Силы на исходе!

Падение доллара относительно тенге, видимо, продолжится. Но факторы, способствующие укреплению казахстанской валюты, ослабевают, а вероятные перемены на мировом валютном рынке со временем могут привести к ослаблению тенге

Силы на исходе!

Укрепление национальной валюты Казахстана уверенно продолжается. Еще в январе средний курс Национального банка составлял 125,74 тенге за доллар, а в апреле – уже 122,19 тенге. В конце апреля – начале мая курс все чаще достигал 118–119 тенге за доллар. Прогнозы же Нацбанка, опубликованные в конце прошлого года, предполагали достижение отметки 117 тенге в 2007 году.

Безусловно, в нашей стране уже несколько лет действуют факторы, которые ведут к укреплению национальной валюты. На первый взгляд в этом году повторяется прошлогодний сценарий. Когда наблюдалось снижение курса доллара весной и летом, а затем в конце 2006 года произошла резкая коррекция и ослабление тенге. Однако по итогам 2006 года курс в любом случае снизился. В начале года курс составлял примерно 133 тенге за доллар, а закончился год, даже с учетом некоторого ослабления тенге, на отметке 125. В этом году коррекция осенью также может иметь место, что неизбежно после долгого падения доллара. Но насколько она будет сильна, если учесть приток на рынок новых спекулянтов, и как скоро долгосрочный тренд укрепления тенге может изменить направление?

Сильные слабеют

«Я думаю, в Казахстане растет привлекательность тенге, что видно по депозитной базе. Сейчас более половины депозитов перешло в тенге», – считает Ерке Нуркенов, исполнительный директор Kazkommertsinvest.

Среднегодовой курс доллара в 2003 году составлял 149,6 тенге, а в 2006-м снизился до 126,8, т.е. тенге укрепился почти на 18%. В первом полугодии 2007-го тенге укрепился на 11,4% и составил 118,6 тенге за доллар.

«В Казахстане укрепление национальной валюты происходит с 2003 года. В конце декабря 2002 года был пик, курс тогда составил 155 тенге за доллар, с тех пор вот уже четыре года он падает и в настоящий момент достигает в среднем 117 тенге, – говорит Исагали Конысбаев, заместитель председателя правления АО «Сентрас Секьюритиз». – Здесь стоит отметить, что в последние 1–1,5 года причины девальвации доллара по отношению к тенге несколько изменились».

Изначально главным фактором укрепления тенге был положительный внешнеторговый баланс Казахстана. При небольшом внешнем долге превышение экспорта над импортом стало быстро наводнять казахстанскую экономику иностранной валютой. А нарастающие объемы экспорта, растущие цены на нефть и не столь значительный рост импорта все сильнее ускоряли появившуюся тенденцию и увеличивали сальдо по торговому счету.

«Экспортеры повлияли на сильное падение доллара и в начале этого года, – говорит Ерке Нуркенов. – В прошлом году цена на нефть снижалась, и я думаю, они придерживали часть добытой нефти и не продавали ее. За первый квартал нынешнего года экспорт нефти увеличился значительно, но добыча не увеличилась, что и сказалось на падении доллара в начале года».

Укрепление тенге привлекло в Казахстан много иностранных инвесторов. Тем самым они еще дальше подтолкнули доллар к падению, поскольку начали продавать валюту против тенге. Позже инвесторов заинтересовали и наши долговые инструменты. Казахстанские компании и банки начали активно привлекать за границей огромные суммы денег, которые также входили в экономику, в результате укрепление национальной валюты продолжалось. «В итоге оказалось, что за прошедший год внешний долг Казахстана вырос с 40 млрд долларов более чем до 70 млрд – это весьма серьезный рост. Если ВВП Казахстана составляет примерно 70 млрд долларов, то оказывается, что внешний долг составляет столько же, сколько экономика в принципе производит», – говорит г-н Конысбаев.

Но теперь появилась другая проблема – по внешнему долгу нужно платить, по заимствованиям нужно выплачивать проценты. Появился фактор, создающий отток иностранной валюты. «И получилось, что этот положительный внешнеторговый баланс сейчас практически полностью компенсируется оплатой внешнего долга. А факторы, которые ранее двигали курс тенге вверх, уже не являются столь преобладающими. По этому каналу долларов уже приходит значительно меньше, – считает Исагали Конысбаев. – Дальнейшее укрепление тенге возможно, если банки продолжат активно занимать за границей, но думаю, что государство не позволит им настолько сильно рисковать».

