в южные районы Казахстана газа из Бухарского газоносного района, сейчас обеспечивает природным газом также и АО «Кантский цементно-шиферный комбинат», контролируемый казахстанским бизнесом.

В январе этого года Казахстан принял решение подключиться к строительству Камбаратинских ГЭС. Как заявил глава холдинга «Самрук» Сауат Мынбаев, «если нам сейчас не заскочить хоть в какие-то права собственности в этом проекте, то мы получим зависимость не только от южных соседей, но и от северных». По словам первого вице-премьера Киргизии Данияра Усенова, для строительства ГЭС будет создано СП, где доля Киргизии составит 34%, а Казахстана и России – по 33%.

Два месяца назад наш Минтранском объявил о том, что будет построена новая дорога к Иссык-Кулю – Алматы – Чолпон-Ата. Она будет, во-первых, на 200 километров короче действующей, во-вторых, платной. Деньги на разработку ТЭО должен выделить Евразийский банк развития. Ее протяженность составит 88 км, из которых 62 км будут проходить по территории Казахстана. Цена строительства 1 км новой автодороги составит около 3,5 млн долларов, прогнозируемая интенсивность движения – до 10 тыс. автомобилей в сутки. Автотрассу планируется построить за 2 года с момента начала строительства. Она станет первой платной автодорогой в Казахстане. Проект предполагается реализовать на концессионной основе и, разумеется, лишь в том случае, если будет положительное решение вопроса о казахстанских пансионатах на берегу Иссык-Куля.

Как заявил президент Назарбаев, Казахстан уже инвестировал в Киргизию 300 млн долларов и готов вкладывать туда миллиарды, если для инвесторов будут созданы благоприятные условия.

От союза – через сообщество – к новому союзу

В совместном заявлении президентов сказано: «Стороны признают важность обеспечения региональной стабильности, развития интеграционных процессов в Центральной Азии в контексте продвижения инициативы по созданию союза центральноазиатских государств, в котором Кыргызстан, в силу своего геополитического положения, призван сыграть одну из ключевых ролей».

Нурсултан Назарбаев известен своей способностью воплощать в жизнь такие проекты, которые на начальном этапе не только подвергаются сомнению с точки зрения их реалистичности, но и встречают упорное сопротивление. Так, в частности, было с переносом столицы в Астану и с проведением саммита СВМДА. Возможно, союз центральноазиатских государств – из серии тех же мегапроектов, которые наш президент упорно пытается реализовать. У этой инициативы есть одно существенное отличие – она практически не встречает сопротивления, только поддержку. Она увязает и растворяется в многочисленных соглашениях, протоколах различных комиссий, тонет в бумажном море.

[inc pk='2143' service='media']

История этого интеграционного проекта фактически началась еще в 1993 году, когда Казахстан, Киргизия и Узбекистан создали организацию под названием Центральноазиатский союз. В 1998 году к ним присоединился Таджикистан, а организация была переименована в Центральноазиатское экономическое сообщество (ЦАЭС). Она имела межгоссовет на уровне президентов, советы премьер-министров, министров иностранных дел и обороны, а также исполнительный комитет – постоянно действующий рабочий орган межгоссовета. 28 февраля 2002 года в Алматы президенты четырех центральноазиатских государств признали ЦАЭС неэффективным и подписали Договор об учреждении организации Центральноазиатское сотрудничество (ОЦАС). ЦАЭС и все ее институты были ликвидированы. А 25 января 2006 года в Минске был подписан протокол об интеграции ОЦАС в ЕврАзЭС.

Насколько эффективным будет предложенный Нурсултаном Назарбаевым союз центральноазиатских государств? Все зависит от того, с какой целью он создается. Казахстанский президент обозначил эту цель достаточно размыто – интеграция. Но полноценная экономическая интеграция в том виде, как ее определяла когда-то ЦАЭС (создание общего рынка товаров, услуг и капиталов), представляется маловероятной. Александр Князев говорит: «Не удивлюсь, если через месяц-другой никто об этом не будет и вспоминать. Такого рода инициатив в разных форматах за постсоветское время в регионе было очень много. Не думаю, что такой альянс способен оказаться жизнеспособным. Слишком разновесные участники, слишком много других интересов».

