Медиация – основа гражданского общества

Один из важных шагов к совершенствованию правовой системы – законодательное закрепление медиации. В демократическом обществе должны функционировать структуры, которые выполняли бы роль посредничества между гражданами, социальными группами и государством

Медиация – основа гражданского общества

Просто фасадный набор общественных организаций и политических партий не означает наличия в стране демократии и гражданского общества. Главное, чтобы они выполняли функцию медиации. Если же они ее не выполняют, то вряд ли общество может называться гражданским. Медиация – важнейший критерий развития демократии. Что такое медиация в самом широком смысле? Умение договариваться, приходить в спорах и конфликтах к консенсусу, решению, взаимовыгодному обеим сторонам. В основе теории общественного договора, придуманной философом эпохи Просвещения Т. Гоббсом для объяснения возникновения общества и государства, лежит не что иное, как медиативная модель. Люди формируют сообщества для удовлетворения своих интересов, которые, действуя в социальной среде, выполняют функцию медиации, информируя общество и государство об интересах этой социальной группы и лоббируя их во властных структурах. Насколько та или иная организация действенна – следует рассматривать на конкретных примерах, демонстрирующих эффективность ее работы с точки зрения медиации.

Основная задача медиации не в том, чтобы определить правого и виноватого в конфликте, а в том, чтобы привести стороны к консенсусу

Учитывая естественную, стихийную роль медиации в социальных процессах, она всегда присутствовала в тех или иных формах в жизни общества. Но более важно то, насколько она сможет обрести развитые, легитимные, институциональные формы. На это уже нужно время, нужна история становления политической и правовой культуры. Если модель социально-политического устройства страны основана на медиации, значит, в обществе хорошо развиты гражданские институты. В таком обществе разнообразные социальные группы, существующие в разных условиях и сталкивающиеся с разными проблемами, для их решения прибегают к взаимодействию и согласованию интересов как внутри самих групп, так и между ними и государственными структурами. Модели социального взаимодействия, существовавшие на протяжении социальной истории, отличаются друг от друга. В тоталитарной или авторитарной моделях правления много государства и мало гражданского общества, оно разобщенное и слабое. В странах с более демократической моделью государство выполняет роль «ночного сторожа», оно делегирует свои функции сильным гражданским структурам, выстраивающим взаимоотношения между собой, а государство мало в это вмешивается, выполняя роль наблюдателя и только в крайнем случае – арбитра и регулятора.

Общество и правосудие

Осознав эти глубинные социально-политические аспекты, можно перейти к более конкретным проявлениям медиативных форм в области законодательства, права и судебной практики. Применительно к правосудию институты гражданского общества у нас пока развиты очень слабо.

Государственные органы всегда неохотно допускали представителей общественности к осуществлению правосудия. Стороннее влияние на один из важнейших механизмов власти чревато для государства утратой лидирующего над обществом положения, утратой независимости от него. Тем не менее на протяжении истории удалось выработать легитимные формы общественного участия в правосудии. Например, еще в советское время имел место институт общественного обвинения и общественной защиты. Но он был скорее декоративным, нежели неэффективным, поскольку функционировал в тоталитарных условиях. Народные заседатели, выдвигавшиеся общественными объединениями и трудовыми коллективами для участия в рассмотрении гражданских и уголовных дел, получили в народе издевательское прозвище «кивалы» за свою соглашательскую с председательствующим позицию.

Другая форма общественного участия – суд присяжных, но и у него есть свои недостатки. Прежде всего, это усложненность и длительность разбирательства и его дороговизна. На Западе от него фактически отказались. Число судебных дел, разрешаемых в подобном порядке, в ХХ веке резко сократилось. А на родине суда присяжных, в Англии, дела таким образом рассматриваются теперь крайне редко. В Казахстане в прошлом году суд присяжных из 11 заседателей был введен для рассмотрения уголовных дел, предусматривающих наказание в виде смертной казни. На учреждение этого института из республиканского бюджета потребовалось около 4,8 млрд тенге.

Третейские суды – более удачный пример разрешения споров. Выбираемые самими контрагентами, они авторитетны и компетентны в сфере предмета спора. Казахстанские третейские суды занимаются в основном разрешением гражданских и хозяйственных дел, споров по договору и не могут рассматривать дела, затрагивающие интересы государства.

Наиболее эффективная форма разрешения как гражданских споров, так и уголовного правосудия – это медиация. Она дает возможность развиваться гражданскому правосознанию, поэтому вполне может восприниматься в качестве института гражданского общества. Медиация как технология и правовой институт приобрела развитые и устойчивые формы на Западе. Суть ее в том, что две конфликтующие стороны могут при помощи профессионального посредника, медиатора, достигнуть согласия, не прибегая к судебным разбирательствам. Причем в отличие от третейского суда медиатор ничего сторонам не диктует и не указывает. Основная задача медиации не в том, чтобы определить правого и виноватого в конфликте, а в том, чтобы привести стороны к консенсусу.

Обрести законный статус

Конечно, можно возразить, что медиация в той или иной форме существовала всегда. В традиционных обществах ее функции выполнял институт старейшин. У казахов уважаемые люди, аксакалы, всегда могли помочь разрешить спор. Криминальный бизнес конца 90-х вел переговоры при посредничестве авторитетов. Да и сейчас в условиях низкой правовой грамотности и неэффективного действия законов подобные разбирательства не редкость. Отсутствие формальных институтов и прозрачных, легитимных правил игры вряд ли могут способствовать установлению справедливости и правосудия для простых граждан. Ведь в стихийном споре правда всегда на стороне богатого и сильного.