Надо отметить, что приток иностранной валюты в Казахстан через банки занимает лишь четвертое место после экспорта нефти, экспорта товаров и услуг и прямых иностранных инвестиций.

Развитые рынки отличаются от развивающихся в том числе и тем, что развитые страны могут занимать на международном рынке в своей валюте, а развивающиеся этого сделать не могут. У развитых стран нет валютного риска. Если США занимают в долларах во всем мире, то и инвестируют тоже в долларах, и имеют возможность инвестировать в другие валюты и страны, таким образом сдерживая валютный риск. А у таких стран, как Казахстан, Бразилия и т.д., заимствования в одной валюте, а инвестирования в другой, национальной, – это и создает большой валютный риск. В результате выходит, что Америка при понижении курса доллара получит больше средств от своих инвестиций, а Казахстан выгодность своих инвестиций при том же процессе будет терять. Из этого можно сделать вывод: повышение внешних заимствований вместе с ослаблением национальной валюты в нашей стране ни к чему хорошему не приведет.

«Поэтому государство сейчас будет ставить максимальное количество ограничений, чтобы заимствования за границей не делались в больших количествах, так как это создает дополнительные валютные риски, – говорит Исагали Конысбаев. – Следовательно, второй канал поступления валюты – счет капитала – привлечение долгосрочных внешних заимствований нашими компаниями в какой-то степени уменьшится и, вероятно, потеряет свою актуальность».

Цена инвестиционной привлекательности

Но остается третий канал, который, помимо прочего, влияет на колебания курса как таковые, – прямые иностранные инвестиции в Казахстан.

В нашу страну поступает два вида таких инвестиций. Во-первых, прямые долгосрочные инвестиции. Они появляются в виде долларов и евро, которые продаются и входят в экономику в качестве тенге. Такие инвестиции остаются здесь на 3, 5, 10 и более лет. Данный фактор сказывается на укреплении тенге, но не сказывается на сильных колебаниях курса. Приток стабилен и предсказуем в связи с тем, что международные компании быстро не меняют своих долгосрочных проектов. Они несколько лет изучают рынок и при начавшемся процессе инвестирования уже не будут смотреть на краткосрочные колебания цен на нефть, на курс доллар/тенге, на кризисы в банковской сфере – они решили инвестировать, и им мало что помешает.

Во-вторых, портфельные инвестиции. Здесь речь идет в основном о среднесрочных проектах по инвестированию в фондовый рынок, облигации и т.д. Такие инвесторы быстро уходят с рынка при первых проявлениях его слабости и также быстро возвращаются при наметившихся положительных тенденциях. Этим они создают мощные колебания курса валют. Но в силу таких причин, как малая ликвидность фондового рынка, таких инвесторов не очень много.

В последние полтора года в нашей стране появляется новый класс инвесторов, так называемые хедж-фонды – охотники за быстрыми деньгами, которые играют на укрепление курса тенге. Управляющие хедж-фондов получают вознаграждение в виде процентов от прибыли, отсюда и стремление хедж-фондов заработать на любой, даже самой рискованной операции. В настоящий момент активная спекулятивная деятельность хедж-фондов является главным источником нестабильности мировых финансовых рынков. Зачастую лишь слухи о том, что какой-то крупный хедж-фонд начал проводить широкомасштабные операции на рынке некоторого товара, способны сильно «качнуть» рынок в ту или иную сторону. «В Казахстане хедж-фонды даже не инвестируют в акции, им достаточно государственных ценных бумаг и депозитов, которые имеют сравнительно невысокую доходность. Доходность не главное, такие инвесторы ждут укрепления курса тенге – затем резко выходят с рынка. Такие «быстрые деньги» создают достаточно большую волатильность курса в последнее время, – заметил г-н Конысбаев. – Программа Казахстана на открытость, подразумевающая свободный вход и выход денежных средств на рынке, связывает руки государственным органам и обеспечивает беспрепятственную работу хедж-фондов, количество которых в мире и в Казахстане продолжает расти. 5–6 лет назад хедж-фонды в мире оценивались в 600 млрд долларов, потом это был уже 1 трлн, а сейчас более 1,5 трлн. Достаточно 1–2% от этой суммы прийти в Казахстан, и они создадут огромные колебания курса. Скорее всего, именно из-за этого за последний год возникают большие колебания доллара по отношению к тенге».