Другое дело, если фактически создается механизм, открывающий двери казахстанским инвестициям. Депутат жогорку кенеша Мурат Жураев, отвечая на вопрос киргизского информагентства «АКИpress» о том, не станет ли Киргизия провинцией Казахстана, ответил так: «Провинции не будет однозначно. Конечно, будет какая-то экономическая зависимость. Но это, я считаю, даже лучше, чем жить в таком хаосе. Кроме того, мы и сейчас живем в экономической зависимости, а этом случае мы будем экономически зависеть не от США или еще кого-то, а от братского нам народа. Я очень рад, что так происходит.

Я бы хотел объяснить, почему возникает экономическая зависимость. В случае создания подобного союза начнется вливание инвестиций под гарантии наших законов. Это первая ступень, президент Назарбаев дает команду, чтобы казахские бизнесмены инвестировали в Киргизию. А результатом этого станет развитие наших заводов, Иссык-Куля. Взамен – определенный контрольный пакет будет за Казахстаном».

Такая трактовка союза выглядит более правдоподобной, хотя образ Нурсултана Назарбаева, отдающего команду казахстанским бизнесменам, не вполне соответствует реальности. Если бы все было так просто, в Казахстане государственно-частное партнерство уже давно бы процветало. Скорее речь идет о том, что президент сыграл роль тарана (для нашего бизнеса) и политической поддержки (для Курманбека Бакиева). После этого в игру вступит правительство (включая «Самрук» и «Казыну»), которое должно будет обеспечить открытость киргизского рынка не на политическом, а на юридическом уровне.

Киргизский президент, говоря о союзе центральноазиатских государств, даже не стал произносить обычных в таких случаях слов о равноправном и взаимовыгодным сотрудничестве, ограничившись заявлением: «Киргизия – небольшая республика и создание данного союза будет способствовать улучшению ее экономических связей». Он также отметил, что «создан необходимый инструментарий для развития двусторонних отношений». Под инструментарием, видимо, он подразумевал Высший межгосударственный совет Казахстана и Киргизии, а также совет министров иностранных дел двух стран. Кроме того, в ходе визита на правительственном уровне было подписано соглашение о создании международных центров приграничного сотрудничества «Аухатты-Кен-Булун» и «Айша биби – Чон-Капка». А министры иностранных дел подписали соглашение о взаимном признании туристических виз, выдаваемых гражданам третьих государств, в ряде приграничных областей.

Уже в мае в Бишкеке запланирован крупный экономический форум во главе с премьер-министрами двух стран. Мурат Жураев о целях этого форума высказался весьма точно: «Нурсултан Назарбаев сказал, что в конце мая этого года состоится встреча бизнесменов, где их сторона выставит конкретные условия, на которых их капитал придет в Киргизию. Если им не нравятся эти законы, они скажут, какие законы им нужны».

Все на продажу

Вообще-то пожелания казахстанской стороны уже были озвучены в ходе визита Нурсултаном Назарбаевым: «Я советую просто из своего жизненного опыта, опыта Казахстана, чтобы киргизская экономика наконец-то полностью стала на путь приватизации». Прозвучали и претензии: «К вам наши приходят, вкладывают деньги, но потом почему-то у них лицензию отбирают, ибо законы не работают. Мы хотим построить короткую дорогу из Казахстана на Иссык-Куль, но вопрос нашей собственности, которая есть в этом регионе, никоим образом не решается, парламент до сих пор не ратифицировал договор о границах. И все это вызывает недоверие».

В Бишкеке к совету прислушались, и реакция киргизской стороны не заставила себя долго ждать. Уже в начале мая Министерство финансов Киргизии сообщило, что в 2007 году правительство намерено ускорить приватизацию стратегических предприятий. В качестве первого шага будет предпринято первичное публичное размещение акций (IPO) ОАО «Кыргызалтын», крупнейшей золотодобывающей компании, принадлежащей государству. В этом году планируется провести конкурсы по продаже акций ОАО «Кыргызтелеком» и «Айыл банка».