Необходимость законодательного закрепления медиации обусловливается прежде всего тем, что, во-первых, только закон сможет способствовать примирению, а наличие императивной нормы пересилит судейско-прокурорское нежелание применять медиацию при рассмотрении уголовных дел. Во-вторых, это обеспечит ее предсказуемость, даст правовые основания для уверенности в выполнении соглашения, в частности, касающиеся компенсационных выплат потерпевшим. В-третьих, медиация будет доступна всем гражданам, а не только тем, которые попали в сферу применения конкретного проекта, этим будет обеспечено конституционное равенство всех граждан перед судом. Соглашение, достигнутое в процессе медиации, порядок решения, сроки рассмотрения дела и выполнения решения должны быть законодательно закреплены в законе и приравниваться к приговору суда.

На данный момент Лига потребителей Казахстана и Международная организация потребителей Consumers International при финансовой поддержке Европейской комиссии реализовала проект «Повышение доступа к правосудию с помощью развития центров медиации и консультирования потребителей». В рамках данного проекта подготовлено 82 медиатора и открыты центры медиации и потребительского консультирования в Алматы, Астане, Атырау и Актобе.

Однако этого недостаточно. Чтобы обращение граждан к посреднику стало нормой жизни, необходимо официально регламентировать его полномочия и обеспечить определенным статусом. Только в этом случае конфликтующие стороны будут уверены, что их соглашение будет иметь такую же юридическую силу, как и решение суда. Но пока в казахстанском законодательстве медиация никак не прописана. Норма о претензионном порядке разрешения споров была упразднена в 2003 году. Сейчас Верховный суд выступил с предложением внести поправки в Гражданский процессуальный кодекс по этому вопросу.

В Казахстане пока медиация развита плохо. В России к ней интерес растет, о нем можно судить уже по числу предложений этих услуг на рынке. Там к посредничеству прибегают в основном для решения коммерческих и корпоративных споров. По оценкам российских специалистов, каждый год медиаторы способствуют разрешению порядка 20 крупных корпоративных конфликтов, замешанных на сотнях тысяч долларов.

«Мы прошли тренинг в Лиге потребителей и пытаемся внедрить медиацию на казахстанской почве. И всегда предлагаем клиентам мирное решение. К нам обращались даже тогда, когда судебное разбирательство уже началось. Урегулировали порядка 50 споров. Основное препятствие для развития медиации в стране – низкая правовая грамотность населения, отсутствие доверия к медиаторам. Сейчас все идут в суд. Перегруженность судей влияет на качество правосудия. Если бы на законодательном уровне был принят указ о досудебном урегулировании споров – это бы значительно повысило качественный уровень делопроизводства», – считает Асель Нургазиева, руководитель центра разрешения конфликтов «НАСТО» в Атырау. Но это палка о двух концах. Медиация, в свою очередь, не может развиваться без адекватной правовой системы, судебно-арбитражного регулирования. Например, в Китае как только «телефонное право», деньги и власть, перестали оказывать значительное влияние на суд, число досудебных разрешений споров резко возросло.

Победное шествие по миру

«Сейчас практика такова, что каждый юрист, прежде чем начинать судебное разбирательство, должен думать о разрешении спора. В США, Великобритании, Австралии медиация прописана в законодательстве и успешно функционирует уже полвека. Она получила распространение и в странах континентального права: Германии, Франции, Бельгии и др. В некоторых странах медиация обязательна. Досудебное разрешение споров стимулируется законодательством. Если адвокат идет в суд и говорит, что противная сторона отказывается от медиации, судья может не присудить ему гонорар за работу. В Великобритании около 50% споров рассматривают в досудебном порядке. В Китае – до 70%. Суд в этих странах предлагает спорящим сторонам сначала пройти медиацию. Если один из спорщиков отказывается, то даже в случае выигрыша его дела в суде он обязан оплатить судебные издержки другой стороне. Медиация гарантирует быстрое разрешение спора и конфиденциальность, что невозможно в судебном рассмотрении дела. Комиссия ООН по правам международной торговли приняла специальные законы в направлении развития медиации. Европейская директива по медиации от ЕС гласит, что поощряет использование медиации в качестве урегулирования споров по гражданским и коммерческим делам в интересах большего доступа к правосудию. Всемирный банк рассматривает разрешение споров и медиацию в качестве важного вспомогательного инструмента обеспечения справедливости правосудия во всем мире. Важно, что медиация транспарентна. Это обеспечивает доступ к правосудию – люди сами могут представлять свои интересы. С одной стороны – крупная компания или правительство, с другой – обычный человек. Адвокаты используют разные фокусы для откладывания слушания. Они могут скрывать информацию, поскольку от этого зависят их доходы. Роль медиатора – помочь маленькому человеку разговаривать с крупной организацией и представителями власти. Она состоит в том, чтобы сбалансировать власть и делегировать полномочия. Если говорить о коррупции, то дать взятку медиатору нельзя, поскольку не он принимает окончательное решение. Если сторона не согласна – она встает и уходит. Это делается добровольно», – рассказывает международный эксперт, директор Центра эффективного разрешения споров по развитию Азиатского региона Дэниэл Макфадден.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?