На информации о возможных изменениях курса иностранный и наш спекулятивный капитал начинают двигать курс из одной крайности в другую. В долгосрочном периоде влияние спекулятивного спроса невелико – примерно 10%, а в краткосрочном, возможно, и 50–70%. Долгосрочные инвестиции задают тенденцию, а спекулянты ее усиливают.

Профицит баланса и заимствования отходят на второй план, отдавая первенство различным инвесторам.

Мировые инвесторы начинают терять интерес к развитым странам и все активнее интересуются развивающимися рынками. Однако инвестиции и источники поступления валюты играют положительную роль в укреплении национальной валюты до того момента, пока растут, когда же останавливаются, то сказываются уже негативно на росте курса. Инвестиции должны возвращаться, инвесторы хотят получать дивиденды, а это уже отток валюты из страны.

Присутствовать и контролировать

Конечно, Национальный банк может сдерживать курс от сильного укрепления тенге, учитывая, что прогноз на этот год 117 тенге за доллар. Но нужно учитывать и правила формирования нацфонда. Экспортные компании получают доходы в долларах, потом продают их в Казахстане, получают тенге и делают отчисления в национальный фонд. Для формирования резерва полученные тенге Нацбанк должен конвертировать снова в доллары. Этот круговорот может поддерживать ослабление тенге.

«В конце прошлого года курс искусственно сдерживали достаточно долгое время, в течение двух-трех месяцев, и только в последние дни уходящего года было допущено укрепление тенге Национальным банком, – говорит Ерке Нуркенов. – Это было связано с тем, что был пересмотрен механизм конвертации и использования денег национального фонда. Затем Нацбанк ужесточил нормативы заимствований банков второго уровня, что также повлияло на валютный рынок, и курс тенге немного ослаб».

Недавно Нацбанк объявил, что должен купить более 1 млрд долларов в нацфонд, что позволило участникам рынка ожидать краткосрочного падения тенге и играть на этом, раздувая временное движение тренда своими спекуляциями.

«Есть и другой фактор, сыгравший роль в конце прошлого года, когда доллар начал расти. В 2002–2003 годах население, пенсионные фонды и подобные игроки имели в своих портфелях очень большую долю долларов, т.е. было что-то, что можно продавать. Когда люди думали, что тенге будет укрепляться, они продавали доллары. Из-за этого укрепление тенге было быстрым. Но чтобы тенге укреплялся, нужно, чтобы кто-то его покупал и продавал доллары, а ресурсы уже иссякли. Раньше это было население, пенсионные фонды, компании, а сейчас этого фактора уже нет, поэтому мы ожидаем, что укрепление тенге будет медленным. В конце 2006 года как раз и оказалось, что тенге покупать некому», – считает г-н Конысбаев.

Как гласит известная на Wall Street поговорка: «Для того чтобы цена росла, нужно покупать, а падает она под своим собственным весом».

При понижении национальной валюты растут доходы отечественных экспортеров и повышается привлекательность экспорта как такового, растут цены на импорт, что создает дополнительное инфляционное давление на экономику, делает более дорогими ресурсы, но также и увеличивает перспективы отечественных производителей. Дорогой импорт создает благоприятные условия для развития своего производства.

При росте тенге все происходит с точностью до наоборот. Главное конкурентное преимущество отечественных товаропроизводителей – низкая цена – сводится к нулю. В то же время дешевый импорт привносит на рынок доступные товары и ресурсы для потребителей и экономики в целом.

Стоит отметить, что наш основной экспорт – это нефть, и если сравнить колебания курса тенге и колебания цен на нефть, можно увидеть, что курс играет здесь весьма незначительную роль. Все-таки главным риском для экспортеров является не курс, а цена на их товар.

«Укрепление тенге создает более выгодные условия по многим направлениям и именно по внешним заимствованиям, – считает Исагали Конысбаев. – Если будет резкое ослабление тенге, то коммерческим банкам и компаниям будет тяжело возвращать проценты по долгам и сами долги, потому что их стоимость резко увеличится. Это и есть валютный риск».