Минфин Киргизии заявил о необходимости активизировать работу для принятия изменений в закон «Об особом статусе каскада Токтогульских гидроэлектростанций и национальной высоковольтной линии электропередачи», выведя из-под его действия Камбаратинские ГЭС-1 и ГЭС-2. Намечено также создание конкурентной среды в монополизированных секторах экономики и благоприятного инвестиционного климата для привлечения инвестиций на приватизируемые предприятия, оздоровление неплатежеспособных хозяйствующих субъектов, совершенствование законодательной и нормативно-правовой базы.

Стоит особо отметить, что все грядущие перемены изменят положение не только казахстанских, но и всех иностранных инвесторов, в том числе российских. А потому спекуляции на тему, не вызовет ли создание казахстанско-киргизского союза ревность и подозрения у Москвы, в действительности лишены оснований, особенно учитывая сугубый прагматизм нынешней кремлевской администрации.

Равнение на Казахстан

Комментируя ситуацию в Киргизии, Нурсултан Назарбаев был предельно откровенен. В своем интервью киргизскому телевидению он сказал: «Если на сегодняшний день годовой доход одного гражданина Киргизии составляет 180 долларов, то у казахов около 6 тысяч долларов. Вы сами видите, какая разница. По-моему, большинство граждан Киргизии живут плохо. Безработица на высоком уровне. Нужны средства для содержания семьи, дать образование детям. Сталкиваясь с такими проблемами, граждане вынуждены уезжать из страны на заработки. Возникает вопрос, зачем таким бедным людям заниматься политикой?» Впрочем, тут же уточнил: «Любой путь, который выберет Киргизия, мы будем уважать. События, которые здесь происходят, это ваши внутренние дела».

Курманбек Бакиев поддержал казахстанского президента: «Сегодня и правительство, и жогорку кенеш должны заняться решением экономических вопросов и продвигать страну вперед. Почему Казахстан быстро развивается? Потому что президент, правительство и парламент с самого начала занимались экономикой. А в Киргизии все 15 лет занимаются исключительно политикой. В результате мы имеем то, что имеем. Пора остановиться. Если кто-то думает о своем народе, он должен заниматься экономикой».

Выступая на пресс-конференции по итогам переговоров, г-н Назарбаев фактически повторил свой тезис о том, что демократия и сильная власть – не антиподы: «Демократия может быть только там, где есть стабильность, когда народ хочет жить в мире друг с другом».

По мнению Александра Князева, «нестабильность политическая во многом связана с ситуацией социально-экономической. Приток казахстанского капитала мог бы повлиять на устойчивость позиций Бакиева в том случае, если бы этот приток произошел столь весомо, что мог бы быстро сказаться на реальном уровне жизни хотя бы какой-то значительной части общества. Так не бывает. Поэтому пока важнее та политическая поддержка, которую президент Казахстана оказывает киргизскому коллеге даже самим фактом визита».

Наверное, не все обрадуются тому, что эпоха революционной романтики закончится, восторжествуют прагматизм и стабильность. Что душа «тюльпановой революции» будет раздавлена тушей фондового рынка. Публичные акции протеста сменятся публичным размещением акций. Возможность обращаться к президенту и премьеру с дерзкими обращениями типа «выходи, подлый трус!» сменится возможностью обладания акциями «Кыргызалтын» или даже какого-нибудь «КырКазАлтын». А риск быть арестованным полицией или избитым протестующими сменится риском биржевых спекуляций.

Что ж, Казахстан при всех своих инвестиционных возможностях выбор за киргизский народ сделать не может. Но позиции свои он наконец-то обозначил. И можно быть уверенным в том, что в августе на саммите ШОС в Бишкеке ситуация будет намного более стабильной, чем сегодня, во многом благодаря этой позиции.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?