Укрепление тенге также не дает инфляции быстро увеличиваться, в частности за счет уменьшения цены импортных товаров. Если ослабление тенге будет сопровождаться бурным ростом экономики, это будет создавать дополнительное инфляционное давление.

Как отмечалось в предварительных выводах миссии МВФ в Казахстане: «Номинальное укрепление тенге будет способствовать сдерживанию инфляционного давления. Основные экономические показатели и радикальное улучшение условий внешней торговли Казахстана за счет высокой цены на нефть действительно указывают на неизбежность значительного укрепления реального обменного курса в долгосрочной перспективе. Ограничение номинального укрепления тенге при таких обстоятельствах приведет к повышению темпов инфляции, как наглядно свидетельствует опыт прошлого года; это повышение будет трудно остановить, и оно в конечном счете окажет более сильное отрицательное воздействие на экономику». В связи с чем МВФ рекомендовал Нацбанку не вмешиваться в курс и не ограничивать его падения.

В выводах говорится, в частности, о необходимости дальнейшего ужесточения денежно-кредитной политики Нацбанка, т.е. повышения резервных требований к банкам, увеличения разницы между требованиями в отношении внешних и внутренних обязательств, повышения процентных ставок и т.д. Рост ставок может вызвать новый приток капитала в страну, но повышение резервных требований банка значительно ослабит влияние этого фактора.

В то же время главным инструментом для борьбы с инфляцией предлагается укрепление тенге. По мнению миссии МВФ, высокая инфляция, вызванная ограничением падения иностранных валют на казахстанском рынке, скажется на отечественных производителях хуже, чем низкие цены на импортные товары.

Например, Центральный банк Армении тоже использовал значительное укрепление курса национальной валюты, но это не привело к ухудшению счета текущих операций платежного баланса. Хотя имело место незначительное снижение экспорта. Денежные агрегаты росли при контролируемой, относительно невысокой инфляции и жесткой бюджетной политике.

«В конце прошлого года после заявления МВФ и Нацбанка о том, что курс больше не будет поддерживаться, они просто ушли и рынок резко обвалился без поддержки, – говорит Ерке Нуркенов. – Потом они осознали, что это неправильно, и опять начали его поддерживать – рынок скорректировался, и курс тенге несколько упал. Поэтому я считаю, что Нацбанк все еще будет как-то влиять на курс в этом году».

Глобальный тренд

«Курс доллара на мировых рынках находится под давлением уже достаточно долгое время, т.е. мы можем говорить, что доллар продают глобально, – рассказывает Евгений Слесарёв, региональный директор компании FIBO Group. – Некоторые даже говорят, что пришла эра евро. С момента появления единой европейской валюты стало проявляться доверие инвесторов к этой валюте, началось перекладывание каких-то активов. Года полтора мы наблюдаем достаточно сильное падение американского доллара, а евро вышло на свои исторические максимумы, британский фунт также подошел к одной из верхних границ».

Сейчас в мире активно идет процесс пересматривания валютных корзин, уходят от долларовой корзины и приходят к мультивалютной, когда запасы государства исчисляются не только долларами, но и евро, фунтами и т.д.

Основные фундаментальные причины падения доллара против основных мировых валют проявились в 2006 году. Новый глава федеральной системы США Бен Бернарке перестал увеличивать процентные ставки, это привело к уменьшению вливания спекулятивного капитала в экономику Соединенных Штатов.

Тем временем в американской экономике наблюдается рост инфляции, которую сдержать такими методами все равно не удается. Наблюдается замедление темпов развития экономики США. «В первом квартале 2007 года экономика США выросла всего на 1,3% – это достаточно низкая цифра для Америки. Раньше рост у них был на уровне 2–2,5% ВВП. И некоторые аналитики прогнозируют пересмотр этой величины до 0,7%», – говорит Евгений Слесарёв.

В начале 2005 года привлекло к себе внимание высказывание предыдущего главы ФРС США Алана Гринспена, он сказал о том, что экономика США стоит на пороге рецессии. И первым шагом этой рецессии, по его мнению, будет обвал рынка недвижимости в Соединенных Штатах. И мы это увидели буквально через две недели. Сразу несколько крупных ипотечных агентств США объявили о своем банкротстве, наблюдался кризис невыплат по недвижимости – все это не могло не создать напряженности. Остальная американская статистика, выходящая позже, также показывала ухудшение ситуации в экономике. «Единственная вещь, которая пока поддерживает и ожидания игроков, и, может быть, американскую экономику, – рынок труда, – считает господин Слесарёв. – Уровень безработицы в США – 4,4%, есть некоторые опасения увеличения этой цифры до 4,5%, но это пока не критично. Тем не менее, по оценкам специалистов, рынок труда – это всегда запаздывающий индикатор. Вполне возможно, что экономика начинает стагнировать, а рынок труда еще живет по привычке. Волнения могут начаться уже во втором квартале 2007 года, и тогда мы поймем, что в Америке действительно все плохо».

Сюда нужно добавить и огромный дефицит торгового баланса (об этом говорят на протяжении 4–5 лет), Америка только увеличивает дефицит, и тут вина, вероятно, все той же растущей цены на нефть.

В принципе, США давно живут с дефицитом внешнеторгового баланса, но сейчас мы видим его резкое увеличение, а также снижение притока инвестиционного капитала, который раньше перекрывал этот дефицит. Фактор, еще привлекающий иностранных инвесторов, – хороший растущий фондовый рынок. Но Доу-Джонс находится на своих исторических максимумах и уже установил новые, индекс широкого рынка SMP500 тоже подходит к своим верхним пределам, теперь должна наблюдаться какая-то коррекция – все это вновь вызывает опасения мировых инвесторов и влияет на их желание деньги все-таки изымать.

Кроме того, в мире наблюдается процесс перетекания капитала. Когда берется кредит в низкодоходной валюте, например в японской иене, где процентная ставка 0,5%, и перекладывается в деньги более доходные, где процентная ставка выше. Если говорить о процентных ставках, то вроде бы Соединенные Штаты выигрывают. Процентная ставка в 5,25% в любом случае больше, чем в еврозоне, где она составляет 3,75%. Но из-за нестабильности в США капитал перетекает в евро, в британский фунт, а увеличение процентных ставок в Европе лишь подстегнуло этот процесс. Крупные мировые инвесторы предпочитают перекладывать деньги в европейские активы, избегая США.

«Америка где-то загнала себя в ловушку тем, что пошла на снижение курса национальной валюты, отказавшись от политики сильного доллара, – говорит Евгений Слесарёв. – Это делается только с одной целью – поддержать собственного производителя. Удешевление национальной валюты приводит к развитию экспорта. Но производитель давно весь выехал в Китай, Мексику, Бразилию и т.д. Кого же теперь поддерживает американская экономика? Если экономика держится в основном на инвестиционных потоках, на привлечении инвестиционного капитала, то валюта должна оставаться сильной. А отток инвестиционного капитала всегда приводит к замедлению экономики – это закономерный процесс».

Процесс ослабления экономики Соединенных Штатов начался с приходом к власти Джорджа Буша, т.е. уже седьмой год, и седьмой год можно наблюдать замедление в развитии экономики этой страны. При его предшественнике Клинтоне политика была направлена на внутренний рынок, соблюдались основные принципы, по которым жила американская экономика, принцип привлечения инвестиционного капитала. «С приходом Буша мы наблюдаем, в частности, такие процессы, как удорожание нефти, – рассказывает г-н Слесарёв. – Нефть, как кровь экономики, дорогая нефть невыгодна никому. Я не говорю про Казахстан, скорее про развитые страны. Удорожание нефти началось с ближневосточных кризисов, а они начались с приходом г-на Буша».

Вместе с Бушем пришел министр финансов Джон Сноу, который заявил примерно следующее: «Я поддерживаю политику сильного доллара, но сила доллара должна определяться рынком». С тех пор стало понятно, что доллар не будет поддерживаться новой администрацией, как это было ранее – политика изменилась. Сноу в принципе поддерживал лобби отечественных производителей. Они бы, конечно, хотели завоевания новых рынков, и в этом смысле слабый доллар был бы выгоден. Но производств в Америке очень и очень мало. Америка – это экономика сферы услуг, а сфере услуг все равно – дорогой доллар или дешевый.

Впрочем, Исагали Конысбаев считает, что низкий курс доллара может быть выгоден США: «Если они занимают в своей собственной валюте, то могут как-то влиять на внешний долг. Понижение курса доллара означает понижение долга США. Деньги приходят в долларах, а больше половины из них инвестируется в иностранные валюты по всему миру. Исходя из этого, можно утверждать, что ослабление доллара для них имеет свои плюсы». Специалисты «Сентрас Секьюритиз» прогнозируют корректировку доллара по отношению к евро до отметки 1,25, а затем ожидается продолжение восходящего тренда до 1,40 доллара за евро и более.

Все может поменяться

«Последний месяц на рынке наблюдается коррекция доллара. Рынку нужно освежиться, зафиксировать часть прибыли и дальше смотреть на развитие событий, – говорит Евгений Слесарёв. – Сейчас май, а дальше три летних месяца – стандартное затишье на мировых рынках. Вполне возможно, что валюты сейчас встанут в каком-то узком коридоре и простоят так в течение этих трех месяцев. С приходом осени опять начнутся какие-то новые тенденции, а за это время произойдут какие-то экономические преобразования, кто-то поднимет процентные ставки, кто-то нет. Если мы говорим о единой европейской валюте, то нас ждет очередное увеличение процентных ставок буквально на следующем заседании, которое также приходится на летние месяцы. А в США пока поднятия процентных ставок не ожидается – это все будет давить на американскую валюту. Мы можем сказать, что эта неделя будет показательной, потому что выходит отчет по инфляции в США. Если инфляция не останавливается и продолжает расти, значит, не все хорошо в американской экономике. Растет инфляция, а удерживать ее нечем, они не могут поднимать процентные ставки».

Если к власти на американских президентских выборах придут демократы, а это весьма вероятно, то велика вероятность увидеть и укрепление американского доллара. С началом предвыборной гонки уже будет идти пересмотр мировыми инвесторами своих позиций на рынке. Евгений Слесарёв считает, что этот процесс может начаться уже этой осенью.

Отказ от действий на Ближнем Востоке приведет к падению стоимости нефти. Соответственно, если нефть подешевеет – снизится торговый дефицит США, и это благоприятно скажется на всем состоянии экономики. Это все глобальные перспективы, которые говорят, что доллар может укрепиться. «Если мы говорим в перспективе года, то, наверное, больше шансов за то, что доллар будет укрепляться, чем за то, что он будет падать. Можно говорить, что доллар достиг своего дна, какие-то еще колебания возможны, но в дальнейшем в течение двух лет мы вполне можем увидеть рост американской валюты», – говорит г-н Слесарёв.

То, что Конгресс США в настоящий момент не поддерживает Буша, уже частично служит поддержке доллара. Дополнительные расходы на Ирак, которые запрашивает американский президент, – это все дополнительные средства из бюджета, средства, которые не пойдут на развитие экономики, а пойдут на войну.

«Если доллар укрепляется за рубежом, постепенно он будет укрепляться и в Казахстане. Есть только краткосрочные колебания доллара, которые у нас практически не видны, но падение доллара оказывает давление и в нашей стране, – считает Ерке Нуркенов. – Все ждут прихода демократов, и если глобальное движение доллара начнется на укрепление, это затронет все: и мировую экономику, и рынки ресурсов. Скажется это и на нашей стране. Могут даже возникнуть предпосылки некоего кризиса, так как если произойдет резкое падение цены на нефть и будет наблюдаться резкий рост доллара – это крайне негативно скажется на отечественной экономике. Другое дело, если этот процесс будет происходить постепенно, тогда по крайней мере кризиса можно будет избежать».

Пока сложно предсказывать дальнейшее движение курса тенге по отношению к доллару. Как считает Исагали Конысбаев, «в связи со сложившимися обстоятельствами можно утверждать, что самая быстрая часть роста тенге прошла. Но все же курс с большими колебаниями будет падать, однако в ближайшее время возможно укрепление тенге. И многие брокерские компании, которые ведут анализ по Казахстану, прогнозируют укрепление курса до 117 тенге, а потом его ослабление до 130, и уже в этом году». Но в 2008–2009 году, когда еще более ослабнут факторы укрепления тенге в нашей стране и, вероятно, наметятся тенденции роста доллара на мировых рынках, возможно изменение движения курса USD/KZT в Казахстане.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности